Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Вторник, 27.06.2017, 23:54

Типовой смысл «Смысл предложения  фирмы непонятен» усматривается в следующих выбранных респондентами формулировках  понимания:

Добавлены респондентами:

 

1.       Вряд ли «Вы» сможете решить мою проблему

1

2.       Почему на картинке лес?

1

3.       Коррупция проникла во все сферы жизнедеятельности граждан. Разве гражданин не может отстаивать свои права, закон для чего?

1

4.       А вот сама фотография – проблема будет решена, но вот каким путем?

1

Интерпретация результатов

Поскольку в рамках одного и того же смысла испытуемым предлагались разные языковые формулировки данного смысла, а они выбирали те формулировки, которые,  по их мнению, наиболее точно выражают их личное восприятие смысла спорного текста, наиболее частотный выбор по результатам эксперимента отражает наиболее удачную и точную  формулировку смысла спорного текста с точки зрения испытуемых.

В связи с этим для итоговой интерпретации результатов эксперимента применяется методика  поглощения более частотным выбором менее частотных и формулирования смысла в форме наиболее частотного выбора. Этот выбор отражает долю испытуемых, понимающих спорный текст именно в данной его формулировке.

Результаты таковы:

1.       Мы  используем незаконные способы, чтобы помочь вам – 32%;

2.       Мы используем законные, юридические способы, чтобы помочь вам – 30 %;

3.       Мы используем и законные, и незаконные способы помочь вам – 27%;

4.       Это просто обман – 1%;

5.       Смысл предложения  фирмы неясен – 1%.

Два последних  смысла не выходят за долю в 1% и ими можно в дальнейшем анализе пренебречь.

Таким образом:

32% испытуемых  понимают смысл  спорного текста как «Мы  используем незаконные способы, чтобы помочь вам».

30% испытуемых понимает текст как «Мы используем законные, юридические способы, чтобы помочь вам».

27% испытуемых понимают смысл текста как «Мы используем и законные, и незаконные способы помочь вам». В данной формулировке законные и  незаконные способы  выражаются однородными членами предложения – определениями и рассматриваются в смысловом отношении как в равной мере применимые.

 Поскольку суть предполагаемого  правонарушения заключается именно в рекламировании возможности использования  незаконных методов воздействия на ГИБДД, формулировка № 3 (27%) в аспекте  задачи экспертизы интерпретируется как возможность использования незаконных методов: наряду с законными, мы используем и незаконные способы.

Данная формулировка при этом  не может рассматриваться как свидетельствующая в пользу понимания  «использование законных методов», так как законные методы в данной формулировке в любом случае  выступают лишь как одна из возможностей, наряду с незаконными, в то время как они и так  обязательны с точки зрения закона, являются правовой нормой  и не могут рассматриваться как  возможные или допустимые. Таким образом, формулировка № 3 интерпретируется как допущение незаконных методов.

В итоге 59% испытуемых  (32% + 27%)  понимают смысл спорного текста как использование однозначно  незаконных способов воздействия на ГИБДД или допущение использования незаконных способов наряду с законными.

Таким образом, спорный текст воспринимается многозначно, как указывающий на возможность использования незаконных и законных методов помощи водителям при их задержании сотрудниками ГИБДД, но в языковом сознании водителей - носителей русского языка доминирует смысл Мы  используем незаконные способы, чтобы помочь вам,  или допускаем их использование в ваших интересах.

 

2. Воспринимается   ли  рекламная  фраза   «Вас  задержали   сотрудники ГИБДД? Вам грозит лишение «прав». Вашу проблему решим МЫ!» (в том виде, в котором она изображена на рекламной конструкции и в сочетании с рядом находящейся рекламной информацией) читающими лицами в том смысле, что любые проблемы, связанные с задержанием водителей сотрудниками ГИБДД и с лишением водителей «прав», «будут решены»?

Анализ эксплицитного содержания текста, а также результатов эксперимента на выявление скрытых смыслов (ответ на вопрос № 1) показывает, что   реклама обещает помощь в решении проблемы  и при задержании, и при угрозе лишения прав, то есть  в наиболее трудных для водителя ситуациях, связанных с подозрением в совершении им нарушения ПДД. Рекламный текст обещает решение проблемы в любом случае.

Таким образом, спорный рекламный текст воспринимается  потенциальными читателями как информация  о том, что любые проблемы, связанные с задержанием водителей сотрудниками ГИБДД и с лишением водителей «прав», «будут решены».

3.   Содержится   ли   в   рекламной   фразе   «Вас   задержали   сотрудники УГИБДД? Вам грозит лишение «прав». Вашу проблему решим МЫ» (в том виде, в котором она изображена на рекламной конструкции и в сочетании с рядом находящейся рекламной информацией) скрытое смысловое значение, и если оно есть, то какое?

Скрытое смысловое значение относится к имплицитной, то есть  непрямо  выражаемой  информации. В анализируемом случае эта информация относится к имплицитной вербализуемой, она может быть выявлена экспериментально (см. ответ на вопрос 1).

Анализ восприятия текста рекламы испытуемыми позволяет усмотреть основные,  наиболее вероятные скрытые смыслы спорного текста, которыми  являются:

Мы  используем незаконные способы, чтобы помочь вам – 59%;

Мы используем законные, юридические способы, чтобы помочь вам –                30 %.

6.   Призывает ли фраза «Вас задержали сотрудники ГИБДД? Вам грозит
лишение «прав». Вашу проблему решим МЫ!» (в том виде, в котором она изображена на рекламной  конструкции и в сочетании с рядом  находящейся рекламной информацией) к совершению противоправных действий?

Поскольку спорный текст призывает водителей пользоваться услугами фирмы, которая, как показали результаты эксперимента,  использует, в том числе,  незаконные способы урегулирования проблем (см. ответ на вопрос 1), а также побуждает  к уходу от ответственности при совершении нарушений (путем обращения в фирму), в анализируемой фразе усматривается  призыв к совершению противоправных действий. 

Заключение

1.  Как   может   восприниматься   читающими   рекламная   фраза   «Вас
задержали сотрудники ГИБДД? Вам грозит лишение «прав» Вашу  проблему решим МЫ!» (в том, виде в котором она изображена на рекламной конструкции и в сочетании  с  рядом  находящейся рекламной  информацией)?  Если  фраза может быть воспринята многозначно, какие основные варианты се восприятия возможны? Как понимается в контексте   в сочетании с рядом находящейся рекламной информацией фраза «Вашу проблему решим МЫ»?

Спорный текст воспринимается многозначно, как указывающий на возможность использования незаконных и законных методов помощи водителям при их задержании сотрудниками ГИБДД, но в языковом сознании водителей - носителей русского языка доминирует смысл Мы  используем незаконные способы, чтобы помочь вам,  или допускаем их использование в ваших интересах.

2. Воспринимается   ли  рекламная  фраза   «Вас   задержали   сотрудники ГИБДД? Вам грозит лишение «прав». Вашу проблему решим МЫ!» (в том виде, в котором она изображена на рекламной конструкции и в сочетании с рядом находящейся рекламной информацией) читающими лицами в том смысле, что любые проблемы, связанные с задержанием водителей сотрудниками ГИБДД и с лишением водителей «прав», «будут решены»?

Спорный рекламный текст понимается потенциальными читателями в том смысле, что любые проблемы, связанные с задержанием водителей сотрудниками ГИБДД и с лишением водителей «прав», «будут решены».

3.   Содержится   ли   в   рекламной   фразе   «Вас   задержали   сотрудники УГИБДД? Вам грозит лишение «прав». Вашу проблему решим МЫ» (в том виде, в котором она изображена на рекламной конструкции и в сочетании с рядом находящейся рекламной информацией) скрытое смысловое значение, и если оно есть, то какое?

Рекламная фраза  содержит ряд скрытых смыслов, которые с разной степенью вероятности могут быть восприняты читателями.

Как показал эксперимент, наиболее вероятными  скрытыми смыслами спорного текста, воспринимаемыми  его читателями, являются:

Мы  используем незаконные способы, чтобы помочь вам – 59%;

Мы используем законные, юридические способы, чтобы помочь вам –                30 %.

4. Порочит ли рекламная фраза «Вас задержали сотрудники ГИБДД? Вам грозит лишение «прав» Вашу проблему решим МЫ!» (в том виде, в котором она изображена на рекламной конструкции и в сочетании с рядом находящейся рекламной информацией) честь, достоинство и деловую репутацию ГИБДД?

Рекламная фраза содержит  имплицитно выраженный  смысл, что сотрудники ГИБДД могут незаконно задерживать водителей и лишать их водительских «прав», однако это лишь один из смыслов, в котором может быть воспринят спорный текст, и он как факультативный (не единственный) не может быть проверен на соответствие действительности, в связи с чем текст не может быть квалифицирован как порочащий честь, достоинство и деловую репутацию сотрудников ГИБДД.

5. Призывает ли фраза «Вас задержали сотрудники ГИБДД? Вам грозит
лишение «прав» Вашу проблему решим МЫ!» (в том виде, в котором она
изображена на рекламной  конструкции и в сочетании с рядом  находящейся рекламной информацией) к совершению противоправных действий?

Данная фраза побуждает  водителей к уходу от ответственности при возможном совершении нарушений (путем обращения в фирму), обещает, что любые проблемы (в том числе и связанные с нарушениями ПДД) «будут решены» (см. ответ на вопрос 2), в чем усматривается выраженный в косвенной языковой форме призыв к совершению противоправных действий.

6. Создает ли рекламная фраза «Вас задержали сотрудники ГИБДД? Вам грозит лишение «прав» Вашу проблему решим МЫ!» (в том виде, в котором она изображена на рекламной конструкции и в сочетании с рядом находящейся рекламной информацией) негативный, не соответствующий действительности образ профессии сотрудника ГИБДД?

Рекламная фраза  «Вас задержали сотрудники ГИБДД? Вам грозит лишение «прав». Вашу проблему решим МЫ!»    создает негативный образ сотрудников ГИБДД, актуализируя  распространенный общественный стереотип, что сотрудники ГИБДД допускают незаконные действия в отношении водителей в целях собственного обогащения, но фраза не дает обобщенной негативной характеристики профессии сотрудника ГИБДД, и  это лишь один из возможных смыслов понимания  спорного текста. 

Таким образом, экспериментальные исследования восприятия текста позволяют получить данные о понимании текста и скрытых смыслах текста.

Оценка  скрытых смыслов в экспертизе текста

А.Н.Баранов отмечает, что анализируемые  в  лингвистической экспертизе текста «скрытые, или имплицитные, утверждения должны быть обязательной и вербализуемой частью имплицит­ной части плана содержания языкового выражения» (Баранов, с.46-47), остальные виды имплицитной информации не могут быть основанием для выводов эксперта.

К такой информации может быть отнесены дискретные вербализуемые скрытые смыслы, которые можно выразить словами в виде конкретных  утверждений (несмотря на возможность их разных метаязыковых обозначений).

Дискретную информацию передают обычно пресуппозиции, многие утверждения в риторических вопросах и  скрытые призывы, помещение текста в рубрику, некоторые образные выражения (фразеологизмы).

Недискретные вербализуемые скрытые смыслы могут быть описаны только в общем виде – как определенная оценочность или приблизительный общий смысл высказывания или текста. Однако они могут быть уточнены при проведении психолингвистического эксперимента на восприятие текста и при получении однозначных результатов  на них может опереться эксперт в своем анализе. Если же результаты эксперимента неоднозначны, соответствующие утверждения относятся экспертом к разряду вербализуемых, но факультативных, а они  не могут быть основой выводов эксперта: следствия,   требующие длинной цепочки   вывода,   будут  располагаться   на   самых   глубинных слоях  плана содержания. 

А.Н.Баранов справедливо подчеркивает, что факультативное следствие не может рассматриваться в делах о защите чести и достоинства именно в силу своей факультативности, поскольку  такие следствия  бесконечно разнообразны, определяются моделью мира реципиента, его жизненным опытом,  ожиданиями, коммуникативными намерения­ми в данный конкретный момент времени и мн. другими факторами. «Факультативные следствия, в которых представлена фа­культативная, но вербализуемая информация, близки по сво­им свойствам предположениям. …. Именно в этом смысле факультативные следствия  следу­ет рассматривать как аналоги выражения предположения (Баранов, с.55).

Важно иметь в виду, что окончательное решение эксперт принимает в любом случае при анализе всего контекста и коммуникативной ситуации, в которой реализован текст, поскольку общий контекст и ситуация могут как прояснить скрытый смысл, сделав его однозначным, формулируемым вербально, так и «затемнить» некий скрытый смысл, сделав его недискретным. Именно общий контекст и ситуация являются решающими факторами в идентификации скрытого смысла текста.

Проведение психолингвистического эксперимента позволяет  достаточно однозначно выявить скрытые смыслы текста и предъявить их правовой оценке.

С наше точки зрения, использование психолингвистических экспериментов должно стать обычной практикой лингвистической экспертизы в подобных случаях, а суд должен учитывать результаты психолингвистического эксперимента, отраженные в заключении эксперта, как доказательства. 

ПЕРЕЙТИ НА СТРАНИЦУ ОБСУЖДЕНИЯ ДОКЛАДА

Литература

Баранов А.Н. Лингвистическая экспертиза текста. - М.: Флинта-Наука, 2007.- 592 с.

Залевская А.А. Введение в психолингвистику. - М., 1999.- 380 с.

Имплицитность в языке и речи / Под ред.  Е.Г.  Борисовой, Ю.С. Мартемьянова.-  М., 1999. – 289 с..

Красных В.В. Основы психолингвистики и теории коммуникации. М., 2001.- 262 с.

Леонтьев А.А. Основы психолингвистики. - М., 1997. -212 с.

Попова З.Д., Стернин И.А. Когнитивная лингвистика. М.: Восток-Запад, 2007. - 314 с.

Стернин И.А. О понятиях  метод, методика, прием // Вопросы психолингвистики. – 2008.  - № 7. - С.23-26.

Стернин И.А. Анализ скрытых смыслов в тексте. Учебное пособие для магистрантов по программе «Психолингвистика и лингвокриминалистика».– Воронеж: «Истоки», 2011. - 66 с.

Цена слова. Из практики лингвистических экспертиз текстов СМИ в судебных процессах по защите чести, достоинства и деловой репутации. /Под ред. проф.М.В.Горбаневского. - Изд.3, испр. и доп. - М., «Галерея» , 2002. -562 с.

Черкасова  Г.А. Квантитативные исследования ассоциативных словарей // Общение. Языковое сознание. Межкультурная коммуникация. Калуга, 2005.- РАН. Институт языкознания.- С. 227-244.