Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Воскресенье, 20.08.2017, 14:38

Табл. 1. Структура нормативного высказывания

 

 

модус

диктум

Показатель текстовой рамки

Референтный показатель

Модализатор

Вербальная коммуникация

Предикат повинности или повелительности

3. Категориальные свойства высказывания

Согласно семантико-прагматической репрезентации высказывания изложение правовой нормы в диктуме включает предложение (семантическое значение) и содержание, вместо того модус имеет субъюнктивный (условный) характер суждения, является его оправой, указывает на отношение к представленному состоянию вещей в виде иллокутивного назначение суждения. Модус и диктум соединяет вспомогательный союз. В разговорной речи субъюнктивной рамкой является утверждения, вопрос или приказ, хотя с прагматической точки зрения перформативные глаголы могут выражать разные типы речевых актов, такие как высказывания мысли относительно состояния вещей, решение, обязательство и т.п. Вместо того в юридическом языке субъюнктивная рамка является показателем, который делает высказывание исполнительным актом установления правовой нормы с постоянной обязательностью в определенной правовой ситуации.

Табл. 2. Структура разговорного и юридического высказываний

Тип речи

Разновидность речи

Метаязыковая рамка суждения (модус)

Суждение (диктум)

Утверждение

Вопрос

Директива

Разговорная

Утверждаю, что…

Спрашиваю, …

Приказываю, чтобы…

Z

Вердиктива

Эгзерцитива

Комиссива

Декларатива

Квази-юридическая

Юридическая

 

Выражаю волю,

пусть будет…

Z

Установление юридической нормы

Юридическая

 

Устанавливаю Z

(= Настоящим устанавливаю, пусть будет Z)

Область применения

Область нормирования

Высказывание в разговорной речи могут иметь квази-перформативный характер. В квази-правовых отношениях эти высказывания регулируют права и обязанности интерлокуторов, что возникают из принятых в определенной среде обычаев и моделей поведения и имеют обязательную силу в этой среде, хотя с точки зрения права не образовывают правовых отношений. В юридическом языке высказывания служат созданию фактических правовых отношений (напр. суд присуждает от ответчика в пользу истца суму). Вместо того перформативные правовые законодательные высказывания в культуре установленного права создают правовые отношения, которые накладывают обязанность относительно уважения норм адресатом, и одновременно предоставляет адресанту права на наложение санкций, в случае если адресат не сдержался установленной нормы.

Высказывания, которые являются актами установления норм, есть прагматически более близкими к вердиктивам, эгзерцитивам и комиссивам (за Остином) и к декларативам (за Серлом). Эти типы высказываний отвечают скорее правотворческим актам в правовой культуре (common law), менее относительно к культуры установленного права. В случае метатекстового высказывания, которое представляет норму права, модус идентифицирует адресанта высказывания как лицо, которое имеет право устанавливать право, а адресата как лицо, которое обязано уважать право в соответствующих обстоятельствах. Приказ праводателя не является просто директивой, а является установлением нормы. Законодатель предоставляет перформативы словом, а они создают правовую действительность, мир норм.

Нормативное высказывание не является сообщением, не является показателем предметного отнесения. Однако содержание нормы касается такой реальности, которая могла бы быть в будущем конфронтована в сознании адресата с реальным миром, в юридическом высказывании суждения содержит коммуникативную интенцию – устанавливает отношение к денотату, которым есть будущая деятельность (обращение) адресата нормы при определенных обстоятельствах. С референтных элементов составляются выражения, употребленные референтно, а также модализаторы, которые те выражения категоризируют.

Табл. 3. Схема референции нормы

Суждение – диктум: референтная составляющая

будущая деятельность

Категориальный показатель – модализатор

Гипотеза

Диспозиция

Если наступает ситуация Р,

то Х действует Q

Должен

Может

Имеет право

4. Показатели текстовой и внетекстовой перформативности

Функция перформативных глаголов в юридическом тексте состоит в потому, что они имеют способность объединять два речевых акта на двух разных уровнях: 1. Акта речи высшего уровня с перформативным глаголом со значением иллокутивной силы, напр., Постановляю, пусть будет то, 2. Акта речи низшего уровня с модальным глаголом, напр., Х при обстоятельствах О должен (имеет право, может) вести себя Р.

Перформативный глагол в модусе конституирует суждение, которое выполняет одновременно такие условия: 1. В позиции подлежащего выступает нормодателем, 2. В позиции дополнения выступает личным адресатом нормы, 3. Конструкция включает показатели, которые предоставляют речи зависимости, 4. Конструкция приобретает значение 'Я постановляю: должно быть Р', в котором сигналом случая, который будет установление нормы есть присоединения нормы после перформативного глагола.

Перформативную функцию выполняет законодательный текст независимо от того, или показатели пермормативности выражены expressis verbis (положительно выраженными словами), или нет. Перформативным высказыванием может быть также целый законодательный текст (закон, кодекс, распоряжение, постановление с титулами разделов, подразделов), выданный компетентной законодательной властью, так и отдельные предписания, отредактированные в форме статей и параграфов, потому что есть записанные в тексте, который получил установление и промульгации властью и обязывает лицо, которое подчинено той власти. Понятие перформативного высказывание охватывает конвенсиональний внеязыковой элемент, условный, тесно связанный с высказыванием легислатора, что позволяет приписать такому высказыванию значения, отличного от чисто языкового понимания текста. Значение то связано прежде всего с конвенсией, принятой автором и адресатом такого высказывания. И внеязыковая конвенсия может быть определена правовыми правилами, обычными правилами, правилами, принятыми в определенных группах или организациях  ит.п. Принципы редакции современных законодательных текстов не предусматривают внедрения показателей перформативности в правовых предписаниях. Показатели те присупонированы ритуальным характером акта становления права.

5. Предикативные модальные выражения в нормативных суждениях

Юридический текст характеризуется универсальной структурой прагматических правил использования языка в ситуативном контексте установления права, составные показатели правового текста представляют собой клише, которые служат выражению перформативности, модальности в нормативных суждениях. В многоуровневом юридическом высказывании низший уровень занимают акты речи приказного характера. Юридическая модальность (деонтическая) вмещает две релятивизации: ту, что соотносит определенное обращение с адресатом нормы, то есть к лицу, в зависимости от которого классифицируем обращение как приказанное, запрещенное, индифферентное, разрешенное, фактуальное или такое, что является предметом чей-то обязанности; и ту, что квалифицирует то самое обращение с точки зрения другого реципиента, и больше относится к обращениям, что является предметом права, компетенции или защищенных прав.

Табл. 5.Правовая модальность в нормативном акте

Буквенные символы

Х

У

S

Субъект

Адресат нормы

Реципиент поведения, предусмотренного нормой

Уполномоченный орган

Деяния субъекта

Приказанное

Запрещенное

Разрешенное

Фактуальное

Индифферентное

--

--

Ситуация субъекта

--

Права

Защита прав

Компетенция

Целые правовые тексты, которые являются единицами правового дискурса, по своей природе есть перформативными. Помещенные в них правовые нормы установленны традиционным образом и обязательны для выполнения. Система этих норм существует в общественном сознании, создавая правовые отношения.

 

Литература

 

1.      Музыкантов Г.Ф. Немецкие перформативные глаголы со значением Совета в структуре перформативных реплик // http://tverlingua.by.ru/archive/012/muzykantov_07_12.htm

2.      Почепцов Г.Г. Прагматический аспект изучения предложения / Г.Г. Почепцов // Иностранные языки в школе. – 1975. – №6. – С. 15-25.

3.      Романов А.А. Системный анализ регулятивных средств диалогического общения / А.А. Романов. – М.: Институт языкознания АН СССР, Калининский СХИ, 1988. – 183 с.

4.      Чахоян Л.П. Синтаксис диалогической речи современного английского языка / Л.П. Чахоян. – М.: Высшая школа, 1979. – 164 с.

5.      Austin J.L. How to do things with words / J.L. Austin. – Oxford, 1962. – 162 p.

6.      Fraser B. Hedged performatives / B. Fraser // Syntax and Semantics. Vol. 3. Speech Acts / Ed. by P. Cole, J.L. Morgan. – New York etc.: Academic Press, 1975. – P. 187-210.

7.      Gülich E., Raible W. Linguistische Textmodelle / E. Gülich, W. Raible. – München, 1977. – 355 S.

8.      Habermas J. Vorbereitende Bemerkungen zu einer Theorie der kommunikativen Kompetenz / J. Habermas // Habermas J., Lukmann N. Theorie der Gesellschaft oder Sozialtechnologie. – Frankfurt/M.: Suhrkamp, 1971. – S. 101-141.

9.      Klappenbach R., Steinitz W. Wörterbuch der Deutschen Gegenwartssprache. – Berlin: Akademie-Verlag, 1980. – 4438 S.

10.  Lizisowa Maria Teresa. Performatywni wypowiedzi prawne w aspekcie lingistyki tekstu / Maria Teresa Lizisowa // Prawo i język / red. Anna Mróz, Adam Niewiadomski, Monika Pawelec. – Warszawa : Zakład Graficzny Uniwersytetu Warszawskiego, 2009. – S. 19–36.

11.  Searle J.R. Sprechakte / J.R. Searle. – Frankfurt/Main: Suhrkamp, 1971. – 306 S.

12.  Searle J.R. A taxonomy of illocutionary acts / J.R. Searle // Новое в зарубежной лингвистике. – Вып. XVII. – М.: Прогресс, 1986. – с. 170-194.

13.  Synonymwörterbuch. – Leipzig: VEB Bibliographisches Institut, 1980. – 643 S.

14.  Wunderlich D. Studien zur Sprechakttheorie / D. Wunderlich. – Frankfurt/M.: Suhrkamp, 1976. – 416 S.