Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Пятница, 26.05.2017, 06:48
[] [Форум: главная ·] [ На главную страницу конференции ] [Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Конференция 2012 » Лингвоконфликтология » Кошкарова Н.Н. Вопросы интервьюера как фактор провоцирования
Кошкарова Н.Н. Вопросы интервьюера как фактор провоцирования
BrinevДата: Вторник, 11.12.2012, 17:36 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 197
Статус: Offline
 
YushaДата: Понедельник, 17.12.2012, 22:07 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 36
Статус: Offline
Дорогая Наталья Николаевна! Прочитала Ваш доклад. Есть желание обсудить с Вами некоторые моменты.
Во-первых, мне интересно, что Вы называете деструктивным общением? Что или кто подвергается деструкции?
Во-вторых, мне не совсем ясен критерий выделения тактик (или способов) провоцирования конфликта. Разделение это носит какой-то интуитивный характер. А хотелось бы больше формальности. Я, к примеру, не вижу разницы между 2 и 5 способами. В обоих случаях Вы упоминаете желание воздействовать на психическое состояние интервьюируемого. Но даже если мы и примем такую классификацию, все равно встает вопрос о том, как из речевого материала мы узнаем о желании воздействовать на эмоциональную сферу? Есть ли какие-то формальные маркеры?
Наконец, вопрос про провокацию. С него, наверное, надо было начать. Каковы критерии провокации? Как Вы это видите?
Есть еще несколько мелких комментов, но для начала хватит. Жду ответов!
 
nkoshkaДата: Вторник, 18.12.2012, 08:07 | Сообщение # 3
Группа: Пользователи
Сообщений: 11
Статус: Offline
Уважаемая Татьяна Викторовна! Благодарю за интерес к моим изысканиям и ценные вопросы. Попытаюсь дать на них ответы. Полагаю, что деструктивное общение в рамках политического интервью межкультурного уровня (именно на таком материале проводится исследование) не эквивалентно значению термина "деструкция" в общепринятом понимании. Естественно, мы не можем наблюдать в ходе разговора членов российского эшелона власти и представителей иностранных СМИ никакого разрушения и (или) нарушения чего-либо. Скорее, речь идет о деструктивности процесса коммуникации как противоположной конструктивному взаимодействию. К формальным маркёрам, равно как и к критериям провокации, мы относим: эксплицитное намерение адресанта вызвать желаемое психологическое состояние у собеседника (прямое провоцирование) и речевые акты намёка, запроса информации, этикетные речевые акты, изначально выгодные для адресанта и адресата, но несущие в себе опять же деструктивный потенциал (косвенное провоцирование). Надеюсь, моя попытка ответить на Ваши вопросы не была провальной! Жду дальнейших комментов!
 
elenaKДата: Вторник, 18.12.2012, 20:58 | Сообщение # 4
Группа: Пользователи
Сообщений: 18
Статус: Offline
Уважаемая Наталья Николаевна! Спасибо за доклад, выполненный в разрабатываемом Вами направлении описания жанра интервью в лингвоконфликтологическом апекте. С Вашими работами в этом направлении знакома. В целом концепция представляется достаточно обоснованной и убедительной. Но терминологические вопросы всё же остаются. Самый главный из них - некоторое смещение (отчасти и собственно терминологическое) в сторону писхологии и социологиии. Подобный же вопрос Вам адресовала Татьяна Викторовна. Деструктивное общение, провоцирование, эксплицитные намёки, создание выгодной ситуации и т.д. - какое собственно языковое содержание можно из этого извлечь? И ещё один уточняющий момент. Всегда ли асимметрия коммуникативных ролей в сторону интервьюируемого свидетельствует о создании гармоничного дискурса? Возможно ли построение диалога в подобной речевой ситуации по конфликтному типу взаимодействия коммуникантов?
С уважением,
Елена Валерьевна Кишина
 
YushaДата: Среда, 19.12.2012, 21:01 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 36
Статус: Offline
Уважаемая Наталья Николаевна! Спасибо за ответы. И все-таки про лингвистические маркеры. Вот Вы пишете "эксплицитное намерение адресанта вызвать желаемое психологическое состояние у собеседника". А как оно выражено это эксплицитное намерение? Как я могу отличить эксплицитное от неэксплицитного? Эксплицитное провоцирование на действие может выглядеть как прямое побуждение к этому действию в форме императива. К примеру "Ударь меня! Ну, ударь меня!" Это эксплицитная провокация на действие. А когда речь идет о психическом состоянии, то как можно провоцировать эксплицитно? Поскольку ответ для меня пока не ясен, я с трудом представляю критерий разделения на эксплицитные и имплицитные высказывания. Повторюсь, все-таки нужен формальный критерий. Пишите, подискутируем.
 
Форум » Конференция 2012 » Лингвоконфликтология » Кошкарова Н.Н. Вопросы интервьюера как фактор провоцирования
Страница 1 из 11
Поиск: