Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Четверг, 20.07.2017, 17:46
[] [Форум: главная ·] [ На главную страницу конференции ] [Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Конференция 2010 » Экспертные исследования спорных речевых произведений: методология и методика » Стернин И.А. Неприличная форма высказывания в лингвокрим...
Стернин И.А. Неприличная форма высказывания в лингвокрим...
000Дата: Среда, 08.12.2010, 16:10 | Сообщение # 1
Группа: Удаленные





Страница обсуждения доклада Иосифа Абрамовича Стернина
Неприличная форма высказывания в лингвокриминалистическом анализе текста
 
OlyaДата: Суббота, 18.12.2010, 11:59 | Сообщение # 2
Группа: Пользователи
Сообщений: 17
Статус: Offline
Уважаемый Иосиф Абрамович, при прочтении Вашей статьи возникли следующие вопросы.
1. Вы утверждаете: «В юридическом смысле понятие неприличная языковая форма - это наличие высказываний в адрес истца, содержащих именно непристойную лексику и фразеологию, то есть нецензурные слова и выражения, которые грубо оскорбляют общественную мораль, грубо нарушают нормы общественных приличий». При этом в приведенной таблице (и в тексте статьи) Вы говорите о том, что к нецензурным словам относятся только 5 слов и их производные. Если я Вас правильно поняла, вся лексика, лежащая за пределами этих пяти слов и их производных, не может быть отнесена к неприличной по форме (в юридическом смысле)? А значит и не может быть квалифицирована как «оскорбление»? Если это так, то такие жесткие критерии трактовки «неприличная форма», безусловно, облегчают работу лингвистам-экспертам, однако не увеличивают ли такие критерии возможность безнаказанного употребления лексики, лежащей за пределами пяти слов и их производных, в адрес других лиц? «Словарь мата», если я не ошибаюсь, всё-таки «богаче» пяти слов и их производных.
2. Второй вопрос связан с первым. Как соотносятся понятия бранная лексика (в таблице Вы приводите такие примеры, как ублюдок, дерьмо, сука…) с понятием неприличная форма. Я поняла, что (с Вашей точки зрения) бранная лексика не является неприличной по форме, а является лишь некультурной (неуместной) и может оцениваться только с позиции морали, но не с позиции права. Так ли это?
С уважением, Ольга Александровна Носкова (Кемеровский государственный университет)
 
isterninДата: Вторник, 21.12.2010, 00:41 | Сообщение # 3
Группа: Пользователи
Сообщений: 17
Статус: Offline
Уважаемая Ольга Александровна. я полагаю, что понятие неприличная форма следует ограничить матом, а мат- пятью словами и их производными. Словари мата - какие-то любительские проекты и они стараются включить побольше всего. Мой подход облегчает работу лингвокриминалистам, этим он и обусловлен. А оскорбительность - более широкое понятие. Безнаказанное употребление слов за пределами пяти, предлагаемых мною, должно пресекаться, но уже не юридическими нормами, а моральными, это не должно быть подсудно. А то можно за любое слово осудить. А оскорбительность слова или выражения - категория функциональная. контекстная. грубые, бранные ми матерные слова могут использоваться междометно, орнаментально. как выброс эмоции - это неприлично в бытовом смысле, но не в юридическом.
А у меня есть другая проблема: если матерятся в моем присутствии, почему это меня оскорбляет? Мат не обращен ко мне, а меня оскорбляет. Сейчас с коллегами думаем над этим. Мат в общественном месте запрещен адvининистративным кодексом, а когда я рядом, матершинники меня игнорируют как сигнал общественного места. Кроме того, они понижают мой статус - считая меня равным себе в грубом словоупотреблении. Это можно использовать , может быть, для борьбы с матерщинниками типа Ф.Кирокорова.
С уважениtм
И.А.Стернин
 
