Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Пятница, 26.05.2017, 06:44
[] [Форум: главная ·] [ На главную страницу конференции ] [Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Конференция 2012 » Лингвоэкспертология » Аблин М.В. Косвенные призывы в современных идеолого-религиоз
Аблин М.В. Косвенные призывы в современных идеолого-религиоз
BrinevДата: Понедельник, 10.12.2012, 22:42 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 197
Статус: Offline
 
BrinevДата: Суббота, 15.12.2012, 16:06 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 197
Статус: Offline
Максим Владимирович, здравствуйте! Спасибо Вам за доклад и участие в конференции. Хотел задать Вам такой вопрос: Почему все-таки фразы вида "Необходимо установить такой-то режим" представляют собой скрытые призывы?
 
TgubaevavДата: Суббота, 15.12.2012, 16:26 | Сообщение # 3
Группа: Пользователи
Сообщений: 64
Статус: Offline
Максим Владимирович, присоединяю и своё спасибо! smile "Установить, что текст является экстремистским, может только суд" - да, все верно, и теперь уже Верховный суд России, чтобы обеспечить единство судебной практики, специально разъяснил, что в постановке вопросов эксперту не должны содержаться элементы юридической квалификации содеянного. В свою очередь, суд устанавливает экстремистский характер текста, учитывая в том числе и заключение эксперта о лингвистических показателях экстремизма - ими, в частности, являются высказывания-призывы в явной и косвенной, скрытой форме.
 
A_MaximДата: Воскресенье, 16.12.2012, 09:20 | Сообщение # 4
Группа: Пользователи
Сообщений: 6
Статус: Offline
Здравствуйте, Константин Иванович!
Спасибо за Ваш вопрос и предоставленную возможность участия в конференции.

Попробую на него ответить.
На мой взгляд, фраза типа «Необходимо установить такой-то режим» не может быть квалифицирована как призыв изолированно от всего текста. Да, в данном высказывании имеется слово с семантикой долженствования «необходимо», которое, как мы отмечали в докладе, может являться условием выявления косвенного (иногда и скрытого) призыва.
Но мы не можем утверждать, что в нашем случае имеет место «призыв» по следующим причинам:
1. Нельзя установить субъект призыва и, соответственно, определить, является ли он политическим.
2. Не представляется возможным установить адресата речевого акта.
3. Слово «режим» имеет несколько толкований, причем лексическое значение может варьироваться в зависимости от содержания всего текста. Что же имеется в виду в нашем случае? Если рассматривать фрагменты текстов идеолого-религиозного содержания, которые мы приводили в качестве примеров в нашем докладе, то в них в качестве цели деятельности представлено «государство», «исламское государство». Но не всякое государство, в том числе не любое исламское. Авторы указанных текстов противопоставляют светские демократические режимы (неверные), существующие системы правления в исламских странах и некое исламское государство (обладающее определенными характеристиками – единое, с шариатской системой законодательства, имеющее особую систему правления, с указанием конкретной территории установления). Для достижения целей в установлении данного государства группа (предполагаемый субъект призыва) призывает к определенной программе действий в отношении органов власти, ученых и т.п. Эта программа может быть выполнена.

Анализ одной только фразы «необходимо установить такой-то режим» не позволит выявить условия призыва.
Таким образом, на наш взгляд фразу типа «необходимо установить такой-то режим» нельзя квалифицировать как призыв, в том числе скрытый. Анализу должен быть подвергнут весь текст, и данное высказывание может рассматриваться только как указание на возможный призыв в произведении (если в тексте будут выявлены субъект и адресат призыва, конкретизирована программа действий по установлению определенного режима).

Добавлено (16.12.2012, 09:20)
---------------------------------------------
Здравствуйте, Тамара Владимировна! Спасибо за Ваш юридический комментарий.

 
BrinevДата: Воскресенье, 16.12.2012, 09:48 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 197
Статус: Offline
Спасибо за ответ Максим Владимирович! Я понял его (ответа) линию, но попробую конкретизировать вопрос. Например, Гитлер выступает на митинге и говорит: В Германии давно необходимо ввести национал-социализм как государственную идеологию!
 
A_MaximДата: Понедельник, 17.12.2012, 11:00 | Сообщение # 6
Группа: Пользователи
Сообщений: 6
Статус: Offline
Уважаемый Константин Иванович, спасибо за уточнение Вашего вопроса.

Тем не менее, для ответа на него необходимо пойти на следующие допущения (предположения):
1. Место - Германия.
2. Время: нельзя определить, когда именно, 20-е или 30-е годы XX-го века.
3. Адресат: могут быть просто граждане Германии, пришедшие на митинг (рассматриваемого исторического периода), но, возможно, адресат представлен членами партии НСДАП или сторонниками этой партии. Это будет влиять на характер отношений оратор - аудитория.

Рассмотрим данную речевую ситуацию как происходящую в Германии начала 30-х годов XX века: национал-социалисты еще не пришли к власти, идет агитация на митинге. Является ли в данном случае фраза «В Германии давно необходимо ввести национал-социализм как государственную идеологию!», произнесенная Гитлером на митинге перед немецким народом, призывом?

Да, на мой взгляд, в данном примере имеются показатели косвенного призыва:

1. Указан субъект призыва, автор и идеолог национал-социализма – Адольф Гитлер, политический лидер (что предполагает авторитет говорящего).
2. Можно установить адресата призыва – люди (граждане Германии), пришедшие на митинг (в период предвыборной кампании). Причем здесь Гитлер обращается не только к присутствовавшим на митинге, но и ко всему немецкому народу (при условии трансляции данного выступления по радио или публикации в печати).
3. И говорящий, и адресат являются политическими субъектами.
4. Можно выделить программу действий: принятие слушающими идеологии НСДАП, поддержка данной партии на выборах в Германии начала 30-х годов (что приведет к ее государственному статусу).
5. Соблюдается условие успешности речевого акта призыва: адресат (немецкий народ) в состоянии совершить действие, о котором идет речь (введение национал-социализма как государственной идеологии предполагает поддержку НСДАП на выборах), ни говорящий (Гитлер), ни адресат (немецкий народ) не считают очевидным, что адресат совершит действие без соответствующего речевого акта говорящего. Форма общения – митинг, предполагает общественно-политическую коммуникацию.
6. В данном примере модель с компонентом долженствования «необходимо» является одним из признаков косвенного призыва.

Константин Иванович, подтвердить, что это призыв, можно также по предложенной Вами структуре речевого акта призыва [Бринев, 2009]:
А. Хочу, чтобы национал-социализм стал в Германии государственной идеологией.
Б. Знаю, что сам по себе национал-социализм в Германии не установится.
В. Знаю, что если партия НСДАП получит большинство голосов на выборах в Германии, то, возможно, национал-социализм установится в качестве официальной идеологии.
Г. Знаю, что ты знаешь, что делать, чтобы национал-социализм стал государственной идеологией в Германии
Д. Знаю, что если буду говорить тебе (немецкому народу), что необходимо, чтобы национал-социализм стал в Германии государственной идеологией, возможно, что ты будешь делать так, чтобы национал-социализм получил государственный статус в Германии.
Е. Говорю тебе: в Германии необходимо ввести национал-социализм как государственную идеологию.
Ж. Говорю это тебе для того, чтобы ты делал так, чтобы в Германии национал-социализм установился в качестве государственной идеологии.

Конечно, мы пошли на сознательные допущения, чтобы проиллюстрировать признаки косвенного призыва. Заранее прошу прощения у историков за возможные исторические неточности.
Считаю, что необходимо анализировать весь текст выступления Гитлера на митинге, желательно с просмотром видеозаписи.
 
ИваненкоДата: Понедельник, 17.12.2012, 20:46 | Сообщение # 7
Группа: Пользователи
Сообщений: 50
Статус: Offline
Максим Владимирович! Ваш доклад структуризирует достаточно сложные аспекты исследования теста на предмет наличия признаков экстремизма. Если я правильно Вас поняла, Вы ограничивате сферу лингвистической компетенции. Об этом и постановление 2011 года. Тенденция представляется мне правильной. однако что Вы имели в виду в следующем фрагменте статьи: "Не всегда удается правильно квалифицировать и программу действий (компонент призыва) как принадлежащей экстремистской организации: для этого требуются специальные (нелингвистические) познания". В свете сказанного ранее лингвист и не должен брать на себя ответственность за квалификацию какой-либо программы действий как принадлежащей ЭО, притом не "не всгда", а никогда. или Вы имели в виду другое?
 
BrinevДата: Вторник, 18.12.2012, 00:11 | Сообщение # 8
Группа: Администраторы
Сообщений: 197
Статус: Offline
Quote (Brinev)
Да, на мой взгляд, в данном примере имеются показатели косвенного призыва:
Спасибо за ответ. А можно ли как-то по-другому это все описать? Я имею в виду подобные фразы. Ну например, такая ситуация. Кодекс истинного арийца. П.1 "Каждый истинный ариец должен плюнуть, когда проходит мимо представителя такой-то национальности". У меня ответа нет, ситуацию придумал спонтанно. В последнее время мне кажется, что высказывания со словами "необходимо, надо, должно" интерпретируются как призывы только лишь для того, чтобы "добрать" признаков до состава правонарушения. Но это мысли вслух, скорее, чем какие-то конкретные описания и предложения. В этом смысле готов пересмотреть свою схему, которую Вы привели или во всяком случае понять для себя диапазон ее применения.
 
lenahkДата: Вторник, 18.12.2012, 09:21 | Сообщение # 9
Группа: Пользователи
Сообщений: 32
Статус: Offline
Максим Владимирович, не могу согласиться со следующим Вашим тезисом: "Наличие большого количества специальных религиозных слов, установить значение которых по обычным нормативным словарям русского языка не представляется возможным (если только оно не приводится в исследуемом тексте). Например, в произведениях выявляются слова «кафиры», «куфр», «куфары», «фард», «мушрик», «джихад», «шахид» и т.п. Может ли в этом случае лингвист-эксперт обращаться к словарям и ресурсам, например, из интернета?"
Вам, конечно, известно, каким образом составляются толковые словари, словари заимствований, окказиональных слов и прочие? Возможны ли в них разночтения, ошибки? Могут они повлечь за собой ошибки в экспертизе, если Вы не ставите перед собой задачу установления значения / смысла единицы?
Думаю, что лингвист, который проводит экспертизу, должен быть не только человеком, умеющим переписать словарную статью. Он должен быть исследователем. Не согласны?

Добавлено (18.12.2012, 09:21)
---------------------------------------------

Quote (Brinev)
В последнее время мне кажется, что высказывания со словами "необходимо, надо, должно" интерпретируются как призывы только лишь для того, чтобы "добрать" признаков до состава правонарушения.

У меня возникает то же ощущение. Выход, наверное, один: необходимо учитывать, помимо этого маркера, и другие факторы текста. Самый важный из них, на мой взгляд, в случае скрытого призыва - структура речевого акта. Это и показал Максим Владимирович.
 
ИваненкоДата: Вторник, 18.12.2012, 12:00 | Сообщение # 10
Группа: Пользователи
Сообщений: 50
Статус: Offline
а на мой взгляд, понятия "надо", "необходимо", "должно" вполне соотносятся со смыслом слова "призывать": призывать это как раз убеждать в необходимости какого-либо действия.
 
A_MaximДата: Среда, 19.12.2012, 08:51 | Сообщение # 11
Группа: Пользователи
Сообщений: 6
Статус: Offline
Уважаемая Галина Сергеевна! Спасибо за Ваш вопрос и проявленный интерес к моему докладу.

Мы попытались рассмотреть проблемы, которые могут возникнуть при выявлении косвенных призывов в идеолого-религиозных текстах (на примере реальной организации, условно названной ЭО). Данная организация официально признана в России экстремистской.
Соответственно, перед лингвистом-экспертом может быть поставлен вопрос «Содержатся ли в листовке такой-то высказывания, направленные на вовлечение в организацию ЭО?». Как избежать выхода за пределы компетенции, мы предложили в докладе (либо комплексная с религиоведом экспертиза, либо корректировка вопроса). Но представим ситуацию, когда экспертиза чисто лингвистическая и указанный выше вопрос все же поставлен перед лингвистом. Согласно процессуальным нормам, лингвист не имеет права выходить за пределы вопроса, сформулированного в Постановлении о назначении судебной лингвистической экспертизы. Как же поступить?
В упомянутом Тамарой Владимировной и Вами Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2011 г. (часть 2 пункта 23) отмечено, что «перед экспертами не могут быть поставлены вопросы о том, содержатся ли в тексте призывы к экстремистской деятельности, направлены ли информационные материалы на возбуждение ненависти или вражды». Т.е. лингвист не может квалифицировать речевой материал как экстремистский. Но наш вопрос предполагает поиск в тексте призывов (прямых и косвенных) на вовлечение в деятельность ЭО (которая уже признана экстремистской юридически). В фрагменте "Не всегда удается правильно квалифицировать и программу действий (компонент призыва) как принадлежащей экстремистской организации: для этого требуются специальные (нелингвистические) познания" не использовано слово «никогда» по следующей причине:
в тексте может быть указан субъект призыва (ЭО) и четко изложена программа его действий. В этом случае, на мой взгляд, лингвист вполне может квалифицировать программу как принадлежащую ЭО. Он не выйдет за пределы лингвистической компетенции. А вот если он начинает использовать другие источники (при отсутствии в тексте указаний, что данная программа принадлежит ЭО), не предоставленные в распоряжение эксперта на период проведения экспертизы (например, ресурсы интернет), и делать на их основе выводы о принадлежности данной программы (и идеологии) группе ЭО, здесь эксперт, на мой взгляд, начинает использовать нелингвистические знания и выходить за пределы лингвистической компетенции.

Добавлено (19.12.2012, 08:49)
---------------------------------------------
Уважаемый Константин Иванович! В докладе был рассмотрен косвенный призыв с точки зрения критериев, предложенных М.А. Осадчим и Л.А. Араевой. Можно описывать речевой фрагмент и с позиций теории речевых жанров (работы по данному направлению имеются у профессора Е.А. Яковлевой, моего научного руководителя).
В Вашем вопросе содержится в определенной степени юридическая оценка: «состав правонарушения» - юридическая категория (предполагает «правонарушение» (административное правонарушение и уголовное преступление) и «состав» (объект, субъект, объективная и субъективная сторона). Лингвисты и не должны (точнее, не имеют права) заниматься юридической квалификацией деяния. Интересно, что слово «необходимость» содержится и в уже упомянутом выше Постановлении Верховного суда, давайте обратимся к нему (часть 2 пункта 7):
«Под действиями, направленными на возбуждение ненависти либо вражды, следует понимать, в частности, высказывания, обосновывающие и (или) утверждающие необходимость геноцида, массовых репрессий, депортаций, совершения иных противоправных действий, в том числе применения насилия, в отношении представителей какой-либо нации, расы, приверженцев той или иной религии и других групп лиц».
Я понял Ваш пример так, что предполагается плевок в представителя другой национальности? Если да, то в приведенном Вами примере с кодексом арийца утверждается необходимость противоправных действий в отношении представителя другой национальности (плюнуть – это оскорбить). Т.е., фактически, здесь даже призыв устанавливать не требуется, все четко разъяснено в юридическом документе (только вот адресован он судам).
Давайте попробуем подтвердить, что призыв в приведенном Вами примере имеется.
Для этого приведем лексические значения слов «должен» и «необходимо»:

ДОЛЖЕН -жна́, -жно́; нареч., в функц. сказ.
1. с инф. Обязан (делать что-л., обладать каким-л. качеством). Шахматист д. закончить партию. Хозяйка должна приготовить завтрак. Ты д. быть добрее. // О том, что совершится обязательно, непременно или может совершиться. Д. скоро вернуться. * Всё на земле должно измениться мало-помалу (Чехов). // Вынужден, принуждён. Чтобы выздороветь, я должен принимать лекарства.
[Большой толковый словарь русского языка. - 1-е изд-е: СПб.: Норинт. С. А. Кузнецов. 1998]

НЕОБХОДИМО
I предик.
Оценочная характеристика чего-либо как являющегося таким, что следует делать.
II предик.
Оценочная характеристика чего-либо как являющегося необходимым, таким, что следует иметь.
[Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000].

Сравним два высказывания:
«Кодекс истинного арийца. П.1 «Каждый истинный ариец должен плюнуть, когда проходит мимо представителя такой-то национальности»
и «Шахматист должен закончить партию».

На мой взгляд, «должен» в первом примере является показателем косвенного призыва: указана конкретная ситуация и действия, которые следует предпринять определенному лицу в данной ситуации.

Еще один пример:
Иванов говорит в личной беседе Петрову: «В России необходимо установление авторитарного режима. Наступит порядок».
Отсутствие призыва очевидно, Иванов не призывает Петрова устанавливать авторитарный режим (в отличие от приведенного выше примера с Гитлером на митинге).

А что если нам попробовать прием трансформации: преобразуем высказывание с предположительно косвенным призывом (с компонентом «следует», «необходимо», «должен») в конструкцию, имеющую грамматические показатели прямого призыва (с глаголом в форме 2 лица ед. или мн. числа повелительного наклонения). Как это будет выглядеть?
Пример с арийцем:
«Кодекс истинного арийца. П1. Проходя мимо представителя такой-то национальности, плюнь в него»
На мой взгляд, новая конструкция по смыслу полностью эквивалентна примеру со словом «должен».

Такая трансформация невозможна в примере с шахматистом и Петровым. Получатся совершенно другие по семантике высказывания, т.е. призывы здесь явно отсутствуют.

Вернемся к нашему примеру с государством Y из доклада.
Высказывание «необходимо установить Y».
Если в тексте также встречаются утверждения, что бездействие в работе по установлению Y является грехом для мусульманина, то «необходимо установить Y» эквивалентно «участвуй в деятельности по установлению Y».

Конечно, это несколько искусственный прием, на него меня навел Ваш вопрос, Константин Иванович, по поводу высказываний со словами «необходимо», «следует», «должен» и т.п. Все равно эксперту следует учитывать структуру косвенного призыва.

Добавлено (19.12.2012, 08:51)
---------------------------------------------
Уважаемая Елена Евгеньевна! Спасибо за проявленный интерес к моей работе и за Ваши вопросы.
Я отметил в докладе, что установление значения специальных религиозных слов вызовет у лингвиста затруднения, и предложил решение этой проблемы – привлечение культуролога-религиоведа (в рамках комплексной экспертизы). Именно он является специалистом в данной области и может правильно определить лексические значения слов.
В докладе я высказал мнение, что специальные слова могут быть либо не зафиксированы в нормативных словарях, либо данные словарные статьи имеются, но толкование в них дается приблизительное, обобщенное. Например, как понять слово неверные: это все немусульмане или немусульмане за исключением «людей Писания» (иудеев и христиан)? Слово джихад – это священная борьба мусульман с неверными (словарное определение) или внутренняя борьба мусульманина с нравственными пороками (на это может указать специалист в области религиоведения)?
Конечно, я согласен с Вами, что эксперт должен ставить перед собой задачу установления значения единицы. Но вот всегда ли он способен его установить? Да, судебная лингвистическая экспертиза представляет собой исследование, но осуществляемое в законодательных процессуальных рамках. И главное правило – заключение эксперта не должно строиться на предположениях. Используя нормативные словари, эксперт в какой-то степени защищен (они нормативны). Но и в них содержатся не все слова, либо лексическое значение приводится упрощенно, общо (с точки зрения специалиста в этой области). Если же он начинает использовать ресурсы интернет, как он определит авторитетность и точность данных источников, устанавливая по ним значения специальных религиозных слов? На мой взгляд, выход и состоит в проведении совместной комплексной экспертизы и определении лексического значения религиозных слов совместно со специалистом в этой области.

 
ИваненкоДата: Среда, 19.12.2012, 09:29 | Сообщение # 12
Группа: Пользователи
Сообщений: 50
Статус: Offline
Максим Владимирович! Приведенные Вам примеры с использованием слов "должен", "обязан" и их синонимами в различных контекстах весьма убедительны. Но что мы имеем в результате? Вывод, что дело не в самих словах, а в контексте, в факторах коммуникации. Кто, где, когда, с какой интонацией сказал. Мне вообще представляется искусственной попытка однозначно ответить на вопрос: "Есть призыв? Нет призыва?". Вижу путь объективации в описании содержания высказывания с неким прогнозированием его типового восприятия по законам языка: Вот в этом контексте говорящий выражает мысль о необходимости смены власти в узком кругу близких. А в этом контексте лидер боевой группы дает наставления своим подчиненным не жалеть неверных и оправдывает волей Аллаха убийство. И в том, и в другом контексте могло не быть так называемого прямого призыва, а использовались слова "должен", "следует", "нужно". А выводы, может быть, пусть делает суд.
 
ngolevdДата: Среда, 19.12.2012, 10:44 | Сообщение # 13
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Статус: Offline
Вижу путь объективации в описании содержания высказывания с неким прогнозированием его типового восприятия по законам языка

Уважаемая Галина Сергеевна. Мне очень импонирует этот тезис, я всегда ратовал за введение исследований аксиологического содержания слов и выражений в юислингвистическую сферы, хотя бы потому что словари в этом плане, субъективны, не полны и часто отстают от жизни (я вот услышал на остановке ругательство: "Слушай ты, стерх...) и не системны. Но в связи с исследованием возникает суперпроблема - в отличие от нормативных словарей, результаты исследований обычно представляю семантику содержание слова (и других единиц) как поле с токрытыми границами и широким диапазоном оценок. Возьмем слов националист, революционер и контреволюцинер и проведем опрос - какие оценочные характеристику по отношению к слову и понятию , за ним стоящему. мы получим? Ясно самые разные. Как будем действвать в плане ответа на вопрос суда о наличии отрицательной информации?
 
ИваненкоДата: Среда, 19.12.2012, 19:55 | Сообщение # 14
Группа: Пользователи
Сообщений: 50
Статус: Offline
Думаю, Николай Данилович, контекст подскажет. Значения можно описать в закрытом списке, а смыслы и коннотации бесконечны.
 
ДжейнДата: Четверг, 20.12.2012, 18:33 | Сообщение # 15
Группа: Пользователи
Сообщений: 18
Статус: Offline
Думаю, что лингвист, который проводит экспертизу, должен быть не только человеком, умеющим переписать словарную статью. Он должен быть исследователем.
Очень интересное суждение.
В наши дни многие филологи очень быстро становятся и исследователями, и экспертами, хотя не всегда обладают достаточной компетенцией (в их багаже нет знаний по: психолингвистике, теории текста, лингвопрагматике, жанроведению, когнитивной лингвистике, этнопсихолингвистике, лингвоперсонологии, приемов дискурс-анализа, контент-анализа и пр. составляющих успеха), но, как правило, они амбициозны. При этом главное для таких экспертов – раз дали текст на экспертизу – землю рой, но найди компромат! А где презумпция невиновности?
Ведь эксперт должен быть способен выбрать нужную методику проведения лингвистической экспертизы и правильно интерпретировать полученные результаты. Он должен синтезировать информацию, объединить специальные знания и опыт, методы исследования со знанием особенностей исследуемого объекта. Его цель - дать объективные квалифицированные рекомендации. Кроме того, помимо компетентности и профессионализма, важны его личностные качества - нравственность, отсутствие конформизма, честность и порядочность.
Из дефиниций: «Эксперт – компетентный специалист, производящий экспертизу, – представляет свое заключение по какому-либо вопросу. Его задача состоит в том, чтобы, используя специальные знания, прошлый опыт и интуицию, применить общие законы и частные закономерности для разработки конкретных решений и обеспечить этим их оптимальность (объективность выводов, мнений, рекомендаций, оценок)».
Постановка вопроса, касающегося проблемы «один материал – разные результаты», при таком понимании лингвистической экспертизы, в принципе невозможна.
Юридическая лингвистика является наукой, которая служит правосудию и содействует укреплению законности и правопорядка, помогает следствию и суду определить состав правонарушений. Но лингвист – только помощник, он не имеет права выходить за рамки своей компетенции, что весьма правильно отметил в своем докладе М.В. Аблин. cool
 
BrinevДата: Четверг, 20.12.2012, 18:42 | Сообщение # 16
Группа: Администраторы
Сообщений: 197
Статус: Offline
Quote (Джейн)
Уважаемый Константин Иванович! В докладе был рассмотрен косвенный призыв с точки зрения критериев, предложенных М.А. Осадчим и Л.А. Араевой. Можно описывать речевой фрагмент и с позиций теории речевых жанров (работы по данному направлению имеются у профессора Е.А. Яковлевой, моего научного руководителя).
В Вашем вопросе содержится в определенной степени юридическая оценка: «состав правонарушения» - юридическая категория (предполагает ....

Такая трансформация невозможна в примере с шахматистом и Петровым. Получатся совершенно другие по семантике высказывания, т.е. призывы здесь явно отсутствуют.

Вернемся к нашему примеру с государством Y из доклада.
Высказывание «необходимо установить Y».
Если в тексте также встречаются утверждения, что бездействие в работе по установлению Y является грехом для мусульманина, то «необходимо установить Y» эквивалентно «участвуй в деятельности по установлению Y».

Конечно, это несколько искусственный прием, на него меня навел Ваш вопрос, Константин Иванович, по поводу высказываний со словами «необходимо», «следует», «должен» и т.п. Все равно эксперту следует учитывать структуру косвенного призыва.


Максим Владимирович, спасибо за подробный ответ. Необходимо))) все это обдумать.
 
НадеждаДата: Пятница, 21.12.2012, 19:00 | Сообщение # 17
Группа: Пользователи
Сообщений: 24
Статус: Offline
Доброго времени суток, Максим Владимирович!

Хотелось бы задать вам следующие вопросы:

1) Является ли для вас призыв лингвистическим термином?
2) В рамках проведения лингвистических экспертиз по делам об экстремизме разграничиваете ли вы призыв и иные формы побуждения? Если да, то как (например, призыв и требование, призыв и предложение)?
 
A_MaximДата: Вторник, 25.12.2012, 10:13 | Сообщение # 18
Группа: Пользователи
Сообщений: 6
Статус: Offline
Уважаемая Надежда Викторовна!
Спасибо за Ваши вопросы. Попробую на них ответить.
На мой взгляд, «призыв» является дефиницией и в юридической сфере употребления, и в области юридической лингвистики. Как юридический термин он используется в тексте статей Уголовного кодекса РФ, Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», Постановления Верховного суда РФ, о котором говорилось выше. Причем в указанных документах использовано словосочетание «публичный призыв», дается разъяснение, что именно следует понимать под публичностью. Важно уметь выявлять призывы и при проведении судебной лингвистической экспертизы. Здесь уже лингвист призыв рассматривает как речевой акт, ориентируясь на признаки призыва, зафиксированные в лингвистических работах.
Соответственно, для меня призыв является термином юридической лингвистики, так именно в данной отрасли знания важны дифференцирующие признаки призыва (по сравнению с другими побудительными речевыми актами).
Теперь по второму вопросу. Да, конечно, в экспертизе необходимо, на мой взгляд, разграничивать призыв и другие формы побуждения. Мы согласны с А.Т. Козловой, что дифференцирующим признаком будет характер выражения побуждения к действию. Призыв, отмечает данный исследователь, представляет собой предписывающую апелляцию, подразумевающую свободное решение воли адресата, призыв часто употребляют для осуществления какой-то высокой цели в моральном отношении, соответственно, указание цели служит и мотивировкой призыва [http://dspace.nbuv.gov.ua:8080/dspace/handle/123456789/35827].
А.Н. Баранов подчеркивает, что в РА «призыв» адресат побуждается к действиям (действию), осмысляемым как важная часть общественно значимой деятельности, способствующей достижению некоторых идеалов [Баранов, 2011].
В экспертизах по делам об экстремизме основная сложность, на мой взгляд, состоит в выявлении косвенных и скрытых призывов. Призыв, в отличие от других видов побудительных речевых актов, предполагает определенную свободу адресата (это обусловлено характером отношений между адресантом и адресатом, при «приказе» такой свободы нет, как и при «требовании»), адресат побуждается к выполнению действий, которые осмысляются как важная часть общественно значимой деятельности, говорящий и адресат являются политическими субъектами (в этом отличие от акта-предложения или просьбы). Призыв, таким образом, занимает промежуточное положение между приказом и просьбой.
Также необходимо учитывать контекст, в этом я согласен с Галиной Сергеевной.
Иногда в высказывании-призыве можно выявить признаки приказа. В нашем случае (примеры, приведенные в докладе) призыв к деятельности по установлению государства Y. В тексте могут содержаться утверждения, что данная деятельность является обязанностью для мусульман, это «приказ» Аллаха. Тем самым свобода действий адресата отрицается (по характеру выражения побуждения к действию данный призыв приближается к приказу).
 
НадеждаДата: Среда, 26.12.2012, 21:01 | Сообщение # 19
Группа: Пользователи
Сообщений: 24
Статус: Offline
Спасибо, максим Владимирович. Если не поздно, еще один маленький уточняющий вопросик: насколько "лингвистичны" такие дифференцирующие признаки призыва, как "высокая цель" и "принадлежность к общественно значимой деятельности"? Первый из них, на мой взгляд, относится к субъективно-оценочным категориям, второй скорее относится к компетенции социолога либо политолога.
 
A_MaximДата: Пятница, 28.12.2012, 23:25 | Сообщение # 20
Группа: Пользователи
Сообщений: 6
Статус: Offline
Уважаемая Надежда Викторовна, спасибо за Ваш уточняющий вопрос.
Рассмотрим словосочетание «высокая цель», содержащееся в приведенном выше определении призыва. Процитирую ещё раз А.Т. Козлову: «призыв часто употребляют для осуществления какой-то высокой цели в моральном отношении… указание цели и служит мотивировкой призыва». Да, я согласен с Вами, Надежда Викторовна, «высокая цель» относится к субъективно-оценочной категории. Но, на мой взгляд, это лишь указывает на то, что данная цель является «высокой» с точки зрения говорящего, субъекта призыва. Вернемся к нашему примеру из доклада: строительство государства Y является благом, «высокой целью» для мусульман.
Теперь по поводу «принадлежности к общественно значимой деятельности». Ключевым в данном определении А.Н. Баранова являются другой фрагмент «… деятельности, способствующей достижению некоторых идеалов». «Высокая цель», «некоторые идеалы» – именно на это направлен призыв. Думаю, что при характеристике призыва нельзя полностью избежать использования нелингвистических понятий (при оценке содержательной стороны призыва). Лингвист в этом случае устанавливает значения слов «политический», «социальный», «общественный» и т.п. по нормативным словарям, а также использует фоновые знания. Главное – вопросы эксперту-лингвисту не должны дублировать диспозиции специальных статей законодательных актов (например, Уголовного кодекса РФ).

Добавлено (28.12.2012, 23:25)
---------------------------------------------
Уважаемые лингвисты! Большое спасибо за ваши вопросы (на которые я с удовольствием отвечал). Поздравляю всех с наступающим Новым годом!

 
Форум » Конференция 2012 » Лингвоэкспертология » Аблин М.В. Косвенные призывы в современных идеолого-религиоз
Страница 1 из 11
Поиск: