Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Суббота, 19.08.2017, 17:57
[] [Форум: главная ·] [ На главную страницу конференции ] [Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Конференция 2010 » Конфликтный текст как предмет лингвистического исследования » Сидорова Т.А., Егорова Е.Н. Неприличность как ведущий фактор
Сидорова Т.А., Егорова Е.Н. Неприличность как ведущий фактор
000Дата: Среда, 08.12.2010, 19:29 | Сообщение # 1
Группа: Удаленные





Страница обсуждения доклада Татьяны Александровны Сидоровой и Екатерины Николаевны Егоровой
Неприличность как ведущий фактор инвективизации речи
 
Mari_yaДата: Среда, 15.12.2010, 12:04 | Сообщение # 2
Группа: Пользователи
Сообщений: 8
Статус: Offline
Уважаемые Татьяна Александровна и Екатерина Николаевна! У меня возникли следующие вопросы:
1. Какую роль в проведении лингвистической экспертизы по оскорблению, по Вашему мнению, может играть классификация/"шкала" интенсивности фраз"?
2. На основании каких признаков/показателей можно сделать вывод о том, что автор речевого произведения реализовал/реализовывал стратегию дискредитации?
С уважением, Марина Ивановна
 
ruslit1611Дата: Четверг, 16.12.2010, 10:55 | Сообщение # 3
Группа: Пользователи
Сообщений: 4
Статус: Offline
Уважаемая Марина Ивановна, благодарю Вас за вопросы.
1. Поскольку важным аспектом определения юридизации становится форма реализации информации (это обусловлено определением правонарушения оскорбления в УК РФ), в ситуации конфликта необходимо определить степень воздействия / интенсивности фразы. Безусловно, классификация не может быть универсальной. И интерпретировать речевой акт следует с учётом дискурсивных характеристик.
2. Одной из самых сильных конфликтных стратегий речевого поведения является стратегия дискредитации, которая реализуется посредством различных тактик: обвинения, разоблачения, обнародования негативных фактов, оскорбления (косвенного оскорбления «бросать тень на кого-либо»), намека, драматизации, иронии (насмешки, издевки), игнорирования личности, перебивания и т.п.
С уважением, Екатерина Николаевна


Сообщение отредактировал ruslit1611 - Четверг, 16.12.2010, 11:28
 
AngelДата: Четверг, 16.12.2010, 12:51 | Сообщение # 4
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Статус: Offline
Уважаемые авторы доклада, хотелось бы поблагодарить за выбранную для исследования тему - очень интересно и злободневно.

Хочется также уточнить кое-какие моменты: Если я не ошибаюсь, то неприличная форма по своей сути приравнивается Вами к способности текста "обидеть" кого-либо. Допустим, человека очень сильно оскорбило, обидело то же нейтральное слово "графоман" или любое другое (дурак, невежа, писака и пр.), то это речевое действие также будет проходить по 130 ст.УК ?? Тогда возникает вопрос: как можно обидеть "прилично"?? Или получается, что оппозиция "приличное/неприличное" избыточна?

Заранее спасибо.

 
ruslit1611Дата: Четверг, 16.12.2010, 17:16 | Сообщение # 5
Группа: Пользователи
Сообщений: 4
Статус: Offline
Уважаемый Angel :), благодарю Вас за вопросы.
Значимым для лингвиста и для юриста представляется разграничение «объективной оскорбительности» и «субъективной оскорбленности» [Владимир Ильич Жельвис, 2000]. Безусловно, в этом вопросе следует обратить внимание на толкование понятий «обида» и «оскорбление». Разночтения вызваны тем, что оскорбление трактуется посредством понятия «обида» (нанесение обиды – дело неподсудное). Посредством слова "дурак" (если произнести его нежно, с улыбкой) можно рассказать о своих теплых чувствах:)), а ещё, например, есть сборник стихов "Графоман", то есть человек (автор) воспринимает это слово иначе - по-доброму.
А чтобы диагностировать признаки оскорбления, на наш взгляд, лингвист-эксперт в процессе исследования должен ответить на следующие вопросы:
1. присутствуют ли в тексте негативные высказывания об истце, то есть негативно его характеризующие;
2. адресованы ли эти высказывания лично истцу;
3. что характеризуют негативные высказывания: конкретные действия или слова потерпевшего, либо дают обобщённую оценку его личности в целом;
4. используется ли в этих высказываниях оскорбительная лексика и фразеология;
5. имеют ли анализируемые высказывания неприличную форму.
С уважением, Екатерина Николаевна


Сообщение отредактировал ruslit1611 - Пятница, 17.12.2010, 10:59
 
ngolevdДата: Четверг, 16.12.2010, 17:45 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Статус: Offline
Уважаемая Екатерина Николаевна. Вопрос о неприличной форме выражения очень важен, поскольку такого термина нет в лингвистических словарях и такое слово-понятие появилось в "лексиконе" лингвистов только по той причине, что авторы УК ввели его в текст статьи 130. Так сказать, обязали употреблять (в тексте закона все в императиве!). Лингвистам-эксперптам воленс ноленс приходится как-то его квалифицировать. На практике термин "неприличная форма" чаще всего отождествляют с "ненормативной формой". Согласны ли Вы с таким отождествлением? И еще уточнение уже в плане модальности:
Цитирую Ваш текст: "лингвист-эксперт в процессе исследования должен ответить на следующие вопросы ..". Неприличность, в самом деле, дело тонкое, поэтому уточните, пожалуйста: в приведенной фразе предполагается ли вводный оборот типа "на наш взгляд" или Вы настаиваете на решенности этого вопроса (КЕМ?) и, следовательно, сочетание "ДОЛЖЕН ответить" в вашем тексте следует трактовать как императивное? Николай Данилович Голев


Сообщение отредактировал ngolevd - Четверг, 16.12.2010, 17:50
 
ruslit1611Дата: Четверг, 16.12.2010, 19:37 | Сообщение # 7
Группа: Пользователи
Сообщений: 4
Статус: Offline
Уважаемый Николай Данилович! Спасибо за вопросы.
Я согласна, что оборот "на наш взгляд" всё-таки должен быть.
Но, думаю, именно этот комплекс вопросов позволяет лингвисту следовать определённому алгоритму.
Не совсем согласна с отождествлением понятий "неприличность" и "ненормативность", поскольку, с одной стороны, в словарях русского литературного языка можно встретить грубопросторечные слова (а если они произнесены с оскорбительной эмоциональной окраской?). С другой стороны, ориентация на коммуникативную ситуацию иногда позволяет обидное высказывание квалифицировать как речевое хулиганство (ст. 201. Кодекса об административных нарушениях РФ «Мелкое хулиганство»).
С уважением, Екатерина Николаевна.
 
Mari_yaДата: Пятница, 17.12.2010, 07:39 | Сообщение # 8
Группа: Пользователи
Сообщений: 8
Статус: Offline
Уважаемая Екатерина Николаевна! Все-таки хочется вернуться к следующему:
1) в статье УК РФ оскорбление определяется как унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. Имеет ли тогда значение то, к какой из категорий "напряженности" относится высказываение, если оно не является неприличным?
2) в качестве признаков речевой стратегии дискредитации Вы перечислили тактики, посредством которых реализуется указанная стратегия. Следует ли из этого вывод о том, говорящий реализует стратегию дискредитации в следующих ситуациях: прокурор выступает в суде с обвинительной речью (тактика обвинения); в разговоре подруга перебивает свою собеседницу репликами, вопросами?
 
ruslit1611Дата: Пятница, 17.12.2010, 11:51 | Сообщение # 9
Группа: Пользователи
Сообщений: 4
Статус: Offline
Уважаемая Марина Ивановна! Благодарим Вас за уточнения к вопросам.
2. Тактики (в комплексе) были обозначены в рамках спорной ситуации - содержится ли в газетно-публицистическом тексте критика (например, объективный анализ события), а может автор речевого произведения реализовал стратегию дискредитации? (использовав манипулятивные лингвистические приёмы, обманул читателя, представил только негативную информацию). Важно то, с какой целью Говорящий реализует тактики (в какой ситуации), то есть определение его коммуникативного намерения (// умысла).
1. Трудный вопрос (хотелось бы задать его автору статьи 130 ч.1 УК РФ). В статье УК РФ указана именно "неприличная форма" (явно циничная форма), поэтому представление категории неприличности как ФСП - это попытка/возможность для анализа в релятивном аспекте (так как ортологический подход не всегда даёт возможность корректно сделать выводы о РА "оскорбление").

1.Какую роль в проведении лингвистической экспертизы по оскорблению, по Вашему мнению, может играть классификация / «шкала» интенсивности фраз»?

К сожалению, пока такая шкала не имеет юридической силы. В правовых документах понятие «неприличная форма» является неопределённым и весьма размытым. Но мы надеемся, что наша попытка расширить границы понятия «неприличная форма» позволит лингвистам-экспертам делать более глубокие выводы, опираясь не только на семантику языковой единицы, но и на другие её уровни: форму, структуру знания, функцию в процессе взаимодействия со средой (контекстом). Такая шкала детерминируется уровневым подходом к языковым единицам. В этом мы видим её перспективность.

2.На основании каких признаков / показателей можно сделать вывод о том, что автор речевого произведения реализовал / реализовывал стратегию дискредитации?

В сознании часто складывается стереотип пресуппозиции: наличие материально выраженных показателей выражения стратегии дискредитации. Наш материал показывает, что это не так. Зачастую языковые средства не в полном объёме передают ту или иную информацию. Даже в структуре слова морфемы не всегда становятся средством выражения всего объёма внутренней формы. Тем более в тексте или дискурсе. Языковые средства могут лишь сигнализировать о той или иной информации. Поэтому в качестве показателей стратегии дискредитации мы выделяем наряду с языковыми средствами и дискурсивные средства (например, речевые тактики, речевые сценарии, пресуппозиции, пропозиции, интонация и т.д.).

С уважением, Татьяна Александровна и Екатерина Николаевна

Сообщение отредактировал ruslit1611 - Суббота, 18.12.2010, 14:01
 
OlyaДата: Суббота, 18.12.2010, 20:23 | Сообщение # 10
Группа: Пользователи
Сообщений: 17
Статус: Offline
Уважаемые Татьяна Александровна и Екатерина Николаевна! Как вы считаете, в газетно-публицистических текстах могут ли быть случаи, когда стратегия дискредитации используется уместно? Или, на ваш взгляд, для газетно-публицистической речи стратегия дискредитации - это исключительно отрицательное (некорректное, неуместное, неэтичное...) явление?
С уважением, Ольга Александровна Носкова (Кемеровский государственный университет).
 
ngolevdДата: Суббота, 18.12.2010, 21:35 | Сообщение # 11
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Статус: Offline
Ольга Александровна, добрый вечер. Выскажу свое мнение. Может ли шпионаж быть позитивным явлением? Да, если шпион - "наш". Правда, тогда он не шпион, а разведчик. Может ли быть манипуляция хорошей? Еще бы. Очень хорошо, например, продать много-много НАШЕГО товару. Но тогда это эффективное речевое воздействие. Может ли быть дискредитация позитивным и уместным явлением? Да, но тогда она называется изобличением (нехорошего,=чужого человека), критикой, политической борьбой (в пользу "наших", конечно). Вот такое у меня мнение. Николай Данилович Голев.
PS Когда первые миссионеры пришли в Свазиленд, то спрашивали: "Бушмены, знаете ли Вы, что такое зло?" - Да знаем,- отвечали бушмены . - Это когда готетнтоты угонят наших коров. - А знаете ли Вы, что такое добро. - Да, знаем. Это когды мы у готентотов коров угоним".
 
OlyaДата: Воскресенье, 19.12.2010, 17:19 | Сообщение # 12
Группа: Пользователи
Сообщений: 17
Статус: Offline
Николай Данилович, ответ исчепывающий! В таком случае у меня дополнительный вопрос. Насколько я поняла, при реализации автором текста стратегии дискредитации вероятность отнести ту или иную его фразу (или отдельное слово) к неприличной форме высказывания повышается? А если использована стратегия изобличения - "дискредитация в положительном смысле" (например, жанр памфлета или фельетона, где текст полностью строится на иронии, сатире, насмешке, демонстрируются только отрицательные качества объекта, и это предполагают законы жанра), то в такой ситуации вероятность отнести какую-либо фразу (слово) к неприличным уменьшается или нет?
Ольга Александровна Носкова.

Добавлено (19.12.2010, 17:19)
---------------------------------------------
Уважаемые Татьяна Александровна и Екатерина Николаевна! Хотя ответ Николая Даниловича на вопрос об уместности дискредитации в публицистическом тексте во многом исчерпывающий (сказано действительно в точку), однако данный ответ не исчерпывает желания узнать и мнение авторов доклада на этот счет. Равно как и весьма интересно услышать ваше мнение относительно изложенных выше вопросов.
Ольга Александровна Носкова.
Р.S. Увлекшись сразу после прочтения доклада дисскуссией, не успела поблагодарить авторов за актуальный, глубокий, четко структурированный и вызывающий на размышления доклад. Поэтому делаю это сейчас.

 
ngolevdДата: Воскресенье, 19.12.2010, 17:55 | Сообщение # 13
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Статус: Offline
Уважаемые Татьяна Александровна и Екатерина Николаевна! Приношу извинения за то, что диалог с Ольгой Александровной протекает на вашей "площадке", тем более я упреждаю Ваши ответы. Но мое мнение, есть лишь мое мнение. В онлайн-дискуссиях часто возникает такая ситуация. Новые вопросы О.А. Носковой мне интересны. И с Вашего позволения я продолжу эту "ветвь" на вашей площадке.
Насколько я понимаю, Ольга Александрован, Ваш вопрос связан с влиянием на оценку той или иной речевой стратегии и с ее зависимостью от жанра, в котором она реализуется. Да, это, на мой взгляд, принципиальная зависимость. Более того, во многих своих экспертизах (независимо от наличия прямого вопроса эксперту!) считаю нужным высказать свою оценку жанра. К примеру, если текст художественный (и это будет доказано), то, по моему мнению, это снимает вообще вопрос об обвинении в, скажем, распространении порочащей информации о конкретном лице (поскольку, если текст художественный, персонаж уже не КОНКРЕТНОЕ лицо, даже если называется определенным именем, например, Михаил Илларионович Кутузов в "Войне и мире" - вовсе не тот конкретный г. М.И. Кутузов, который родился в городе Н. в 17.. году, паспорт №..), если Н.А. Некрасовым написано "Помню я еще молодушкой была..", это вовсе не значит что Н.А. Некрасов - молодушка (точнее - уже не молодушка), или что некая уже не молодушка написала это стихотворение. Жанр предполагет вымысел, а вымысел не предполагает проверку на соответствие действительности. На то он и вымысел. Как вы верно выразились, - таковы "законы жанра". Я часто задаю вопрос студентам, обучающимся на специальности "Юрислингвистика", - чем отличается в жанровом смысле фельетон от пасквиля. Почему фельетон "неподсуден" (теоретически, по крайне мере), а пасквиль - подсуден. И в качестве примера прошу оценить на этой шкале "Письмо Пушкина к Геккерену" (оно, кстати, опубликовано в нашем сборнике "Юрислингвистика-5" с комментариями В.И. Жельвиса). Разумеется, вероятность оценки языковой формы как неприличной зависит от жанра, стиля, рода.. Одно дело в художественном произведении, другое дело - в публицистике. Одно дело в фельетоне, другое - в предвыборном материале или официальной информации. Н.Д. Голев.


Сообщение отредактировал ngolevd - Воскресенье, 19.12.2010, 18:16
 
TgubaevaДата: Воскресенье, 19.12.2010, 18:02 | Сообщение # 14
Группа: Пользователи
Сообщений: 160
Статус: Offline
Уважаемые коллеги, в вашем распоряжении нет ли хотя бы примерной статистики - сколько приговоров по статье 130 вынесено с использованием ваших заключений?
Спасибо.
Т.В.Губаева


Сообщение отредактировал Tgubaeva - Воскресенье, 19.12.2010, 18:02
 
NikaДата: Понедельник, 20.12.2010, 13:19 | Сообщение # 15
Группа: Пользователи
Сообщений: 5
Статус: Offline
Уважаемая Тамара Владимировна, я занимаюсь экспертной деятельностью 17 лет. За это время по статье 130 УК РФ вынесено свыше 200 приговоров с использованием моих заключений. Один приговор был по статье 129 УК РФ "Клевета".
С уважением, Татьяна Александровна Сидорова
 
OlyaДата: Понедельник, 20.12.2010, 13:30 | Сообщение # 16
Группа: Пользователи
Сообщений: 17
Статус: Offline
Да, Николай Данилович, мой вопрос был связан с влиянием речевой стратегии и жанра, в котором она реализуется, на оценку эксперта. С художественным произведением всё более или менее ясно. Вряд ли кто-то станет осуществлять Н. А. Некрасова с молодушкой (или уже не молодушкой). Когда же речь идет о художественной публицистике (где неизбежен синтез художественного и публицистического), ситуация выглядит как-то посложнее. Часто в памфлетах, фельетонах и других художественно-публицистических жанрах речь идет о реальных лицах. Интересно, что в таких случаях обычно делает лингвист-эксперт? Может, подсчитывает долю художественного и долю публицистического в тексте?
С тем, что фельетон теоретически «неподсуден», согласна. Качественный фельетон, как правило, несет в себе художественную ценность. Некоторое недоумение вызывает то, что иногда «неподсудной» оказывается «желтая» пресса. Так, в одном из экспертных заключений прочла приблизительно такое высказывание: слово «блядь», которым названа героиня публикации, является неприличным, однако особенности стиля издания (стиль «желтой» прессы), позволяют говорить о том, что для авторов и читателей данного издания это слово не несет оскорбительной окраски. С одной стороны, ясно, что «желтая» пресса создается для определенного круга читателей, и вряд ли серьезный образованный человек будет воспринимать за чистую монету всё, что там написано. С другой стороны, правильно ли считать «желтую» прессу т.н. «специальным местом, отведенным для курения» (раз «желтая» газета, значит можно все, ибо круг читателей и авторов таков, да и стиль к тому располагает)? Буду благодарна тем, кто поделится опытом свой экспертной оценки текстов «желтой» прессы.
Ольга Александровна Носкова.
 
NikaДата: Понедельник, 20.12.2010, 13:31 | Сообщение # 17
Группа: Пользователи
Сообщений: 5
Статус: Offline
Уважаемая Ольга Александровна, если кратко, то на Ваш вопрос можно ответить так: для газетно-публицистической речи стратегия дискредитации не уместна, поэтому мы полностью согласны с мнением многоуважаемого Николая Даниловича.
Жанры памфлета и фельетона в западном диффамационном законодательстве относятся к "приличным". Мы же считаем, что необходимо учитывать широкий контекст и конкретную ситуацию. По нашему мнению, памфлет и фельетон могут быть неприличными, то есть содержать неприличные по форме высказывания, фразы, слова в рамках газетно-публицистического дискурса. В художественном тексте, безусловно, такие жанры следует рассматривать как приличные, поскольку там действуют другие критерии.

С уважением, Татьяна Александровна Сидорова

 
ngolevdДата: Понедельник, 20.12.2010, 14:01 | Сообщение # 18
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Статус: Offline
Уважаемые Татьяна Александровна и Ольга Александровна. Реплика относительно фельетона. Я думаю, что его "теоретическая неподсудность" обусловлена тем обстоятельством, что своей художественной ипостасью он как бы обобщает конкретное лицо до социального явления, которое и обличает. Обычный художественный прием в этом случае - "срывание масок", вот, мол, персонаж рядится в одежды истинного государственного деятеля, тогда как...... И должен сказать, что если эксперту удается доказать, что автор фельетона был озабочен не "опусканием" конкретного гр. П. , а борется за социальную правду, то суд прислушивается к доводам эксперта. Но в целом, конечно, фельетон находится на пересечении беллетристики и публицистики, а сама граница между ними в значительной мере конвенциальна. Похоже, что в России (в том числе в общественном сознании - что в нашем вопросе особьенно важно!) она ближе к восприятию фельетона как публицистики (но здесь я могу и ошибаться). Были времена, что и басню могли воспринимать как "экстремизм" - насмешки вечные над львами, над орлами; кто что ни говори, хотя животные, а все-таки цари". Н.Д. Голев
 
OlyaДата: Понедельник, 20.12.2010, 19:58 | Сообщение # 19
Группа: Пользователи
Сообщений: 17
Статус: Offline
Татьяне Александровне. Уважаемая Татьяна Александровна, благодарю за ответ. Для меня важным является Ваше замечание, что надо различать художественный и газетно-публицистический фельетон.
Николаю Даниловичу. Николай Данилович, спасибо за дополнительную реплику по поводу фельетона. Думаю, Вы правы, что "неподсудность" фельетона объясняется борьбой автора за социальную правду и обобщением конкретного лица до соц.явления. Под этим углом зрения на "неподсудность" фельетона я до настоящего момента не смотрела.
С уважением, Ольга Александровна Носкова.
 
TgubaevaДата: Понедельник, 20.12.2010, 20:23 | Сообщение # 20
Группа: Пользователи
Сообщений: 160
Статус: Offline
Уважаемая Татьяна Александровна, большое Вам спасибо. Могу ли я, с Вашего позволения, передать этот факт как иллюстрацию эффективности экспертиз своему соискателю?
Очень надеюсь...
Т.В.
 
brinevkДата: Понедельник, 20.12.2010, 20:42 | Сообщение # 21
Группа: Администраторы
Сообщений: 195
Статус: Offline
Уважаемые Татьна Александровна и Екатерина Николаевна! Хотел бы вернуться к обсуждению доклада (он интересен и вызвал множество комментариев). В этой связи у меня вопрос-комментарий. Скажите, что изменится в исследованиии, если например, из списка неприличных убрать п. 4. Неприличная по содержанию (негативно характеризующая, типа «дурак, мерзавец»).
Сразу прокомментирую вопрос. На мой взгляд - изменится только одно: мы не будем называть словом "неприличное" негативно характеризующую лексику. То есть изменится решение о прикреплении слова "неприличное" к данному типу средств. Из этого следует, что приведенный список неприличных средств конвенционален и его нельзя обосновать фактами, за него можно, например, голосовать и принять большинством голосов либо принять другой или при проведении экспертизы просто запомнить его списком. Сразу оговорюсь: что проблема неприличного, на мой взгляд, так как она поставлена в лингвистической экспертизе не имеет описательного решения.
Хотел добавить: На мой взгляд, стратегия дисредидтации - вещь не выводимая из речевых произведений, обычно этим ловосочетанием называют каку-то группу средств, которые могут быть обидны (поэтому данная теория сразу "буксует" на релятивных моментах - обвинение в суде и обвинение в газете). Из этого, на мой взгдяд, сдедует, что стратегия дисредитации или ее остуствие не может быть объяснено и жанровой спецификой в том числе. Вспоминается пример, правда я помню это туманно: некий поэт античный написал стихи о девушке, которая как-то с ним нехорошо себя повела. После обнародования этих стихов весь город пальцем показывал на эту девушку и она с семейством, насколько я помню, вынуждена была уехать из города.
Спасибо! Буду рад критическим замечаниям коллег на это сообщение.


Сообщение отредактировал brinevk - Понедельник, 20.12.2010, 22:06
 
isterninДата: Вторник, 21.12.2010, 01:18 | Сообщение # 22
Группа: Пользователи
Сообщений: 17
Статус: Offline
Дорогие коллеги. мне кажется. что вы очень расширяете состав оскорбительной и неприличной лексики.Смотреть на эту проблему , по-моему, надо исключительно в контексте. Если инвективную лексику свести к матерной - это поможет в экспертизе, ее можно задать списком и она будет неприличной всегда. А оскорбительной лексики как лексического разряда в языке, по моему убеждению, нет- это функциональная категория. Оскорбительное слово -это на которое обиделся кто-то.А это чисто субъективное. Оскорбительный характер для человека может приобрести любое словоупотребление, и нельзя на этом основании его тянуть в суд. Кто-то оскорбился, что его не позвали на день рождения, кого-то назвали негибким и он оскорбился и т.д. Неприличная (нецензурная) форма -основание для признания высказывания оскрблением в юридическом смысле, остальное - моральное осуждение, оценочная лексика. Можно сказавшего грубость или гадость признать моральным уродом, можно -не владеющим нормами культуры общения и поведения и т.д.,осудить всем обществом, но не привлекать за это к уголовной ответственности.
И.А.Стернин
 
TgubaevaДата: Вторник, 21.12.2010, 10:58 | Сообщение # 23
Группа: Пользователи
Сообщений: 160
Статус: Offline
Уважаемый Иосиф Абрамович! Целиком с Вами согласна насчет чрезмерного расширения состава оскорбительной и неприличной лексики. Так можно дойти до того, что любое высказывание можно будет признать неприличным. По моим наблюдениям, тенденция расширять наметилась как-то исподволь, причем по делам, в которых участвовали губернаторы и прочие вип-персоны, которым казалось, что их оскорбили. Хотя судебная практика высших судов по-прежнему придерживается разъяснений Пленума ВС (сейчас это постановление, правда, не действует), что неприличная форма в смысле уголовной статьи об оскорблении - это брань, мат. И еще - такие процессы часто развертываются по сценарию "на воре шапка горит" - ну вот знает за собой человек определенные "грешки", и не дает ему это покоя, каждое высказывание о себе он непременно ассоциирует с возможным разоблачением и спешит в суд, потому, вероятно, что лучшая защита - это нападение.... А на самом деле, объективно по языковым фактам, коннотациям, контексту и т.д., никакой оскорбительности в спорных высказываниях нет.
Уважаемые коллеги, этой репликой я вовсе не хотела намекнуть на чью-либо предвзятость. Я просто пишу о судебной практике и о своих впечатлениях, не более того.
Благодаю за внимание.
Т.В. Губаева

Добавлено (21.12.2010, 10:58)
---------------------------------------------
Уважаемый Николай Данилович, на мой взгляд, оценивать диффамацию по шкале "хорошо-плохо" нельзя. Это свобода выражения мнений, необходимая в демократическом обществе. Если ты хочешь высказать отрицательное мнение о человеке - пожалуйста, только при этом постарайся не унижать достоинство этого человека, не ниспровергать цинично все моральные ориентиры. То есть, опять же, свобода выражения моих мнений не должна умалять права и свободы других лиц. С этой точки зрения - эксперт всегда дает заключение о том, нарушены ли допустимые пределы свободы слова.
Т.В.

Сообщение отредактировал Tgubaeva - Вторник, 21.12.2010, 11:02
 
bassДата: Среда, 22.12.2010, 14:11 | Сообщение # 24
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Статус: Offline
Уважаемые Татьяна Александровна и Екатерина Николаевна!!

Буду благодарен, если получу ответы на возникшие вопросы:

1. Как соотносятся степень неприличности и степень инвективности? Это одно и то же в вашем понимании? Какую роль играет субъективный компонент (реакция инвектума) в вашей концепции и градации указанных степеней.

2. Создание и введение в практику шкалы инвективности [Голев, 2000 и др.] (неприличности, оскорбительности и т.д.), безусловно, весьма значимое дело. Но, как вы справедливо замечаете, «пока такая шкала не имеет юридической силы». В связи с этим вопрос: как вы планируете придать юридический статус данной шкале (за счёт создания словаря, методики проведения экспертиз, каких-то других средств)?

3. На каком основании (юридическом и (или) лингвистическом) вы утверждаете, что
категория неприличности - признак метаконцепта «коммуникативная компетентность».

4. Отдельно хотелось бы получить уточнения по поводу приведённых примеров. В частности, вы пишете, что «употребление слова мерзавец в литературных текстах – доказательство того, что оно не является циничным по форме» и «в быту слова мерзавец, мерзавка могут использоваться даже как положительные». Проведённый эксперимент, направленный на выявление норм реакции инвектума [Коряковцев, 2009] указывает на высокую степень инвективности данного слова (даже в быту) и значительную дискурсивную актуализацию компонента внутренней инвективности. Т.е. налицо некоторая десемантизация лексемы и возникшее вследствие этого значительное увеличение степени инвективности. И отсылка к чеховской «мерзости» (к примеру), на мой взгляд, здесь не работает должным образом. Что касается «лейтенантика», проведенный экспресс-эксперимент с опросом информантов не позволяет мне согласиться с однозначным утверждением, что указанный суффикс привносит в данном случае уничижительный оценочный смысл. Всё-таки здесь можно говорить и о превалирующем уменьшительно-ласкательном компоненте (в отличие от «лейтенантишки»).

Спасибо за статью. С уважением, А.В. Коряковцев.


к.ф.н., эксперт Регионального управления ФСКН России по Алтайскому краю
 
NikaДата: Среда, 22.12.2010, 20:28 | Сообщение # 25
Группа: Пользователи
Сообщений: 5
Статус: Offline
Коряковцеву А.В. Уважаемый коллега, спасибо за интересные вопросы и замечания. Отвечая на первый вопрос, могу сказать следующее: чем выше степень неприличности, тем выше инвективизация речи. Мы не отождествляем понятия неприличности и инвективности. Инвективность - это признак речи. Реакция инвектума должна учитываться, так как одно и то же средство воспринимается по-разному (фактор адресата). 2 вопрос. В перспективе планируется составление словаря на основе серии экспериментов. 3 вопрос. Мы лишь предполагаем, что категория неприличности является признаком метаконцепта "коммуникативная компетентность", поскольку названный концепт включает представления о нормах коммуникации, значит, и представления об отклонениях от коммуникативных норм. 4 вопрос. Мы не можем пока опираться на эксперименты со словом "мерзавец" и допускаем, что наши выводы могут быть преждевременны и неокончательны. А насчёт "лейтенантика" не согласны, так как в контексте-ситуации это слово приобретало уничижительную коннотацию.
С уважением и благодарностью. Татьяна Александровна.

Добавлено (22.12.2010, 20:17)
---------------------------------------------
Уважаемая Тамара Владимировна, распоряжайтесь фактом в своё удовольствие. Мне очень приятно читать ваши рассуждения и замечания. Спасибо за интересную беседу. Хочу включиться в диалог о "гомике". Если гомосексуалиста назвать этим словом, он, наверное, не должен оскорбиться. Это его "природная черта". А если мужчину нормальной ориентации назвать "гомиком", он оскорбится. Мы проводили ряд исследований, в которых функционировали слова "гомик" и "педераст". Так называли милиционеров. Слова воспринимались как оскорбительные. Ведь гомиками называют именно пассивных гомосексуалистов, что особенно вызывает негодование у милиции. ОНи объясняют это тем, что в криминальной среде это очень унизительное слово. С уважением и признательностью. Татьяна Александровна.

Добавлено (22.12.2010, 20:28)
---------------------------------------------
Николаю Даниловичу. Уважаемый Николай Данилович, так приятно читать ваши замечания. И хочется включиться в полилог. Я полностью согласна с вашим выводом о том, что фельетон ближе к публицистике. Фельетон может содержать явные указания на конкретное лицо. Например, у нас было исследование фельетона, опубликованного в газете "Московский комсомолец" Речь в нём шла о вполне конкретном предпринимателе без образования юридического лица. Была названа фамилия. Фельетон назывался "Человек без лица угрожает", а в самом тексте юридический термин обыгрывался ("человек без образования", человек без лица", "может производить только собственную урину" и т.д.). Имело место и обобщение конкретного лица до социального явления, но в очень некорректной форме. Так что "неподсудность" в данном случае понятие спорное.
Насчёт диффамации. Думаю, распространение позорящих кого-либо сведений может быть как хорошо, так и плохо (зависит от целеустановки). Распространение порочащих сведений - всегда плохо. С глубоким уважением. Спасибо. Татьяна Александровна.

 
TgubaevaДата: Среда, 22.12.2010, 20:34 | Сообщение # 26
Группа: Пользователи
Сообщений: 160
Статус: Offline
Татьяна Александровна, большое спасибо!
 
NikaДата: Среда, 22.12.2010, 20:34 | Сообщение # 27
Группа: Пользователи
Сообщений: 5
Статус: Offline
Уважаемый Константин Иванович, я согласна с замечанием о том, что проблема неприличного, как она поставлена в лингвистической экспертизе, не имеет описательного решения. Поэтому надо менять установку на проблему неприличного. Это не только и не столько группа слов или их список. Лингвистическая экспертиза не должна заниматься выработкой наказательных конвенций. Но лингвист-эксперт обязан предоставить доказательную базу на предмет наличия / отсутствия лингвистических признаков словесного правонарушения. Поэтому лингвисту-эксперту необходимо чёткое определение понятия "неприличная форма". Я за расширение сути понятия "неприличная форма" (вглубь, а не вширь). Спасибо. Татьяна Александровна.
 
brinevkДата: Среда, 22.12.2010, 20:42 | Сообщение # 28
Группа: Администраторы
Сообщений: 195
Статус: Offline
Уважаемая Татьяна Александровна, спасибо за ответ. Я просто считаю, что определить "неприличное" невозможно, но это другая тема, я перенес эти сообщения в нее, если у Вас появится интерс к ее обсуждению, то буду рад. Даю ссылку на эту тему http://konference.siberia-expert.com/forum/9-72-1
 
NikaДата: Среда, 22.12.2010, 20:44 | Сообщение # 29
Группа: Пользователи
Сообщений: 5
Статус: Offline
Уважаемый Иосиф Абрамович, вполне с вами согласна в том, что оскорбительная лексика - функциональная категория. Я за контекст, и не только лингвистический. Но сводить оскорбительную лексику к матерной - это слишком упрощать данное понятие. Именно эксперт и сможет дифференцировать обиду (субъективный аспект) и оскорбление (объективная сторона). В нашей статье речь идёт не о расширении состава оскорбительной лексики, а об уточнении понятия "неприличная форма". А обида, между прочим, может довести человека до надрыва, как в "Братьях Карамазовых".
Конечно, термин "неприличное по содержанию" следует признать условным. Он появился в силу размытости понятия "неприличная форма". Имеется вв иду негативная информация, стоящая за словом. Это может быть и структура знания. Думается, что неприличная форма не должна сводиться только к пометам и матерной лексике.
А с Ольгой Александровной я абсолютно согласна. Когда вы слышите матерную лексику, ущемляется ваша внутренняя свобода как духовного человека. Отсюда и психологический дискомфорт. Спасибо за интересные вопросы и замечания. Всегда с интересом слежу за вашим научным творчеством. С признательностью. Татьяна Александровна.
 
isterninДата: Воскресенье, 26.12.2010, 18:11 | Сообщение # 30
Группа: Пользователи
Сообщений: 17
Статус: Offline
Quote (Nika)
Именно эксперт и сможет дифференцировать обиду (субъективный аспект) и оскорбление (объективная сторона).

Дорогая Татьяна Александровна. а почему оскорбление - объективная сторона? Ведь оно точно также субъективно интерпретируется, как и обида, за исключением того, что оскорбление функционирует еще и как юридический термин. Семантику слова осокрбление следует отличать от юридического термина оскорбление. Хотел бы услышать Ваше мнение.
И.А.Стернин
 
000Дата: Понедельник, 27.12.2010, 09:19 | Сообщение # 31
Группа: Удаленные





Уважаемые коллеги! Сводя оскорбительную (в подсудном смысле) лексику к матерной, мы, конечно, чрезвычайно облегчаем себе (как экспертам) жизнь. Но давайте посмотрим на проблему с другой стороны: завтра суд признает, что "гнида" (предположим, в адрес конкретной женщины) и под. - это "приличная форма" и не признает это оскорбелением, а под ГК "гнида" никак не подводится, т.к. унижение чести и достоинства по ГК - это распространение порочащей (т.е. негативной+недостоверносй) информации. Следствием может стать то, что суду придётся разбирать дело о нанесении тяжких телесных повреждений мужем этой женщины обидчику (мне известен конкретный случай).
Мария Васильевна Костромичева


Сообщение отредактировал 000 - Понедельник, 27.12.2010, 09:20
 
ngolevdДата: Понедельник, 27.12.2010, 17:57 | Сообщение # 32
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Статус: Offline
Уважаемя Марина Васильевна. Уважаемые коллеги, обсуждающие проблему границ юридических и юридизированных понятий здесь и на других "площадках" (тема, надо сказать, часто возникающая). Давайте обсудим такое предложение. Предложение согласиться, что иначе, чем конвенциально границу между приличной и неприличной формой, нам не установить. Необходимость конвенции для жесткой семантизации - свойств юридического языка. Это одна из презумпций юридической герменевтики. К примеру - далее не ручаюсь за точность - граница между ножом как холодным оружием и ножом, таковым не являющимся, устанавливается по договору. Какие-то конкретные технические характеристикки типа глубина бороздки на клинке, ширина планки между лезвием и рукояткой и т.п. будут признаны этой самой неуловимой иными путями границей. До этого - оружие, после этого - нет. Эти нормы устанавливают право ношения данного вида ножей без спец. разрешения и наоборот - требуют таковых. При этом суд, исходя из конкретных ситуаций, вполне может учесть, что хотя этот нож и соответствует характеристикам холодного оружия, но сделан кем-то совсем не для преступных целей, и наоборот..Список в некотором смысле "дурак", а суд у нас мудр. Так и здесь. К примеру, гнида войдет в наш конвенциальный список неприличных слов, но суд может учесть, что оно употреблено ответчиком любовно (называл же Чехов в письмах свою жену любя собакой, а некоторые психологи рекомендуют партнерам использовать грязные ругательства в адрес друг друга в любовных страстях; но это конкретные ситуации) и не является подсудным, как выражается кто-то из дискутантов. Ну а если мы признаем принцип, тогда можн поговорить и о составе списка и конкретных методиках его комплектования. Полагаю, что предложение И.А. Стернина лежит в этой плоскости, и лично я ее вполне если не принимаю (но говтов это сделать), то понимаю. Во всяком случа, это намного лучше, чем опираться на пометы словаря - бессистемные, маломотивированные, устаревшие, наукой не верифицированные. Кстати, более гибкий вариант шкалы, распределяющие слова по степени обидности представлена в моей статье в сб "Юрислингвистика-2". Там, между прочим, есть и слово "гнида" с очень высоким рейтингом инвективности (+неприличности). Н.Д. Голев

Сообщение отредактировал ngolevd - Понедельник, 27.12.2010, 19:21
 
Форум » Конференция 2010 » Конфликтный текст как предмет лингвистического исследования » Сидорова Т.А., Егорова Е.Н. Неприличность как ведущий фактор
Страница 1 из 11
Поиск: