Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Среда, 24.05.2017, 14:47
[] [Форум: главная ·] [ На главную страницу конференции ] [Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Конференция 2010 » Конфликтный текст как предмет лингвистического исследования » Кара-Мурза Е.С. КОНФЛИКТ НОРМ КАК ОБЪЕКТ РУСИСТИКИ
Кара-Мурза Е.С. КОНФЛИКТ НОРМ КАК ОБЪЕКТ РУСИСТИКИ
000Дата: Среда, 08.12.2010, 19:42 | Сообщение # 1
Группа: Удаленные





 
brinevkДата: Пятница, 24.12.2010, 23:25 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 195
Статус: Offline
Елена Станиславовна! Здравствуйте. У меня вопрос относительно разработки понятия (я против разработки понятий, но вопрос все же не об этом) оскорбления относительно таких ситуаций. В законе о рекламе 1992 г. была статья о неэтичной рекламе, сейчас ее убрали, но фактически ее содержание осталось. Може быть именно эта норма к такой ситуации больше подходит?
С уважением, К.И. Бринев
 
ElenaKMДата: Суббота, 25.12.2010, 13:32 | Сообщение # 3
Группа: Пользователи
Сообщений: 2
Статус: Offline
Добрый день, Константин Иванович! Мне кажется, что оба этих критерия оценки текстов, которые являются правоведческими, необходимо проработать с юрислингвистических или лингвоконфликтологических позиций и наполнить лингвосемиотическими показателями.
Надо комплексно разобраться,во-первых, с обоими оценочными понятиями, которые описывают некие специфические негативные качества рекламного текста, и во-вторых, с обусловленным ими негативным эмоциональным эффектом, который предположительно испытывается, переживается массовой аудиторией как атака на ее групповые ценности. Это надо сделать в интересах экспертирования не только рекламного, но и политического текста. Эти качества текста - "неэтичная реклама" как разновидность ненадлежащей, согласно Закону 1995 г., а в новом законе отсутствующая (хотя и применяющаяся - "по старой памяти"?), и "бранные слова, непристойные и оскорбительные образы, сравнения и выражения, в том числе в отношении пола, расы, профессии, социальной категории, возраста, языка человека и гражданина, официальных государственных символов, религиозных символов, объектов культурного наследия"), и это коллективная оскорбленность под воздействием стратегий, приемов и единиц, более или менее определенно обозначенных в ФЗ "О рекламе". Нечто подобное ведь есть в ст. 282 УК РФ, где говорится о возбуждении вражды и розни и унижении чести и достоинства людей по аналогичным признакам. Если в "традиционном" оскорблении этот перлокутивный эффект персонализован, хотя вс1 равно может быть выявлен неискренне, то характеристики слов и фраз как бранных, непристойных или оскорбительных применительно к рекламным текстам используются в "обращениях", исходящих, насколько я понимаю, от немногочисленных или единичныхпредставителей не целевой, а помимовольной аудитории, социально активных граждан, а может быть, и просто конкурентов. И эти граждане тем не менее глаголят от имени некоей группы, потенциально испытывающей вышеозначенные психологические неудобства. В данной ситуации меня настораживает манипулятивный потенциал лингвоправового конфликта, обусловленный конфликтом интересов нескольких коллективных субъектов (в рекламе - авторов\ заказчиков текста, конкурентов, представителей массовой аудитории). Лингвисты-эксперты знают о проблематичности, слабой доказуемости всяких коммуникативных эффектов, и прежде всего массовых. А здесь (в вышеупомянутых законах) они постулируются как фактически достигнутые, но не раскрытые, не дефинированные. Как же их суду отслеживать с минимальной степению достоверности? И вышеупомянутые качестьва текста лингвистически недоопределены.
Скажу больше. Понятия оскорбления применительно к индивидуальному восприятию и понятие оскорбительности применительно к массовой аудитории должны были бы, на мой взгляд, быть проработаны в ЮРИДИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ, но, насколько я знаю, этого не сделано.
Хотела бы узнать Ваше мнение по поводу моих размышлений и по поводу самих этих сложных предметов. Е.С.К.-М.
 
