Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Четверг, 20.07.2017, 17:48
[] [Форум: главная ·] [ На главную страницу конференции ] [Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Конференция 2010 » Юридический текст. Юридическая техника. » Бушев А.Б. ПОДЪЯЗЫКИ ПРАВА: ПОСТИГАЯ ЮРИДИЧЕСКУЮ ТЕХНИКУ
Бушев А.Б. ПОДЪЯЗЫКИ ПРАВА: ПОСТИГАЯ ЮРИДИЧЕСКУЮ ТЕХНИКУ
000Дата: Четверг, 09.12.2010, 14:45 | Сообщение # 1
Группа: Удаленные





Страница обсуждения доклада Александра Борисовича Бушева
ПОДЪЯЗЫКИ ПРАВА: ПОСТИГАЯ ЮРИДИЧЕСКУЮ ТЕХНИКУ
 
Татьяна0396Дата: Пятница, 17.12.2010, 19:30 | Сообщение # 2
Группа: Пользователи
Сообщений: 9
Статус: Offline
Здравствуйте, Александр Борисович! Ответьте, пожалуйста, что Вы понимаете под неясностью/ясностью терминов? Для кого и насколько должен быть ясен термин?
С уважением, Татьяна Павловна.
 
mlДата: Воскресенье, 19.12.2010, 20:03 | Сообщение # 3
Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Статус: Offline
"Юридическая техника в узком смысле ограничивается вопросами, определяющими или уточняющими условия использования языка права и структуры юридического рассуждения, а также различными техническими приемами, средствами, правилами."

Уважаемый Александр Борисович, хотелось бы уточнить: что Вы понимаете под юридической техникой в узком и в широком смысле?

Давыдова Марина Леонидовна

Сообщение отредактировал ml - Воскресенье, 19.12.2010, 20:06
 
bushevДата: Понедельник, 20.12.2010, 13:01 | Сообщение # 4
Группа: Пользователи
Сообщений: 5
Статус: Offline
Уважаемые коллеги,
заране прошу извинения у тех, кто не получит ответа на мои вопросы - несмотря на то. что я уже участвовал в интернет-конференциях и веду сетевой дневник - интерфейс конференции мне остается не до конца понятным. скажем. как мне адресовать ответ именно тому участнику конференции, который задает мне вопрос - т.е. разместить ответ прямо за вопросом. Мне не ясно.

Вопрос о ясности терминов. Термин неясен может быть для адресата. Но это его проблемы. Малограмотный адресант может использовать термины. которые непонятны ему. Но это его проблемы. Дело не в этом.
ТЕРМИНЫ ПОЛИТОЛОГИИ И ТЕОРИИ ПРАВА ПОТЕНЦИАЛЬНО МНОГОЗНАЧНЫ. Посмотрим на них:гуманитарная катастрофа, демократический режим, правовое государство. гражданское общество, кейнсисанство, либерализм. Это одна из составляющих моей концепции политического дискурса. СЕМАНТИЧЕСКАЯ МНОГОЗНАЧНОСТЬ, НЕЯСНОСТЬ ТЕРМИНОВ. В последние годы появляются работы о многозначности эвфемизов, метафор. оценоки т.д. На мой взгляд, это перспективно обсуждать.

Добавлено (20.12.2010, 13:01)
---------------------------------------------
Вопрос о юридической технике очень хороший. Если смотреть литературу вопроса, то можно получить совершенно разные ответы. На мой взгляд, в широком смысле юридическая техника - это риторика специальности, в том числе устная риторика при выступлении для неспециалистов, и даже эритика. В узком смысле - грамотность технического характера, традиции составления документов, узус, ортология. Извините за краткость, я сам этот вопрос обдумываю.

 
TgubaevaДата: Вторник, 21.12.2010, 00:27 | Сообщение # 5
Группа: Пользователи
Сообщений: 160
Статус: Offline
Уважаемый Александр Борисович, не могли бы Вы назвать два-три имени, у кого читали про юридическую технику? Вопрос этот действительно не имеет однозначного решения, а в последнее время стал "жгуче модным", в самом хорошем смысле... Риторика специальности - да, так можно сказать, с одной оговоркой - к юридической технике обычно относят то, что связано в большинстве случаев с письменными, а не устными текстами.
Благодарю.
Тамара Владимировна Губаева, Казань, филиал Российской академии правосудия.


Сообщение отредактировал Tgubaeva - Вторник, 21.12.2010, 11:14
 
ngolevdДата: Вторник, 21.12.2010, 11:08 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Статус: Offline
Уважаемый Александр Борисович. Вынужден быть решительным оппонентом Вашего тезиса: "Вопрос о ясности терминов. Термин неясен может быть для адресата. Но это его проблемы. Малограмотный адресант может использовать термины. которые непонятны ему. Но это его проблемы". Мне хорошо знакома эта позиция. Она характерна для многих ЮРИСТОВ. Они высказывают ее обычно в кулуарах, при этом наиболее радикальные из них развивают тезис далее (с моей точки зрения, очень логично, скажавши А, говори и Б): тебе не ясен текст закона - это твои проблемы, но помни - незнание (=непонимание) закона не избавляет от ответственности. Если боишься ответственности, то для понимания текста закона всякий раз нанимай адвоката. Комментирую основания моего несогласия. Правовая коммуникация тем самым замыкается в паре "законодательная власть - законоприменительная власть", в которой "народ" непричем. А как же быть с лозунгами типа: право - диалог власти с народом, народ - основной прямой и непосредственный источник власти? А если все-таки народ "причем", то это предполагает другую логику, исходя из тезиса: Закон пишется непосредственно для народа. Только в этом случае народ, каждый его представитель может быть быть законопослушным.
Обращаюсь к Вам, Александр Борисович, как лингвисту. Не могли бы Вы дать определение термину ЯСНОСТЬ термина (текста), употребляемомому Вами? Меня, конечно, интересует главный момент в определении - КОМУ должен быть ЯСЕН термин?


Сообщение отредактировал ngolevd - Вторник, 21.12.2010, 11:14
 
TgubaevaДата: Вторник, 21.12.2010, 11:23 | Сообщение # 7
Группа: Пользователи
Сообщений: 160
Статус: Offline
Николай Данилович, а как же Л.В.Щерба, про язык закона? Не ручаюсь за точность цитаты, но смысл примерно такой - язык сложный, но кому надо, тот перечитает еще и еще раз. Закон пишется для народа, но, тем не менее, это специальное, а не обыденное отражение действительности, невозможное без терминологии. Да и сама жизнь все время усложняется, что и видно по юридическим текстам. А чтобы быть законопослушным, текст закона знать не обязательно - достаточно просто быть нравственно развитым человеком. У права основа нравственная, и тот, кто имеет твердые нравственные убеждения, даже не зная закон, никогда его не переступит.
 
ngolevdДата: Вторник, 21.12.2010, 12:27 | Сообщение # 8
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Статус: Offline
Александр Борисович, все-таки это другой вопрос, далеко не лингвистический: можно ли заменить право моралью (и далее вообще отменить право?). "Кто имеет твердые нравственные убеждения, даже не зная закон, никогда его не переступит". Я имею твердое нравственное убеждение, что того, кто обидит моего друга, надо бить по морде до тех пор, пока он не извинится. Не думаю, что, допустив мордобой, я не преступлю закон.
Я бы хотел вернуться к лингвистике - к смыслу термина "ясность", если сочтете возможным. Заранее благодарен, Н.Д. Голев
 
TgubaevaДата: Вторник, 21.12.2010, 13:48 | Сообщение # 9
Группа: Пользователи
Сообщений: 160
Статус: Offline
А непротивление злу насилием? Да и не преступите, если были в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости...
Николай Данилович, простите, ради Бога, ну не могу я промолчать, не могу.... обещаю не слишком далеко убегать от лингвистики. Мне кажется, ясность юридического термина - это его однозначная, единообразная воспринимаемость, когда один и тот же термин разные юристы прочтут одинаково, то есть увидят за ним одну и ту же реалию, значимую для решения определенных юридических вопросов. То есть термин вполне может быть многозначным, но ясным. Например, имущество - у этого слова много правовых оттенков значения в разных отраслях, но при решении конкретного дела, то есть применительно к той или иной отрасли, все "видят" за полисемантичным термином "имущество" строго одну и ту же "картинку".
 
ngolevdДата: Вторник, 21.12.2010, 14:07 | Сообщение # 10
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Статус: Offline
Александр Борисович, я все о потребителе продукта деятельности законодателя пекусь. Цит. Ваше высказывание: Ясность - это когда есть "Единообразная воспринимаемость, когда один и тот же термин разные юристы прочтут одинаково". Все-таки юристы и только юристы есть читатели (протребители) текста закона? Это им должно быть ясно, доступно, однозначно в тексте закона? Причем, юристам профессиональным, образованным? А "куды крестьянину податься"? К адвокату? К Льву Толстому или Махмуту Ганди? Извините тоже за эмоциональность. Дискуссия, однако. Н.Д. Голев
 
TgubaevaДата: Вторник, 21.12.2010, 14:33 | Сообщение # 11
Группа: Пользователи
Сообщений: 160
Статус: Offline
Николай Данилович, это же я, Тамара Владимировна))) никак не могу оторваться от столь захватывающей дискуссии, пусть и нет он-лайн Александра Борисовича... Ради Бога, не сочтите за снобизм, но юридический язык все же специальный - разве не о том же говорит Ваш термин "юридизация", если я его правильно понимаю? Вот реалия, вот ее языковое обозначение, оно в быту, и все предельно ясно. Но коль скоро такая реалия приобретает какую-то юридическую значимость, то есть оказывается существенной с точки зрения благ, защищаемых правом, языковое обозначение претерпевает процесс юридизации, когда "поверх" обыденного наслаиваются какие-то оттенки иные, под влиянием всей системы права - слова адаптируются к этой системе, когда в нее вступают. Тоже, очевидно, выскажусь на эмоциях - не специальный язык надо упрощать в угоду "крестьянину", а уровень правовой осведмоленности населения повышать...На языке закона власть вообще ни с кем не разговаривает. Она только показывает, какое поведение желательно, а какое будет искоренять и как станет это делать. Sapienti sat. Для такого прочтения законов вполне достаточно качественного среднего образования и минимума жизненного опыта. Хотя, с другой стороны, мы же не лечим себя сами, к врачу идем? Так почему бы не пойти к юристу, если что-то непонятно? А ясность в юридической среде важнее, потому что пока юрист не применил закон - в жизни человека ничего не поменялось, вне зависимости от того, ясен ему язык закона или нет.
 
ngolevdДата: Вторник, 21.12.2010, 21:13 | Сообщение # 12
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Статус: Offline
ТамараВладимировна. Вы совершенно уместно вспомнили юридизацию и отлично ее проиллюстрировали. Я в статье "Лингвистические тупики юридической техники" однозначно отстаивал тезис о невозможности функционировать правовому тексту в сугубо обыденном коде. Юридический язык не сможет слишком "опроститься", даже если бы захотел. Но на данном отрезке времени больше размышляю о необходимости и пределах усложнения, отдаления от естественного языка. И вот здесь хочу задать Вам вопрос, коли Вы затронули пример с лечением и врачом. Для меня он сущностный.
Что есть юридический ТЕРМИН? Одно дело юридическая НАУКА, тут нет вопросов. Научный термин, он и есть научный. На нем специалист говорит специалисту. Никому и в голову не придет требовать, чтобы математический текст был понятен народу. Но мы же говороим о языке ЗАКОНА. А из ТЕРМИНОВ ли состоит он? Теперь о враче. Есть научный мед. текст. Мы о нем сказали. Есть текст, когда один врач, скажем, хирург, пишет другому врачу - терапевту. Наконец врач пишет назначение пациенту. Каким должно быть такое назначение в плане простоты-сложности, ясности, доступности и т.п. качеств, которые, кстати, так любят перечислять специалисты по юридической технике, не давая им определения ? Ну и наконец, главный вопрос - а с какой из этих трех медицинских ситуаций должен быть уподоблен текст ЗАКОНА? Заранее благодарен за ответ, Н.Д. Голев


Сообщение отредактировал ngolevd - Вторник, 21.12.2010, 21:26
 
TgubaevaДата: Вторник, 21.12.2010, 23:47 | Сообщение # 13
Группа: Пользователи
Сообщений: 160
Статус: Offline
Николай Данилович! Ваши тезисы о юридизации цитирую на лекциях по проблемам общей теории права, так что они "мои" - в плане единомыслия. О терминах. Лично мне как-то больше нравится, насколько позволительны вкусовые моменты в этой дискуссии, функциональный подход, как у Г.О.Винокура: термин - это слово в принципе обычное, только в специальном употреблении, приспособленное для адекватного выражения специального понятия. В юриспруденции такие слова, то бишь термины, могут иметь сугубо юридическое происхождение (например, цессия, виндикация, негаторный иск и т.п.), а могут и быть результатом юридизации обычной речи - те же убийство, кража, грабеж, разбой, о которых мы уже беседовали на одной из площадок с Константином Ивановичем. Закон состоит из юридизированной лексики, то есть из терминов, если понимать их функционально. А по ситуации из сферы медицины провела бы аналогию с диспансеризацией. У человека еще ничего не болит, но он такой нормальный индивидуалист, а не "винтик системы", он хочет вести полноценный и достойный образ жизни и вот идет к врачу выяснить все о состоянии своего здоровья. И врач дает ему предписания - чтобы все по-прежнему было хорошо, вот тут делай так-то, а здесь - можешь сделать эдак-то, а если вот это будешь делать - тебя ждет то-то и то-то. Врач не обойдется без своих специальных словечек, но ведь человек сам прежде всего заинтересован всё узнать, понять, а главное - применить, чтобы жить хорошо. Так что специальные слова его не пугают, он с готовностью вникнет в их содержание.

Сообщение отредактировал Tgubaeva - Вторник, 21.12.2010, 23:50
 
mlДата: Среда, 22.12.2010, 00:46 | Сообщение # 14
Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Статус: Offline
Quote (ngolevd)
Есть текст, когда один врач, скажем, хирург, пишет другому врачу - терапевту. Наконец врач пишет назначение пациенту. Каким должно быть такое назначение в плане простоты-сложности, ясности, доступности и т.п. качеств, которые, кстати, так любят перечислять специалисты по юридической технике, не давая им определения ? Ну и наконец, главный вопрос - а с какой из этих трех медицинских ситуаций должен быть уподоблен текст ЗАКОНА?

Текст закона, мне кажется, тоже может различаться и по адресатам и по степени сложности терминологии. Конституция, к примеру, как документ, адресованный ВСЕМ, безусловно, должна быть максимально доступна для понимания. А какой-нибудь закон о топологиях интегральных микросхем заведомо рассчитан (а) на специалистов и (б) на гораздо более узкий круг "читателей". Отсюда и совершенно иные требования к терминологии.
Ясность же термина, по-моему, правильнее связывать не со степенью грамотности адресата (т.е. не с "субъективной" ясностью), а с наличием четкой дефиниции ("объективная" ясность). Именно от качества нормативной дефиниции будет зависеть и однозначность термина, и единообразие его толкования.
С уважением, Марина Леонидовна Давыдова

 
ngolevdДата: Среда, 22.12.2010, 11:12 | Сообщение # 15
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Статус: Offline
ml,

Quote (ml)
Ясность же термина, по-моему, правильнее связывать не со степенью грамотности адресата (т.е. не с "субъективной" ясностью), а с наличием четкой дефиниции ("объективная" ясность).

Спасибо. ЧЕТКО и ЯСНО выраженная мысль. Можно ли ее упростить до элементарных пропозиций: Ясность термина, правильно связывать не с адресатом АДРЕСАТОМ (т.е. не с "субъективной" ясностью), а с наличием четкой дефиниции ("объективная" ясность"), то есть с наличием четкости у АВТОРА текста? Некто написал ТОЧНО, значит некто написал ЯСНО. А если кому-то не ясно, то это его проблемы, как написал А.Б. Бушев где-то ранее на этой "площадке", и я выразил этому тезису свое несогласие. Можно ли считать, что Вы солидарны с моим оппонентом? Можно ли из категории ясности текста исключить субъекта понимания текста. И кто этот субъект? С уважением Н.Д. Голев


Сообщение отредактировал ngolevd - Среда, 22.12.2010, 11:15
 
mlДата: Среда, 22.12.2010, 22:42 | Сообщение # 16
Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Статус: Offline
Уважаемый Николай Данилович! Уверена, что в этой дискуссии для Вас никаких сюрпризов быть не может: набор возможных позиций давно известен, все диалоги расписаны. Но раз уж я начала исполнять свою партию, то допою до конца smile
Нормативность права, как его сущностная черта, обусловливает тот факт, что нормы права адресуются неопределенно широкому кругу субъектов. А из этого следует, что сделать право понятным ДЛЯ ВСЕХ объективно невозможно. И дело не только в неопределенности, заложенной в оценочных и других понятиях (об этом на параллельной площадке Вы уже говорили с Тамарой Владимировной; об этом несколько шире пишет профессор Н.А.Власенко, рассуждая о неопределенности как имманентном свойстве права). Дело здесь также и в том, что люди РАЗНЫЕ, а право должно дать им ОБЩИЕ правила. Следовательно, правовой текст должен быть рассчитан на некоего "среднестатистического" читателя. При этом, естественно, всегда найдется кто-то, кому самая развернутая и прозрачная формулировка покажется непонятной. 100%-ой ясности нет и быть не может.
А значит, "ясность" - это своеобразная юридическая фикция. Термин "фикция" не имеет здесь никакого отрицательного оттенка - это просто специфический профессиональный инструментарий юриста. Работает он следующим образом. Если есть требование ясности правового текста, то мы должны сделать все возможное, чтобы текст был понят адресатом. Если мы все возможное сделали (использовали устоявшиеся термины, сопроводили их четкими дефинициями, провели необходимые экспертизы...), остается лишь презюмировать понятность или ясность текста. Презумпция эта опровержима: если на практике обнаружится, что текст не всем понятен, существует возможность толкования - официального или неофициального (в зависимости от количества НЕпонимающих). Такой подход не свидетельствует ни о цинизме, ни о лживости юристов. Другим путем им просто не достичь целей правового регулирования (сравните: "незнание закона не освобождает от ответственности"; "повестка посылается по последнему известному суду адресу и считается доставленной, даже, если адресат там больше не проживает"; "местом жительства несовершеннолетнего считается место жительства его родителей" и т.п.).
Подобный механизм применяется в праве очень широко. Определенная фиктивность, мнимость правовой реальности тоже (как и неопределенность), вероятно, присутствует в самой природе права. Иначе невозможно было бы правовое регулирование, смысл которого как раз в том, чтобы обеспечить баланс между ОБЩИМ и ИНДИВИДУАЛЬНЫМ.
С уважением, М.Л.Давыдова


Сообщение отредактировал ml - Среда, 22.12.2010, 22:43
 
bushevДата: Четверг, 23.12.2010, 11:41 | Сообщение # 17
Группа: Пользователи
Сообщений: 5
Статус: Offline
Юридическую технику вслед за классической работой Р. Иеринга более, чем вековой давности трактуют как учение о средствах, приемах, методах и способах ведения юридической работы и создания в ее процессе различного рода юридических документов.
Очевидно, что даже без создания концептуальных представлений такая техника была характерна еще для юристов римского права.
ответ Т. В. Губаевой на сообщение пятое:

На мой взгляд, из современных работ для знакомства с вопросом можно рекомендовать труды проф. Т. В. Кашаниной. Кроме общего курса юридической техники, ее перу принадлежат труды по юридической технике в сфере частного права (прежде всего, составления судебных актов, договоров, корпоративного нормотворчества), интересная теория логики права как элемента юридической техники в правотворчестве и правоприменении. Автором приводится литература вопроса и обсуждаются наиболее авторитетные точки зрения, в том числе бытовавшие в советской науке юриспруденции и представляющие для нас сегодня лишь исторический интерес.

Проф. Т. В. Кашанина обсуждает юридическую технику как методологию деятельности юриста, чистая ее частью общей теории государства и права. Вообще, многочисленные теории юридической техники принадлежат специалистам в области теории государства и права.
По мнению автора, методология юридической техники – это совокупность исходных научных подходов к исследованию юридической деятельности, а также способов и приемов ее выполнения.
Как мы видим, автором поддерживаются взгляды ученых, считающих что юридическая техника - это не только законодательная техника, искусство составления грамотных законов. Хотя конечно, автор обсуждает собственно законодательную технику – аксиомы, фикции, термины, презумпции, дефиниции, конструкции. Симпатично и симптоматично, что речь ведется о средства, приемах, способах, методах, структуре и видах юридической техники.

Если рассматривать ЮТ как совокупность приемов юридической работы, то кроме техники правотворчества с языковыми правилами, техники систематизации(кодификации) права, техники опубликования законов, выделяется техника ПРАВОПРИЕМЕНИЯ и постулируется, что это есть техника интерпретационная. Вот выход к риторике. Риторике в том числе и устной судебной речи В этом отношении – если снять все реверансы в строну языковых частностей, отдельных ошибок – это курс судебной ораторики типа курсов Н. И. Ивакиной и В. В. Одинцова.
Т. В. Кашаниной принадлежат интересные построения об общих правилах юридической техники – языковых, логических, реквизитных, процедурных, структурных, логических, социальной адекватности ит.д.
И в классических работах, бытовавших в теории государства и права ранее (Ю. А. Тихомиров, С. С. Алексеев) подчеркивалось, что ЮТ- это способы установления, опубликования , систематизации, ТОЛКОВАНИЯ и реализации правовых норм, т.е. правила осуществления юридической деятельности.

В узком смысле ЮТ- это совокупность практических навыков составления нормативных актов. Это было характерно для позитивистского понимания права, думающего , что текст закона – это и есть право. В фокусе внимания - техника конструирования и применения норм позитивного права. Таких работ много например. В журнале «Современное право» 2009 № 6 Булатов Ю. В. «Правотворческая техника как составляющая правовой экспертизы управленческих решений» .Обсуждается, каковы реквизиты закона. структура, требования к языку, абзацы и т.д. словом, как делать законы. Авторы словно и не подозревают, что законы не насаждаются сверху. Искусство составления грамотных документов в повседневной деятельности юриста-цивилиста обсуждает Е. С. Шугрина
В «Бюллетене Министерства юстиции российской федерации» 2009 № 11 Онуфрейчук Т. В. обсуждает роль ЮТ в нормотворческом процессе субъектов РФ. Возник корпус права субъектов РФ, который еще более безграмотный, чем общероссийское законодательство.

Понимание ЮТ в узком плане характерно даже для наиболее интересных работ прошлого. Скажем в трудах теоретика права А. ф. Черданцева, много размышлявшего над тем, что есть язык и метаязык права и т.д., говорится так: ЮТ – совокупность правил, приемов, способов подготовки , составления , оформления юридических документов, их систематизации и учета. Журнал государство и право 2000 11 и 12 приводит обзор материалов научно-методичсекого семинара Морозова Л. А. «Юридическая техника».

ЮТ - правила составления законов. можно назвать авторов, разделяющих эту точку зрения – Д. А. Керимов, А. С. Пиголкин, Н. В. Власенко, В. М. Сырых, В. Б. Исаков, В. М. Баранов, С. П. Хижняк. Это верно, но важно ведь не только это. Вот и возникает представление о ЮТ в широком смысле как об интерпретационной и герменевтической деятельности. Связать понимание права и интерпретацией. Особым и юридико-техническими средствами при это становятся не правовые константы, не смыслы права, а правила смыслообразования и центральное значение приобретают ПРАВА человека, как в либертарной теории права В. С. Нерсесянца.

Вновь посмотрел я книгу и небезызвестной Вам Т. В. Губаевой «Язык и право». Там приводятся верные мысли об ошибках в текстах законов нашего законодателя (наших замечательных думаков – так называл их самый интересный для меня отечественный историк проф. В. Г. Сироткин), но этот лишь элемент ( и на мой взгляд, не самый важный) юридической техники. Вот не видел я книгу Калининой «Лингвистическая экспертиза законопроектов», но могу подозревать, что она – по самому названию- демонстрирует тот же подход.

В журнале Современное право 2010 № 3 Шуняева А. Е. выступила со статей «Проблемы теории и методологии ЮТ». Обсуждается монографическая работа М. Л. Давыдовой «Юридическая техника «Волгоград, 2009. Судя по рецензии, работа весьма дискуссионная. Указанному автору принадлежит статья « Правовые фикции как средства юридической техники» в журнале «Право и образование» 2009 № 3.

Очень интересной показалась мне работа Савельев В. А. «Юридическая техника римской юриспруденции классического периода» в «Журнале российского права» 2008 № 12. Обсуждая ЮТ римских юристов, автор связывает ее с толкованием казусов.
«Журнал российского права» 2005 № 8 публикует статью Денисова Г. «Юридическая техника: теория и практика».

Показателен интерес к ЮТ именно как к методологии и интерпретации в деятельности юриста.

Я хотел бы отметить, что не являюсь специалистом в этом вопросе. Когда-то закончив юридический факультет, я просто по привычке интересуюсь ЮТ. Размышляя о том, что же надо менять в подготовке юристов. Чтобы изменилась система юриспруденции. Подготовка риторическая, языковая, интерпретационная, техника юридическая очень слабые у большинства юристов. Научные работы поразительно замкнуты на СССР. вообще система правового образования – самая национально ориентированная. В этом одна из причин ее глубокого кризиса, недоверия и неверия. С другой стороны изучение судебной ораторики, риторики, языка в праве и юриспруденции заставляют обращать на них внимание и идут к ЮТ от лингвистики. Между прочим, есть работы, утверждающие, что ЮТ- это и есть юрислингвистика (!) Как впрочем , есть и работы что ЮТ очень многозначна, что ее на самом деле просто нет, что само слово «техника» опошляет право. Так что, как видим, пути научного поиска открыты.

Добавлено (23.12.2010, 11:41)
---------------------------------------------
Уважаемая Тамара Владимировна,

я ответил на ваш вопрос ? Старался , как мог. Нашли у кого спросить...
а Вы что читаете по юридической технике?

 
TgubaevaДата: Четверг, 23.12.2010, 12:33 | Сообщение # 18
Группа: Пользователи
Сообщений: 160
Статус: Offline
... собственную нетленку, это не только "Язык и право", да еще мысли в собственной голове smile :) smile wink
Уважаемый Александр Борисович, а если серьезно - то огромное Вам спасибо за столь подробный ответ и содержательный доклад, с удовольствием его прочитала - а вопрос задала для того, чтобы уточнить Ваши, так сказать, "маяки" в море литературы по юридической технике, коль скоро Вы пишете -
Quote (ml)
я сам этот вопрос обдумываю

И в итоге я, как и предполагала, услышала желаемое:
Quote (ml)
ЮТ именно как к методологии и интерпретации в деятельности юриста

Очень приятно видеть на этих площадках еще одного единомышленника... готова к дальнейшему сотрудничеству, если что-то такое будет намечаться по итогам этой конференции.


Сообщение отредактировал Tgubaeva - Четверг, 23.12.2010, 12:33
 
bushevДата: Пятница, 24.12.2010, 10:21 | Сообщение # 19
Группа: Пользователи
Сообщений: 5
Статус: Offline
Уважаемый Николай Данилович, уважаемые коллеги.
Хочу ответить на вопрос о ясности терминов.

Все. Что сказано в дискуссии о ясности терминов при понимании адресантом и адресатом – верно и интересно. Но мной имеется в виду вовсе не это. И даже не полисемия или омонимия терминов, и даже не их многозначность. Или наличие индивидуальных проекций терминов. Речь идет о семантической неопределенности терминов языка и метаязыка права как о свойстве, ингерентно им присущим. ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО, ЛИБЕРАЛИЗМ, ТЕРРОРИЗМ, ЭКСТРЕМИЗМ, НЕДОБРОСОВЕСТНАЯ РЕКЛАМА. Мы представляем, что это такое, но не можем дать одного строгого определения. Как феноменологи, мы понимаем, что предмет задается в многообразии способов его данности многообразием определений. Вот что такое семантическая неясность, которую я имел в виду. Это не дефекты понимания. А именно неясность как присущее социальному дискурсу свойство. Посмотрим на следующие правовые термины: террор, репрессия, аффект, отмывание, бандформирвание, легализация. Или же на политологические термины, некоторые термины теории государства и права.
Ведется речь о разности понимания терминов в разных отраслях права – например, «юрлицо» в гражданском и налоговом праве.
И вот это понимание неясности имеет подтверждения. Например, историю термина «террор и его современное содержание рассматривает Исаева Т. Б. в журнале «История государства и права» 2008, № 6.

Многочисленна в праве оценочная лексика. Почему-то она называется каучуковая лексика. В журнале «Российская юстиция» 2007б № 5 Кубиц Г. В. ставит вопрос о применении специальной оценочной лексики в юридических текстах. Отказываться от нее не придется, она вошла в право романо-германской системы.

Можно указать на цикл работ Туранина В. Ю. Например, его работа «Значение юридической терминологии для права и особенности ее общеправного исследования» в журнале «Право и образование» 2009 № 3. Указанный автор разработал и типологию ошибок использования юридической терминологии в российском законодательстве. Она представлена в его работе в журнале «Российская юстиция» 2009 № 8. Туранин В. Ю. создает представления о юридическом жаргоне современного российского законодательства, пишет о причинах использования и путях устранения. Этому посвящена его работа в журнале «Российская юстиция» 2008, № 6. Этот же автор подступается к исследованию феномена юридического языка (его статья в журнале «Современное право» 2010, № 7). Исследованию феномена профессионального языка юристов занимает и представителей группы «Языки профессиональной коммуникации». (Челябинск). Ее представитель д-р филол.наук, проф. Е. И. Голованова подчеркивает, что группа сделала много для понимания важности терминологии, профессионального говора и жаргона в том числе и на материале юридической специальности. Эта группа издает интересные сборники трудов, приглашает к диалогу.

Вплотную проблема полисемии ставится Белоусовым А. А. в работе о смысловой и терминологической множественности правовых понятий в журнале «Аграрное и земельное право» 2010, № 4. Доц. Белоусов ставит вопрос о ясности текста для законодателя, правоприменителя и адресата правового предписания. Он опирается на известную в свое время в философии языка работу Р. Павилениса. Речь ведется о смыслообразовании на уровне индивида и социально фиксированном общественном смысле того или иного термина.

Автором подчеркивается, что многозначность – это закономерность развития языка, которая имеет объективный характер( Власенко В. А. , Черданцев А. Ф.). многозначность терминов не может быть отменена с помощью средств совершенствования языка права. Исключение многозначности термина на индивидуальном уровне не означает исключение многозначности на общем уровне.
Кроме полисемии, остаётся проблема синонимии и дублетов. Вечно актуальна проблема терминологической унификации – даже при удовлетворительном ее решении семантика некоторых терминов потенциально не имеет однозначного определения.

Об этом же пишет В. Ю. Туранин, считая необходимой экспертизу терминологии – понятен ли терминологический аппарат.

Любопытна работа Шепелева А. Н. «Простой язык права», опубликованная в журнале «Современное право» 2008, № 6. Доцентом Шепелевым отмечается, что в России исследования по проблемам языка права носят теоретический и бессистемный характер и в большей степени посвящены языку закона. Он – за понятный, точный и краткий юридический язык с ясными и единообразными терминами.

Есть мнение, что многозначность – это негативное явление , т.к. вносит неопределенность и его надо искоренять. Это мнение представляется неверным большинству теоретиков правового дискурса.
Смысл правового термина создается (воспроизводится ) субъектом самостоятельно. Отсюда правовой термин может иметь большое количество смыслов на уровне индивидуумов. Не всякое индивидуальное понимание обладает социальными признаками, усваивается как лексически социально фиксированное.
Исправлению ситуации отчасти служат легальные определения. На это же работает и наличие эффективно действующей системы социального взаимодействия между различными участниками юридической деятельности.

 
Форум » Конференция 2010 » Юридический текст. Юридическая техника. » Бушев А.Б. ПОДЪЯЗЫКИ ПРАВА: ПОСТИГАЯ ЮРИДИЧЕСКУЮ ТЕХНИКУ
Страница 1 из 11
Поиск: