Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Четверг, 17.08.2017, 04:57

Актуализация рецептивной схемы при восприятии реципиентом конкретного высказывания или текста может заметно варьировать в зависимости  от конкретных контекстуальных и экстралингвистических условий – одна и та же фраза может быть идентифицирована  при помощи разных рецептивных схем в зависимости от широкого контекста и ситуации.

Кроме того, одна и та же рецептивная схема  может иметь варианты – конкретные разновидности, обусловленные конкретной  коммуникативной ситуацией.

Например: 

Девушка в парке говорит кавалеру:

-Что-то холодно…

Молодой человек может воспринять скрытый смысл данного высказывания в опоре на следующую рецептивную схему:

Публичное сообщение о некотором испытываемом говорящем в данной ситуации неудобстве равнозначно призыву к присутствующим  устранить данное неудобство

Ср.: Что-то дует. Как – то душно стало. Что-то сидеть стало неудобно. Что-то какое-то несоленое все. Что-то мне тяжело нести стало.

Для  фразы Что-то холодно, произнесенной девушкой, у молодого человека есть нескольких конкретных вариантов идентификации ее скрытого смысла в рамках данной рецептивной схемы:

сообщение равнозначно призыву пойти домой

сообщение равнозначно призыву обнять девушку

сообщение равнозначно призыву накинуть на девушку пиджак

сообщение равнозначно призыву пойти в кафе

 и др.

То, какой  конкретно вариант рецептивной схемы будет использован молодым человеком в данной коммуникативной ситуации, зависит от его общего опыта общения, воспитания, культурного уровня, истории общения с данной конкретной девушкой, общей экстралингвистической ситуации (например, есть ли кафе в прямой видимости) и многих других факторов, не поддающихся учету при анализе «со стороны». При этом понимание скрытого смысла данной фразы молодым человеком  может не совпасть с коммуникативным намерением девушки, или она может прибегнуть к тактике кокетства и сказать в ответ на реакцию молодого человека  «я  совсем не это имела в виду» -  проверить, что она действительно имела в виду в момент речи, невозможно

Таким образом, понимание скрытого смысла высказывания в тексте осуществляется по ментальным рецептивным схемам языкового сознания социума. Одно и то же высказывание может быть воспринято в опоре на несколько рецептивных схем, каждая из которых может иметь несколько конкретных  коммуникативных вариантов. При анализе скрытого смысла первостепенную важность приобретает анализ всего контекста и полной ситуации порождения конкретного текста.

Рецептивные схемы языкового сознания некоторого социума теоретически могут быть исчислены. В тексте они обычно могут быть  выявлены, идентифицированы и сформулированы для конкретного высказывания;  варианты же рецептивных схем представляют собой, как правило, факультативную информацию, зависят исключительно от коммуникативной ситуации и могут быть идентифицированы лишь весьма приблизительно, четкому и конкретному описанию и формулированию обычно не поддаются.

Понимание   больших текстов имеет свои закономерности восприятия. Очевидно, в частности, что реципиент большого текста также опирается на некоторые рецептивные схемы, предназначенные для понимания таких текстов. Этот вопрос еще очень мало изучен. Можно сказать, что рецептивные схемы больших текстов побуждают реципиента искать в тексте определенные смысловые блоки, ожидать  и предвидеть их появление.

Так в лекции, публичном выступлении реципиент ожидает введение, аргументацию, заключение и выводы. В детективе – факт преступления, поиск доказательств, выявление преступника. В оперетте – любовные приключения  и жизнерадостный конец. В американских героических фильмах – страдания и испытания главного героя – одиночки, его героическое поведение, близость к гибели   и хэппи-энд. В  мелодрамах и любовных романах – страдания главной героини и героя, испытания  на их пути и счастливый конец.

Итак, понимание скрытого смысла высказывания и текста  осуществляется  реципиентами в опоре на имеющиеся в их языковом сознании рецептивные схемы.

Продуцент текста, владеющий теми же рецептивными схемами,  использует те или иные конкретные  языковые приемы, чтобы сформировать соответствующий скрытый смысл в своем высказывании и  тексте и натолкнуть реципиента на использование соответствующих рецептивных схем при идентификации  передаваемого скрытого смысла при восприятии. 

Принцип множественности

метаязыкового описания ментальных единиц

Различные ментальные сущности в процессе их исследования, описания, систематизации, лексикографической фиксации требуют использования определенного метаязыка описания. Наиболее удобным в практике семантических исследований   признается естественный язык, который доступен как исследователю, так и рядовому пользователю языка, и как система обладает неограниченными возможностями формулирования описываемых смыслов.

При этом важной особенностью использования естественного метаязыка для семантического описания является именно неограниченность его возможностей в формулировании смыслов, что допускает принципиальную возможность разных метаязыковых обозначений одного и того же смысла. Эта возможность в практике лингвистических исследований регулярно проявляется  в разных метаязыковых описаниях одни и тех же ментальных сущностей разными учеными, в разных научных парадигмах.

Именно в связи с этим  для  научного описания содержания любых ментальных единиц на естественном метаязыке может быть сформулирован  принцип множественности (неединственности) метаязыкового описания ментальных сущностей.

Этот принцип означает, что любые ментальные единицы, выявленные в процессе лингвистического исследования, например, такие как:

·         значения (семемы),

·         семы,

·         семантические признаки,

·         семные конкретизаторы,

·         концептуальные признаки,

·         когнитивные классификаторы,

·         концепты как единицы концептосферы сознания

·         недискретные  текстовые смыслы,

·         дискретные текстовые смыслы,

·         рецептивные  схемы восприятия,

·         концепты текста

 

могут быть описаны  разными  формулировками на естественном метаязыке, которые могут не совпадать в разных исследовательских парадигмах, у разных исследователей и у разных составителей словарей.

Например:

Семы

лицо (метаязыковые варианты: человек; кто; тот, кто; некто, кто)

очень большой (метаязыковые варианты: огромный, колоссальный, очень крупный, большой размер и т.д.)

Семемы

В качестве примера приведем толкования значений слова МАТ в разных словарях:

1. Проигрышное положение в шахматной игре, при котором король не может защититься от атакующей фигуры противника (Кузнецов); Нападение на короля противника, шах, от которого нет защиты, являющийся выигрышем партии (в шахматной игре) (Ефремова); В шахматной игре - положение, при котором король не может спастись от угрозы быть взятым при следующем ходе и которое означает проигрыш партии (Ушаков); В шахматах: такое положение короля, при котором ему нет защиты; поражение в игре (Ожегов).

2. Разг. О безвыходном положении, грозящем кому-л. неприятностями, гибелью (Кузнецов); перен. разг.-сниж. Безнадежное, безвыходное положение (Ефремова); перен., (прост.- шутл.). Безнадежное, безвыходное положение (Ушаков).

3. Плетёнка из какого-л. грубого материала, используемая обычно как подстилка на пол или для укрытия растений в парниках от холода (Кузнецов); Подстилка, половик, обычно плетенные из какого-л. грубого материала (Ефремова); Плетеная подстилка из какого-нибудь грубого материала, циновка (Ушаков); Плетёный половик (Ожегов).

4. Мягкая подстилка в виде матраца, тюфяка, предохраняющая спортсмена от ушибов при падении со снаряда или при прыжке (Кузнецов); Тюфяк, подстилаемый при различных спортивных упражнениях для предохранения от ушибов при падении (Ефремова); В спорте: мягкая толстая подстилка, используемая при выполнении некоторых упражнений (Ожегов).

5. Шероховатость, лишающая блеска или прозрачности (Кузнецов); Шероховатость, лишающая стекло прозрачности (Ефремова); Матовость, шероховатость, лишающая какую-нибудь поверхность блеска, прозрачности. (Ушаков); Незначительная шероховатость на гладкой поверхности предмета, лишающая его прозрачности, блеска (Ожегов).

6.Разг. Неприличная, оскорбительная брань; сквернословие (Кузнецов); Грубая брань, сквернословие (Ефремова); (прост. груб.). Неприличная брань  (Ожегов).

Когнитивные признаки концепта

Концепт женщина

капризная (метаязыковые варианты: непостоянная, часто меняет свое мнение, ей не угодишь и др.);

эмоциональная (метаязыковые варианты: возбудимая, легко раздражается, часто кричит, легко возбуждается, психует и др.)

и т.д.

Множественность метаязыкового описания ментальных сущностей наблюдается потому, что любое метаязыковое описание ментальной единицы представляет собой интерпретацию этой ментальной единицы исследователем или реципиентом.

Интерпретация как осмысление полученных результатов и помещение их в определенную парадигму знаний – обязательный метод любого научного исследования, искомый результат любого акта понимания.

При этом интерпретация  всегда  субъективна по своему  результату, поскольку ее выполняет конкретный субъект. В науке это ученый, представитель определенной  научной парадигмы; в обыденном акте речи – это носитель языка, обыденного языкового сознания.

Одни и те же результаты исследования могут быть по-разному интерпретированы разными исследователями и в разных научных парадигмах, поскольку:

·        интерпретация  может  исходить из разных теоретических посылок,

·        исследователи могут в разной степени быть знакомы с полученными результатами, могут знать их в разном объеме,

·        могут иметь  разное понимание терминов,

·        могут иметь  разные метаязыковые навыки, способности к вербальному обозначению результатов исследования.

В принципе количество причин, влияющих на интерпретацию научных результатов, не поддается учету – к названным выше можно добавить такие как когнитивная база интерпретатора, его опыт метаязыкового описания результатов исследования, владение иностранной терминологией  степень стандартизации используемого им метаязыка, его активный словарный запас,  цель описания, адресат описания и мн.др.

Рядовой носитель языка,  интерпретирующий вербально тот или иной смысл, также может сформулировать этот смысл разными словами в зависимости от своего возраста, пола, когнитивной базы, интеллекта, владения языком, словарного запаса, опыта вербализации смыслов и мн.др. причин. Другие носители языка могут сформулировать воспринятый смысл другими словами. Это отчетливо проявляется в психолингвистических – в частности, ассоциативных – экспериментах, которые при использовании их как инструмента семантического анализа требуют семантической интерпретации – обобщения разных формулировок одного и того же смыслового признака разными испытуемыми (Попова, Стернин 2007).

Таким образом, в результате интерпретации  одного и того же языкового материала могут быть получены:

·        разные выводы (они в таком случае становятся предметом дальнейшей научной дискуссии и требуют проведения дополнительных исследований),

·        разные метаязыковые описания одних и тех же полученных результатов (которые подлежат унификации).

Важно подчеркнуть, что разные метаязыковые формулировки одной и той же ментальной единицы при ее описании принципиально не подлежат оценке как истинные или ложные, правильные или неправильные – они просто разные, раскрывают разные стороны описываемой ментальной единицы. Обсуждению с позиций истинности/ложности может подлежать лишь сам факт  выделения того или иного значения, семы, когнитивного признака. скрытого смысла и под., но не его формулировка на метаязыке. Формулировка ментальной единицы может быть более или менее полной, стилистически более или менее удачной, но не ошибочной.

Таким образом, множественность метаязыкового описания ментальных сущностей не является недостатком методики описания – это реальность научного описания этих сущностей, неизбежность научного описания ментальных единиц, имманентный признак научного описания ментальных явлений.

Скрытые смыслы с учетом принципа множественности метаязыкового описания ментальных сущностей  могут быть вербально описаны по-разному, но предметом лингвокриминалистического анализа будут являться не конкретные формулировки, а формулируемые на базе описания этих смыслов утверждения, которые могут быть представлены в разных метаязыковых формулировках.

Например: Сколько можно терпеть это!

В контексте возможны разные скрытые утверждения, актуализируемые разными рецептивными схемами:

1.Это больше терпеть нельзя (метаязыковые варианты: терпеть это дальше невозможно, терпению приходит конец, не могу больше это терпеть и др.);

2. Необходимо изменить положение (метаязыковые варианты: надо принять меры к изменению положения, надо это исправить,  сделайте что-нибудь, чтобы изменить положение, призываю вас исправить положение, давайте не будем больше терпеть)  и др.

Таким образом, данное высказывание может быть воспринято как выражающее два скрытых утверждения (в соответствии со своей рецептивной схемой), каждое из которых допускает несколько вариантов его метаязыковой формулировки.

Использование экспериментальных  исследований

в описании скрытого смысла

Как отмечает А.Н.Баранов, факультативная информация не может рас­сматриваться в экспертизах по делам о защите чести, достоин­ства и деловой репутации (Баранов, с.46). Действительно, факультативные час­ти плана содержания индивидуальны в том смысле, что разные носители языка по-разному восстанавливают для себя эту об­ласть семантики языковых выражений.  Следовательно,  и  сам факт наличия порочащих сведений в таких случаях достоверно доказать невозможно. «Некоторую полезную информацию могут дать социологические опросы, однако этот инструментарий на­ходится за пределами собственно лингвистического исследова­ния. Впрочем, лингвопсихологическая и лингвосоциологическая экспертиза в подобных ситуациях вполне уместна. Проблематично опираться в делах о защите чести и досто­инства на обязательную, но точно не вербализуемую инфор­мацию. Причины те же, что рассмотренные выше: невоз­можность точной вербализации скрытого смысла затрудняет или вообще делает невозможным доказательство наличия в тексте порочащих сведений. Опять-таки опросы здесь вполне допустимы, но они должны проводиться в рамках лингво-психологических или лингво-социологических исследований» (Баранов, с.46).

Таким образом, А.Н.Баранов обоснованно  видит возможность  установления содержания имплицитной информации факультативной и невербализуемой имплицитной информации посредством социолингвистических и психолингвистических экспериментальных исследований (Баранов, с.46).

Экспертиза текста рассматривает как явные, так и скрытые, выраженные в косвенной языковой форме утверждения.

Покажем на примерах возможности использования психолингвистических экспериментов для выявления скрытых смыслов, воспринимаемых реципиентами текста.

Пример 1.

ЗАО «Липецк-Мобайл» признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьей 14.3 КоАП РФ. Основанием для привлечения к ответственности послужил вывод административного органа о нарушении обществом пунктов 1, 4 части 3 статьи 5 Федерального закона «О рекламе», которое выразилось в массовом размещении на световых коробах, расположенных от пл. Тетральной до пл. Плеханова г.Липецка рекламы оператора связи ЗАО «Липецк Мобайл» в фразе: «Теле2 Всегда дешевле».

Была назначена комплексная психолингвистическая экспертиза для выявления восприятия рекламной фразы «Теле2 Всегда дешевле» читающими ее лицами и  определения наличия (отсутствия) в данной рекламной фразе скрытых подтекстовых смыслов.

Суд поставил  на разрешение экспертов следующие вопросы:

1. Как может восприниматься читающими лицами рекламная фраза «Теле2 Всегда дешевле» (в том виде, как она изображена на рекламных конструкциях и в сочетании с рядом находящейся рекламной информацией)?

2.        Воспринимается ли рекламная фраза «Теле2 Всегда дешевле» (в том виде, как она изображена на рекламных конструкциях и в сочетании с рядом находящейся рекламной информацией) читающими ее лицами в том значении, что цены на услуги, распространяемые под торговой маркой «Теле2»,  всегда    любой  момент  времени,  на любые  услуги  связи) дешевле по сравнению с ценами других операторов, или имеют иные преимущества в цене перед услугами других операторов связи?

3.        Содержится ли в рекламной фразе «Теле2 Всегда дешевле» (в том виде, как она изображена на рекламных конструкциях и в сочетании с рядом    находящейся    рекламной    информацией)    скрытое   смысловое значение, и если оно есть, то какое?

4.        Содержится ли в рекламной фразе «Теле2 Всегда дешевле» (в том виде, как она изображена на рекламных конструкциях и в сочетании с рядом    находящейся    рекламной    информацией)    скрытое   смысловое значение, что цены на услуги, распространяемые под торговой маркой «Теле2» всегда (в любой момент времени, на любые услуги связи)  дешевле по сравнению с ценами других операторов связи?

5.        Содержится ли в рекламной фразе «Теле2 Всегда дешевле» (в том виде, как она изображена на рекламных конструкциях и в сочетании с рядом    находящейся    рекламной    информацией)    скрытое    смысловое значение, что цены на услуги, распространяемые под торговой маркой «Теле2» всегда (в любой момент времени, на любые услуги связи) имеют иные преимущества в цене перед услугами других операторов связи?

Анализ показал, что «Теле 2 Всегда дешевле» является рекламным слоганом компании. Учитывая смысловую диффузность (потенциальную многозначность) рекламного слогана как важнейшую типологическую черту любого слогана,  для ответа на поставленные судом вопросы необходимо исследовать языковое сознание носителей языка в условиях воздействия на них данного слогана. Для этого был проведен психолингвистический эксперимент,  связанный с обращением к испытуемым - носителям языка и нацеленный на выявление вариантов понимания ими анализируемого слогана.

Для определения состава испытуемых была предварительно установлена целевая аудитория Теле 2. Целевая аудитория была определена экспертами путем запроса данных об аудитории абонентов ТЕЛЕ 2 в Воронеже (Социально-демографические характеристики абонентов «ТЕЛЕ» по регионам. Подготовлено IMCA для Tele 2 Апрель 2008).

По полученным данным: 41 % пользователей - до 29 лет, 79% - лица со средним образованием, 62 % - с семейным доходом менее 6000 р. Таким образом, это преимущественно  молодежная и малообеспеченная аудитория. С учетом этих данных был подобран контингент испытуемых -  252 человека - носители русского языка, преимущественно школьники и студенты.

ПЕРЕЙТИ НА СЛЕДУЮЩУЮ СТРАНИЦУ