brinevkДата: Суббота, 25.12.2010, 15:24 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 195
Статус: Offline
Елена Станиславовна! Спасибо за ответ и за предложение продолжить обсуждение. Я согласен в общем со всем, что Вы сказали в сообщении.
Выскажу свое мнение по поставленным вопросам. В новом законе (старый, конечно 1995 г.!) от неэтично рекламы осталась только ее часть. Вы ее привели в своем ответе. Из этой нормы следует, что реальный перлокутивный эффект вроде бы неважен лишь бы были бранные слова или непристойные образы. То есть вещи, которые вроде как нарушают сложившиеся в коллективе нормы (причем насколько я понимаю, неважно обратился кто-то в антимонопольную службу или нет). Это наподобие темы, которую недавно сформулировал здесь на форуме Иосиф Абрамович Стернин: почему мат оскорбляет, просто когда в пристуствии матерятся. Н.Д. Голев высказал мнение, что у нас пока еще есть нормы, что материться при женщинах и детях пока еще вроде плохо. Естественно, что это ценность, поэтому ее не все разделяют (кому-то просто плевать на это), но вопрос не в том, почеу оскорбляет и кого оскорбляет, а в том, будем ли мы защищать такую ценность.
Сразу скажу, что конкретно относительно Вашего рекламного текста решить проблему не знаю как.
 
ngolevdДата: Воскресенье, 26.12.2010, 16:48 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 186
Статус: Offline
Уважаемая Елена Станиславовна, здравствуйте. Прочитал Вашу статью. Как все Ваши научные работы,известные мне , она имеет глубокое содержание и злободневную интригу. Она теоретична и "практична" одновременно. И читателю доклада даже трудно сказать, что в нем явлется исходным звеном: практика ли подталкивает теор. мысль, или "теоретические очки" позволяет увидеть глубинное содержание в повседневных фактах. Для меня основная мысль доклада заключена в том, что рекламная коммуникация создает свои дискурсивные практики, и оценивать ее эксперту надо именно с позиции этих практик. В этих практиках рождаются конвенции, которые выполняют роль имманентных норм, которые могут существенно отличаться от норм "канонических", регламентирующих употребление лит. языка. Я бы хотел в этом плане отметить одну черту рекламных коммуникативных практик. Постоянная конкуренция стимулирует в рекламной коммуникации "сверхгонку", быструю сменяемость моделей, выжимание из языка его суггестивного потенциала. Если в естественном языке стереотипное и творческое как-то стихийно урегулируется, нормы угасают и "вырастают" тихо-эволюционно, кодификация может (а возможно и должна быть консервативной), то в практиках, где язык - товар (http://siberia-expert.com/publ/jazyk_kak_sobstvennost_k_osnovanijam_lingvomarketologicheskoj_koncepcii_jazyka_n_d_golev_o_e_jakovleva/3-1-0-60), такое отношение к нормам и их нарушениях не может "пройти". Здесь нарушение стереотипа (норм) является едва ли не обзательным условием конрентноспособности рекламозаказчика. У меня на глазах везде написано "Наши груЩики лучше всех" (причем Щ выделено, значит, ошибка намеренна), нетрудно объяснить, какую функцию выполняет такое нарушение норм - главное, выполняет! Поневоле вспомнишь Пушкина, как будто для рекламомейкеров написавшего: Как уст румяных без улыбки.....я руской речи не люблю. Вот на эту улыбку и расчет. И не безосновательный. Скучная правильность не эффективна. Эффективность - важнее правильности (впрочем, можно сказать иначе: в данном дискурсе, эффективность - это и есть правильность!"). Рекламные практики легко перешагивают и через правовые регламентации . Например, запрещение некорректного сравнени фактически перестало действовать. ПО крайне мере, безличное сравнение типа "Теле-2 всегда дешевле" (это пример из одной из моих экспертиз, см. Юрислингвистика-9) представлено везде и всюду, и вряд ли представители других фирм смогут доказать некорректность на этом фоне. Из этого вытекает, что эксперт рекламной продукции мало что может сделать, опираясь на академические словари и справочники. Он должен быть всегда "в форме" - то есть быть готов проводить конкретно исследовательскую работу. Это, кстати, принципиально важно - отстоять право лингвиста на НАУЧНОЕ исследование. В качестве иллюстрации заимствую у Вас примера с реакцией девочки, которая видит в "очкуешь" неприличность. Вот я ее увы (да-да, увы) не вижу. Но не означает это лишь то, что я отстал. Для меня это и свидетельство того, что упование на разные методички, словари и списки в экспертной деятельности - не решает проблемы развития лингво-экспертной практики. Живому творчеству носителей языка должно соответствовать живое исследование лингвиста. Николай Данилович Голев

Сообщение отредактировал ngolevd - Воскресенье, 26.12.2010, 16:52
 
Форум » Конференция 2010 » Конфликтный текст как предмет лингвистического исследования » Кара-Мурза Е.С. КОНФЛИКТ НОРМ КАК ОБЪЕКТ РУСИСТИКИ
Страница 1 из 11
Поиск: