Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Вторник, 27.06.2017, 13:29

По всей видимости, ознакомившись с ответами коллег, консультант считает необходимым вступить в диалог и опровергнуть неверный, с его точки зрения, совет адресату определить порядок пользования квартирой. Этот текст уже эмоционально окрашен, что выражается восклицательными знаками, графическим выделением концептуально значимого слова (все буквы прописные) и даже лишними знаками препинания, демонстрирующими стремление как можно быстрее дать достоверную информацию адресату. Кроме того, для доказательства своей правоты консультант приводит аргументы: первый – рациональный – представляет собой логичный вывод из положений законодательства (При продаже доли квартиры в пользу третьего лица решение суда об определении порядка пользования теряет свою силу), второй – эмоциональный – апеллирует к интересам и чувствам адресата (Вы только потратите свой время, деньги и нервы). Этот текст также является полным, логичным, законченным и при этом соответствует неписанным правилам общения в Интернете (лаконичен, передает эмоции автора с помощью средств параграфемики, отражает молниеносную реакцию автора и оперативно доносит информацию до адресата).

Еще один ответ специалиста: Уважаемая Вика! Это не совсем так – дело в том, что часть квартиры (а данном случае – доля в праве в размере 1\3) является малопривлекательной для покупателя, а потому её цена не определяется путём деления на 3 цены всей квартиры. Для продажи этой доли необходимо сначала уведомить владельцев других долей, после чего по той же цене можно продавать долю третьим лицам. С уважением.

Как видно, текст не структурирован, а это затрудняет его восприятие и понимание. Есть в нем, правда, рациональное объяснение, почему реальная стоимость доли окажется ниже рыночной: доля малопривлекательна для покупателей. Чрезвычайно краток ответ на второй вопрос. Но при этом соблюдены нормы речевого этикета.  

Последний консультант дословно повторяет нормативные положения Гражданского Кодекса РФ, которые регулируют описанную в вопросе  ситуацию: Участник долевой собственности вправе по своему усмотрению продать, подарить, завещать, отдать в залог свою долю либо распорядиться ею иным образом с соблюдением при ее возмездном отчуждении следующих правил. При продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности имеют преимущественное право покупки продаваемой доли по цене, за которую она продается, и на прочих равных условиях. Продавец доли обязан известить в письменной форме остальных участников долевой собственности о намерении продать свою долю постороннему лицу с указанием цены и других условий, на которых продает ее. Если остальные участники долевой собственности откажутся от покупки или не приобретут продаваемую долю в праве собственности на недвижимое имущество в течение месяца, а в праве собственности на движимое имущество в течение десяти дней со дня извещения, продавец вправе продать свою долю любому лицу. При продаже доли с нарушением преимущественного права покупки любой другой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя. Уступка преимущественного права покупки доли не допускается. Эти правила применяются также при отчуждении доли по договору мены. (ст.ст. 246, 250 ГК РФ).

Консультант даже не потрудился истолковать, интерпретировать для гражданина смысл нормативных предписаний, передать их в доступной для неспециалиста форме. Текст получился громоздкий, в нем содержится неоправданно большой объем информации, совершенно нет направленности на адресата.

Какие еще параметры, помимо композиции и объема, отличают компьютерно-опосредованную консультацию от печатной?

Почти все исследователи Интернет-общения указывают на то, что оно  характеризуется «принципиальной анонимностью». Однако на персональной страничке каждого консультанта виртуальной юридической консультации мы находим полную информацию о нем: личные данные, адрес, образование, стаж работы по специальности, специализацию и награды, сертификаты, список статей и других публикаций, а также статистику активности на сайте, включающую такие показатели, как количество данных ответов, количество благодарностей и мн.др. Полная информация о специалисте и его фотография на сайте имитирует ситуацию непосредственного общения. Таким образом, у гражданина возникает ощущение, что он обратился в реальную юридическую фирму, где можно оперативно получить квалифицированную помощь юриста.

Примечателен тот факт, что с персональной информацией о специалисте мы можем ознакомиться и в юридической фирме. Любой уважающий себя юрист считает необходимым представить вниманию посетителей лицензию, копии дипломов, сертификатов и др. на стенах своего кабинета. Для газетной публикации «вопрос–ответ» персональные данные специалиста не являются релевантными, поэтому чаще всего статья подписывается сочетанием «наименование профессии + инициалы и фамилия специалиста», иногда указывается место работы:

Д.Прокопьева

Юрисконсульт

ЗАО "Таможенный брокер"

г. Магнитогорск

Анализ некоторого массива печатных и виртуальных консультаций позволил выявить языковые и стилистические особенности этих текстов:

1. В печатном тексте консультации автор часто констатирует имеющееся легальное[1]определение того или иного понятия, что выражается глаголом пониматься наст. врем., приобретающим в контексте консультации знач. ‘настоящего подчеркнутой констатации’. Приведем пример: Заметим, что под «обучением на производстве» понимается обучение работников как непосредственно на предприятии, так и в учебных заведениях (подразделениях) системы повышения квалификации и переподготовки кадров (Типовое положение о непрерывном профессиональном и экономическом обучении кадров народного хозяйства, утвержденное постановлением Госкомтруда СССР от 15 июня 1988 г. №369/92-14-147/20/18-22). Как видим, блок определения понятия содержит цитату и вставную конструкцию, указывающую источник цитаты.

Определение понятия, несомненно, является дополнительной информацией в процессе ответа на вопрос гражданина: в тексте бумажной консультации оно органично вплетается автором в канву рассуждения, в Интернет-общении с его стремлением к оперативности и краткости авторы очень редко используют этот элемент рассуждения.

2. Являясь жанром неофициального толкования правовых норм, консультация отражает авторское видение той или иной проблемы. Авторское мнение, субъективность высказываемых утверждений эксплицируется в бумажном тексте различными средствами: вводными словами со значением субъективности;  лексемами с семантикой предположительности; наречиями, обозначающими степень сомнения или уверенности автора в высказываемых положениях: В обоснование своей позиции можно указать, что ст. 395 ГК РФ установлена ответственность за пользование чужими денежными средствами…

В виртуальных консультациях существование разных точек зрения выражается наличием сразу нескольких ответов на один и тот же вопрос посетителя сайта. Причем языковым показателем отнесенности высказывания к конкретному субъекту служит строка с именем автора текста, представляющая собой гиперссылку на его персональную страничку: отвечает Холодилова Оксана Юрьевна, юрист, г. Муром.

3. В идеале автор-консультант должен передать содержание правовой нормы в более доступной для адресата форме, преобразуя положения законодательства. В газете реконструкция положений законодательства вводится в текст вводными словами и словосочетаниями проще говоря, иначе говоря, другими словами, иными словами, говоря другими словами и т.д.: Проще говоря, права, которые предоставляют их владельцам соответствующие акции, ... переходят к их приобретателю с момента регистрации договора купли-продажи. В виртуальной реальности эти специальные средства не используются.

4. Кроме того, в печатном тексте мы находим еще массу языковых средств, которые не выявлены нами в Интернет-общении 1) выражающих формы и моменты движения мысли и отношения между ними (прежде всего, наконец, во-первых и др.), а также отношения присоединения между высказываниями и другими фрагментами текста (при этом, а также, кроме того, помимо этого); 2) акцентирующих важные моменты содержания (нельзя не обратить внимание, отдельного рассмотрения заслуживает вопрос); 3) поддерживающих внимание читателя (вопросо-ответные комплексы, риторические вопросы). Все эти средства характеризуют газетную консультацию специалиста как жанр письменный, книжный, тщательно отредактированный автором.  

Электронный текст таковым не является. Интернет-технологии позволяют проследить время, через которое на сайте появляется ответ специалиста. В частности, приведенный нами выше вопрос поступил на сайт в 11 часов 29 минут. А первый ответ на него появился уже через 4 минуты, и следующие четыре ответа еще в течение пятнадцати минут. Прежде всего это, несомненно, свидетельствует о высоком профессиональном уровне специалистов. И еще: становится понятным, что время общения гражданина и специалиста в Интернете сопоставимо со временем общения  в реальной юридической консультации. Как и при непосредственном общении, человек имеет возможность задать специалисту дополнительные вопросы. Все это означает, что виртуальный ответ сродни спонтанному, непосредственному общению, и именно поэтому мы наблюдаем в нем неполные синтаксические конструкции: Виктор, это Свидетельство о праве собственности на жильё; нарушение порядка слов в предложении: По ускоренному сроку могут зарегистрировать в течение 14 дней Ваше право собственности и многие другие особенности устной формы речи.книжную разговорность» (Карпова 2005: 125). Исходя из этого, вполне справедлив вывод Е.И.Горошко: «Компьютерно опосредованная коммуникация является по сути еще одной формой речи наряду с устной и письменной» (Горошко 2008: 5). Все это формирует разговорность виртуальной консультации – разговорность, «во многом притворную, искусственно сыгранную, имитирующую истинную естественность живых разговоров – некую

Подведем некоторые итоги. Несмотря на смысловую идентичность бумажных и виртуальных юридических консультаций, последние приобретают новое качество текста, обусловленное реализацией посредством Интернет-технологий, нелинейной структурой представления информации,  возможностью получения одновременной консультации от нескольких специалистов. Имитация непосредственности (спонтанности) общения в виртуальной консультации с помощью целого комплекса языковых и внеязыковых средств служит ее принципиальным отличием от печатных публикаций, в которых подчеркнуто эксплицированы моменты движения мысли  автора, структура текста тщательно продумана.

                              ПЕРЕЙТИ К ОБСУЖДЕНИЮ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

 

Горошко Е.И. Теоретический анализ Интернет-жанров: к описанию проблемной области // Жанры речи. Вып. 5. Жанр и культура: Сборник научных статей. Саратов, 2007. С. 370–389.

Горошко Е.И. Психолингвистика Интернет-коммуникации // Вопросы психолингвистики. 2008, № 7. С.5–11.

Горошко Е.И. Интернет-жанр и функционирование языка в Интернете: попытка рефлексии // Жанры речи. Вып. 6. Жанр и язык: Сборник научных статей. Саратов, 2009. С. 111–127.

Компанцева Л.Ф. Специфика нормы и узуса в интернет-дискурсе (2004): Электронный ресурс // Доступ: http://www.textology.ru/article.aspx?aId=151 – свободный.

Карпова Т.Б. Самовыражение личности в Интернете: лингвистический аспект // Русский язык: исторические судьбы и современность: III Международный конгресс исследователей русского языка. Москва, 2007. С. 384–385.    

Кушнерук С. Л. Расширение коммуникативного пространства: специфика текстов электронных СМИ в сравнении с печатными // Политическая лингвистика. № 3 (23). Екатеринбург, 2007. С. 140–143.

Шипицына Л.Ю. Стилистико-языковой и жанровый подходы к изучению компьютерно-опосредованной коммуникации // Вестник Челябинского государственного университета. 2009. № 5 (143). Филология. Искусствоведение. Вып. 29. С. 155–161.



[1] Легальное, т.е. сформулированное уполномоченными органами государственной власти и закрепленное в законе или ином нормативно-правовом акте.