Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Четверг, 24.08.2017, 04:11

Данный результат характеризует тексты №1 и Б наличием большего словоупотребления двух представленных лексем (со значением сожаления, досады, сострадания) вообще. По распределению частоты функционирования лексемы жалко (разг.) текст №2 сближается с текстом А (отсутствие данного словоупотребления), что противопоставляет их от текстов №1 и Б.

3. наречия времени: теперь / сейчас.

В данном случае необходимо сравнить полученные данные в процентах в рамках одного текста. Заметим, что в текстах №1 и Б процентное соотношение встречаемости слова сейчас соответственно выше, чем слова теперь. А в текстах №2 и А – наоборот, относительная частота слова теперь превалирует над относительной частотой слова сейчас. Ориентировочная проекция соотношения текстов: №1-Б / №2-А.

4.наречия образа действия: быстро / скоро

Данный результат представляет дифференциацию не столько контрастной, сколько однообразной для определенных групп текстов. Так,идентичны показания словоупотребления быстро и скоро в текстах №2 и А (по-горизонтали). И практически тождественны результаты в текстах №1 и Б, при этом они представляют большую процентную контрастность, имея в виду большую частотность употребления для данных текстов слова быстро. Что же касается второй группы (№2 – А), то в данном случае нельзя говорить об «исключительном» идентифицирующем характере данного элемента, так как данные тождественные результаты (по-вертикали:0,032%≈0,036% // 0,031% ≈0,036%) не выявляют авторское предпочтения, хотяпозволяют все же сгруппировать данные тексты «по остаточному принципу»,в котором есть необходимость дополнения.

5.«Союзные средства (аналоги союзов), соотносимы с наречиями» [11,   § 1673].

Настоящий пункт отражает контрастный результат общего количества содержания представленных слов особо и особенно в пределах одного каждого текста.Так, текст №2 и А сопоставляемы по наличию в них нулевого процента употребления слова особо и более высокого по частотности использования слова особенно, что прямо противоположно словоупотреблению в текстах №1 и Б, где превалирует применение слова особенно.

6. Местоименное прилагательное/прилагательное?

По распределению частоты употребления представленных лексем текст №2 сближается с текстомА по отсутствию использования автором лексемы подобный, что отличает данные тексты от текстов №1 и Б.

7. Глагол / частица.

Данные различные лексико-грамматические разряды способны в некоторых контекстах выражать сходное значение: авось – может быть; о том, на что говорящий надеется. Данное сравнительное распределение частоты употребления лексических единиц дает возможность говорить именно о функционировании частицы авось: наличие данного слова в текстах №1 и Б и отсутствие в текстах №2 и А.

8. Местоименные прилагательные, выступающие в роли союзных слов.

Данная микросистема представлена стилистическими синонимами: устаревшее кой и межстилевое который. Анализ лексического уровня предполагает анализ авторской склонности к выбору  редко используемых слов, архаизмов в том числе. Поэтому необходимо обратить внимание на наличие словоупотребление кой (устар.). Полученный результат («по-горизонтали») хорошо представляет выбор автора (-ов) текстов №2 и А использования устаревшего местоименного прилагательного, что разительно отличает данные персонотексты от текстов №1 и Б.

10. Союзы и союзные слова.

Данный результат представляет дифференциацию частоты употребления слова поскольку и ибо, интерес представляет авторское предпочтение в выборе данных слов:отсутствие слова поскольку в текстах №1 и Б и превалирование использования слова ибо; в текстах №2 и А, напротив, лексема поскольку не только наличествует, но функционирует чаще, чем лексема ибо. Характеризуя выбор автора из представленного квазисинонимического ряда, видимпротивопоставленность данных текстов и следующую возможность их сгруппировать (по авторской отнесенности): №1-Б / №2-А.

2 этап. Употребление особых лексем. Были проанализированы только некоторые словоупотребления.

Полученный результат по исследованию использования особых лексем (устаревших слов, разговорных форм) позволяет определенно распределить анализируемые тексты на две группы по наличию в них предложенных элементов:

3 этап. Следующий этап-исследование написания слова, передающее или не передающее фонетическое его произношение (разговорной формы). Данный этап не в полной мере связан с лексическим уровнем, но позволяет говорить о влиянии устной речевой деятельности на письменную (в условиях интернет-среды - активная тенденция).Данный анализ характеризует каждый персонотекст на возможность его отражать / не отражать произношение данных слов в устной речевой деятельности в просторечной форме. Частота отражения автором устной разговорной формыслова характеризует данное отражение как особенность лингвоперсонологическую, которая состоит не только в его выборе графического исполнения слова, но это уже является параметром сожержательно-смысловым, реализующимся в формальной стороне языка.


  В настоящее время в связи с увеличением функционирования интернет-коммуникации возрастает тенденция к замене устной речевой деятельности письменной, вследствие этого можно говорить о следующем: естественная письменная речевая деятельность может отражать на себе влияние устной, то есть присутствует возможность отражения фонетического уровня языка на письме – во многом, как необходимость передачи эмоционального состояния автора.

  Персонное пространство текстов №2 и Б представлено наибольшей выраженностью слова в качестве около «транскрипционной» формы, т. е. пишущий, поставленный в свободный выбор написания слов, отдает большее предпочтение репрезентации слова как передачи фонетического его облика (в данном случае разговорно-бытового характера). Так, например, в настоящем  выборе написания слова сегодня автор текстов №2 и А предпочитает разговорную форму бытового общения как седня (что контрастно отличает данные тексты от текстов №1 и Б, где представленность подобной «формы» слова равна 0%, такова же нулевая процентность встречаемости в текстах 1 и Б формы ваще, тока): №2 / А: 0,124% / 0,068%.  То же можно говорить и об использовании автором текста №2 и автором текста А формы щас / тока, в данных текстах это употребление во многом превалирует  над узуальной формой сейчас /только.

 Формоупотребление слова что как че и чо в процентной суммарной соотносимости больше представлена в текстах №2 и А как передача бытовой формы произношения данного слова (то же и о формах ниче и ничо).

 В целом, нужно сказать, что текст №2 и текст А являются во многом примером написания текста как репрезентации звучания слова в его разговорно-бытовой форме.

 Проведенное исследование позволяет говорить о том, что существуют характерные языковые особенности, дифференцирующие анализируемые тексты и позволяющие объединить их в две группы: текст №1 – текст Б и текст №2 – текст А. Эти особенности являются составляющими лексического уровня (системы) языка, способными нести идентифицирующую функцию.

 Актуализируем внимание на первом пункте экспертного анализа – исследование предпочтений автора в выборе использования одной из лексемы в представленном (квази-) синонимическом ряду, так как именно данный пункт способен характеризовать частотность как возможность / не возможность его являться параметром-идентификатором.  Исследование данного уровня позволяет сделать категорический вывод о соотнесении текстов по определенному авторству, так как характеризует лингвоперсонологический авторский выбор в количественном предпочтении определенного словоупотребления. Частотность использования слова в случае, когда данное слово превалирует в функционировании над другим, как показало исследование, может выступать в качестве  параметра-идентификатора, при этом степень объективности данного вывода увеличивается, так как мы имеем дело с количественным результатом, который объективно характеризует язык по количеству встречаемости его элементов.

 ПЕРЕЙТИ К ОБСУЖДЕНИЮ

Примечания:

Общее количество словоупотреблений по анализируемым текстам.

Текст №1 – 31 362

Текст №2 – 21 660

Текст А –  22 053

Текст Б – 31 624

[1] Караулов Ю.Н. Русская языковая личность и задачи её изучения // Язык и личность. – М., 1989. – с.3-8.

[2] Савицкая Л.С. О приёме зачёркивания как средстве метакатегориальной организации модусной перспективы высказывания  (на материале интернет-дневников) // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. - 2009, № 6 (2) - с. 346–349.

[3] Голев Н.Д. Постановка проблем на стыке языка и права // Юрислингвистика - 1: Проблемы и перспективы. - Барнаул, 1999. - С. 4-11 ; То же [Электронный ресурс]. - URL: http://www.philology.ru/linguistics2/golev-99a.htm

[4] Горошко Е.И. Судебная лингвистика: становление теоретической парадигмы // Юрислингвистика – 7. – Барнаул, 2006. – с.191 – 198.

[5] Галяшина Е.И. Возможности судебно-речеведческих экспертиз в защите объектов интеллектуальной собственности // Юрислингвистика – 7. – Барнаул, 2006. – с.154 – 167.

[6] Теоретические и методические вопросы криминалистического исследования письменной речи: Метод, пособие / Сост. С. М. Вул; Отв. ред. Л. Е. Ароцкер. - М., 1977. –с. 12.

[7]  Баранов А.Н. Авторизация текста: пример экспертизы.

[8] Голев Н. Д. От редактора: Актуальные проблемы юрислингвистической экспертизы // Юрислингвистика-3: Проблемы юрислингвистической экспертизы: Межвуз. сборник научных трудов. - Барнаул, 2002. – с.5-14.

[9] Шайкевич А.Я. Дистрибутивно-статистический анализ в семантике // Принципы и методы семантических исследований. – М., 1976. – с.353-378.

[10] Ожегов С.И. Словарь русского языка. - М., 1988. – с.303, 327.

[11] Русская грамматика. – М., 1860.