Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Вторник, 27.06.2017, 13:22

Устойчивое представление о деянии как действии, которое значительно превышает норму, какой-то стандарт, очевидным образом обусловило терминологизацию слова деяние. В терминологическом значении это имя связано с исключительно «плохими» действиями и закрепилось в языке права для обозначения государственно-правовых понятий. Термин «деяние» означает акт осознанно-волевого поведения человека в форме действия ли бездействия [последний феномен в рамках статьи не рассматривается], повлёкший общественно опасные последствия. Термин деяние выступает как гипероним (общее наименование) для номинаций противоправных действий: компонент «деяние» составляет  обязательный признак события преступления.  В деянии различаются проступок и преступление как общие термины. Таким образом, общеакциональные имена проступок, преступление также используются в языке права, претерпев процесс терминологизации.  

Вся проблема использования рассматриваемых имен (поступок, деяние, проступок, преступление) в процессе номинации как в обыденном языке, так и в языке права состоит в адекватной интерпретации тех или иных действий и, соответственно, в обозначении (если угодно, в квалификации) поступков и деяний, т.е. в их различении, разграничении, ср.: Вы играете на деньги... с учеником?! Ну, знаете… Я теряюсь сразу назвать ваш поступок. Это преступление. Растление. Совращение (В. Распутин).

Низкие (плохие) поступки не соответствуют нравственному императиву, граничат с преступлением. Однако сам по себе поступок еще не представляет собой деяния. С точки зрения права, поступок – это юридически безразличный факт. По поступкам создается моральный облик человека, но не более того. «Плохие» поступки выходят за рамки морали, а не закона, и обладают этической антиценностью. Плохой поступок ассоциируется с низменным в человеке, с животным – не духовным – началом (низкий поступок), однако низменное в природе человека не становится само по себе объектом права.

Как ни странно, но термин «деяние» не раскрывается в уголовном законодательстве. Правда, это вполне объясняется рыхлостью понятийного объема имени деяние в языке, а также предельно отвлеченной семантикой акциональности, препятствующей выделению соответствующих элементов, которые позволили бы структурировать понятие деяния и отличать его от поступка.

Идеальный термин тот, который не вызывает расхождений при его употреблении в силу однозначности и точности. Идеальны, к примеру, в этом отношении технические термины, чего нельзя сказать о терминах поступок, проступок, преступление – они явно не однозначны в силу неопределенности самих понятий поступка, проступка и преступления в гносеологическом плане. Предельная абстрактность семантики делает затруднительным непротиворечивое использование соответствующих номинаций. Границы между плохим поступком и преступлением представляются весьма размытыми, нечеткими. Одно и то же агрессивное речевое  действие может быть интерпретировано либо как сплетня (поступок, имеющий этическую антиценность), либо как клевета (противоправное деяние) – юридически значимый факт, подлежащий судебному разбирательству.

В юриспруденции ограничительная сила терминов проступок и преступление связана с указанием на степень тяжести вредных последствий, вызываемых противоправным действием, т.е. деянием.  Степень вреда, таким образом, составляет терминологическое содержание номинаций проступок и преступление.

Степень причиненного вреда определяется законом. Так, согласно ст. 14 УК РФ (в новой редакции), преступлением признается совершенное общественно опасное (выделено нами – Я.О., А.Т.) деяние, запрещенное указанным Кодексом под угрозой наказания. Проступок понимается как правонарушение, влекущее за собой менее тяжкие (выделено нами – Я.О., А.Т.) последствия, нежели те, за которые предусмотрена уголовная ответственность. Так, например, ст. 118 КоАП РСФСР регламентирует ответственность водителей за нарушения Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортных средств, повлекшие причинение легких телесных повреждений или материального ущерба.

В онтологии действия последствия осмысляются как эффекты результата действия (Г.Х. фон Вригт), иначе говоря, как то изменение положения дел, которое не планировалось и не ожидалось, в отличие от результатов действия, которые планируются и ожидаются, ср.: Результатом встречи в верхах стало подписание договора, но не *Последствием встречи стало подписание договора. С этой точки зрения для лингвиста очевидна разница в употреблении номинаций проступок и преступление: если проступок скорее воспринимается как проявление непредусмотрительности (все предусмотреть, естественно,  невозможно), то преступление предполагает замысел, умысел, целеполагание, о чем свидетельствует употребление имен проступок и преступление, ср.: можно замыслить преступление, но нельзя *замыслить проступок. Таким образом, носителем русского языка проступок воспринимается как последствие действия, в преступление – как результат. Кроме того, в языковом сознании говорящих проступок связан с незначительностью последствий (вреда), преступление же ассоциируется со значительным вредом, который причиняется в результате действия, ср.: Старушка вскоре была уличена в проступках: жевала тайно сладости, утаенные за столом, во время гулянья заблудилась и потом все свалила на детей, будто бы ее бросивших (Ю. Тынянов). В языковом сознании преступления – это гораздо более серьезное отклонение от нормы, нежели проступки, ср.: Людмила Николаевна давала мужу советы, делала замечания Наде, выговаривала ей за проступки и прощала ей проступки (В. Гроссман) – выговаривать за преступления? прощать преступления?

Последствием речевого насилия становится не только затрудненность в реализации задач эффективного коммуникативного взаимодействия, крайним проявлением которой может быть руинирование общения, но и страдания того лица (лиц),  в отношении которого (-ых) проявлено речевое насилие. В этом состоит вред, наносимый речевой агрессией. Причинение страдания объекту речевой агрессии (адресату речи) делает необходимым рассмотрение речевой агрессии в правовом поле.   

Объектом права, однако, становится только тот акт речевой агрессии, который будет признан деянием. Поэтому в каждом конкретном случае мы вынуждены  определять, нарушение какой нормы – этической или правовой – допущено, т.е. как мы должны интерпретировать акт речевой агрессии – как поступок или как деяние; если же это деяние, то проступок или преступление? Кроме того, речевая агрессия проявляет себя преимущественно в устной форме, и доказать факт речевого насилия представляется достаточно затруднительным.    

Лингвистами предпринимаются попытки классифицировать агрессивные речевые действия. Однако в силу принципиальной неразрешимости проблемы адекватной номинации проявлений человеческой активности возможна лишь приблизительная классификация, см., например: оскорбление, враждебное замечание, насмешка, порицание (упрек, обвинение), угроза, донос и клевета, грубое требование, грубый отказ [Щербинина, 2006]. Как явствует из приведенной классификации, в качестве номинаций используются либо оценочно-интерпретационные имена (угроза, оскорбление, насмешка, порицание, донос, клевета), либо абстрактная отглагольная лексика (замечание, требование, отказ). Основанием для классификации очевидным образом служит ценностное отношение к агрессивным речевым действиям, а это ненадежный ориентир при определении вреда, ими наносимого. 

Какие практические выводы можно сделать на основании вышеизложенного? Во-первых, необходимы дальнейшие изыскания в области семантики, чем сейчас активно занимается  лингвистика, во-вторых, необходимы совместные усилия языковедов и юристов в выработке практических рекомендаций для адекватной интерпретации актов речевой агрессии. Об актуальности проблемы свидетельствует возникновение нового междисциплинарного направления – юрислингвистики, одной из задач которой является филологическое обеспечение профессиональной юридической деятельности во всех ее проявлениях (К.И. Бринев).

 ПЕРЕЙТИ К ОБСУЖДЕНИЮ

Список источников:

 

1. Апресян Ю.Д. Интерпретационные глаголы: Семантическая структура и свойства [Текст] // Русский язык в научном освещении. – 2004. – №1 (7). – С. 5-22.

2. Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека [Текст] – М., 1999. – 896 с.

3. Большой психологический словарь. Сост. Мещеряков Б., Зинченко В. [Электронный ресурс] //  URL: http://vocabulary.ru/dictionary/30/word/%CF%CE%C2%C5%C4%C5%CD%C8%- C5.

4. Вольф Е.М. Оценочное значение и соотношение признаков «хорошо/ плохо» [Текст]  // Вопросы языкознания. – 1986. – №5. – С. 98-106.

5. Глебов В.В., Родионова О.М. Особенности речевой агрессии [Электронный ресурс] // URL: http://www.rost-prof.ru/union/partners/rudn/articles/agr.html

6. Гусейнов А. А. Золотое правило нравственности в истории культуры [Электронный ресурс] // URL: http://guseinov.ru/conf/z_prav.html

7. Жмуров Д.В. Насилие (агрессия) и литература [Электронный ресурс] // URL: http://psyfactor.org/agress.htm 

8. Колесникова С.М. Семантика градуальности и способы ее выражения в современном русском языке [Текст] – М., 1998. – 180с.

9. Лосев А.Ф. Философия культуры [Электронный ресурс] // URL: http://www.humanities.edu.ru/db/msg/22664

10. Национальная психологическая энциклопедия: глоссарий психологических терминов / Под ред. Н. Губина  [Электронный ресурс] // URL: http: //vocabulary.ru/dictionary

11. Ожегов С.И. Словарь русского языка [Текст]: М., 1984.

12. Олзоева Я.В. Выражение оценки действия в простом предложении современного русского языка: Диссертация…доктора филологических наук [Текст] – М., 2005. – 302с.

13. Токарчук Р.Е. Этапы развития категории «насилие» в отечественном уголовном праве. 2007. [Электронный ресурс] //  URL: http://www.allpravo.ru/library/doc101p0/instrum7164/item7165.html

14. Уголовный кодекс РФ (УК РФ) [Электронный ресурс] // URL: http://www.ugolkod.ru/

15. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. — М., 1994. [Электронный ресурс] // URL: http://www.aquarun.ru/psih/agr/agr8.html

16. Щербинина Ю.В. Вербальная агрессия 2006. 360 с. [Электронный ресурс] // URL:  http://urss.ru/cgi-bin/db.pl?cp=&page=Book&id=3 6856&lang=en&blang=ru&list=154