ngolevdДата: Вторник, 21.12.2010, 10:42 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Статус: Offline
Уважаемый Иосиф Абрамович. Рад привестствовать Ваше участие на форуме. Не сомневаюсь, что оно здесь будет весомым и конструктивным, добавит в дискуссию центростремительные импульсы (имею в виду, что большой опыт и авторитет одного из участников всегда играет роль того центра, к которому тяготеют дискутирующие). Не сомневаюсь, что проблему неприличности задали сами законодатели, которые - как это часто бывает в законодательной практике - употребили общенародное выражение в терминологическом значении , которое сами не определили и которое не существовало как термин и в лингвистике. Над вопросом, что же под ним понимать стали ломать голову уже авторы известной кн. "Понятия чести и достоинства....." (А.А. Леонтьев, Ю.А. Сорокин и др.). Но до конца не решили, оставив возможность "доквалицировать" неприличное экспертам-практикам. Тут, конечно, возникло большое пространство материала для темы "множественность интерпретации", можно кандидатскую писать. Вы предлагаете ввести критерий практической целесообразности и решить вопрос конвенциально. Давайте считать неприличными только пять слов и производные от них. Цит. (из другого поста): "Если инвективную лексику свести к матерной - это поможет в экспертизе, ее можно задать списком и она будет неприличной всегда. А оскорбительной лексики как лексического разряда в языке, по моему убеждению, нет- это функциональная категория" (И.А. Стернин). Я могу подписать эту конвенцию. Тем более что уверен, что объективной границы между приличным и неприличным скорее всего нет или она настолько размыта, что в ближайшие 50 лет никем из лингвистом она не будет "открыта",обнуружена, доказана, а "работать" нам надо сегодня. Правда, признав эту конвенцию, придется признать и другую. Юр. определение осорбления - это унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. ТОЛЬКО в неприличной форме. Значит, лингвистическое определение оскорбления (как функциональной категории) предполагает другое понятие оскорбления (гораздо более широкое). Значит, мы должны одназначно квалифицировать юр. термин и лингв. термин как ОМОНИМЫ. Тогда наша конструкция начнет "работать" в суде. Но хорошо ли она будет работать в более широком пространстве, выйдя за пределы юридического поля "законодатель -эксперт - судья"? Поймут ли нас истец и ответчик, когда мы объявим, что скажем, блядунчик - неприличное слово и, значит по ст. 130 - оскорбление (и наказание), а скажем, эй ты, выкидыш или жертва неудачного аборта - очень даже приличные и никакого оскорбления и наказания нет. Боюсь, не поймут. И тут я вижу снова проявления основной антиномии юридического языка - он специальный или народный? И на основе каких презумпций должен "работать" эксперт - вытекающих из общенародного языка или конвенциального (юридического)? Другим боком это вопрос: эксперт есть юрислингвист или "лингвоюрист"? И много других серьезных следствий. Часть из них обсуждается в моем докладе на форуме. Николай Данилович Голев.

Сообщение отредактировал ngolevd - Вторник, 21.12.2010, 10:43
 
isterninДата: Вторник, 21.12.2010, 23:28 | Сообщение # 5
Группа: Пользователи
Сообщений: 17
Статус: Offline
Дорогой Николай Данилович. со всеми Вашими соображениями согласен. Но надо действительно иметь объяснения для обычных людей. почему мы не квалифицируем те или иные слова как оскорбительные. Кстати. блядунчик может быть и не оскорбление -хотя форма неприличная, но может в контексте не характеризовать человека как нарушителя моральных норм или законов, смотря как употреблено. Главный критерий здесь. как мне кажется - это не подпадает пою юридическое понятие оскорбления. Но ведь при этом это может унижать честь и достоинство человека! Вот в этом направлении надо работать: надо обосновать. что унизить честь и достоинство может гораздо более широкий круг выражений. чем оскорбить ( в юридическом смысле).Пообщаться очень интересно! Скачал ваши "Юрислингвистики" и хочу распечатать. чтобы магистранты и специалисты по лингвокриминалистике читали.
С уважением
И.А.Стернин.
 
Форум » Конференция 2010 » Экспертные исследования спорных речевых произведений: методология и методика » Стернин И.А. Неприличная форма высказывания в лингвокрим...
Страница 1 из 11
Поиск: