Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Среда, 28.06.2017, 00:02
Главная » Статьи » Конференция 2010 » Стендовый доклад

Баранов А.Н. Скрытое (имплицитное) утверждение в лингвистической экспертизе текста
Баранов Анатолий Николаевич
Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН


СКРЫТОЕ (ИМПЛИЦИТНОЕ) УТВЕРЖДЕНИЕ В ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЕ ТЕКСТА

 

1.      Имплицитное как часть семантики языковых форм

В современной семантической теории содержание предложения и текста рассматривается как сложный феномен, напоминающий по структуре строение слоеного пирога (часто в этой связи и говорят о гипотезе «Слоеного пирога»). Мир смысла многомерен, однако высказывание, речевой акт упорядочены по временной оси. Иными словами, произнося высказывание, говорящий вынужден определенным образом «упаковывать» многомерное содержание в линейную структуру речевого акта. Это приводит к тому, что некоторые «слои» плана содержания, семантики оказываются более эксплицитными и явными (т.е. очевидными для адресата), а какие-то «слои» погружаются ниже[1]. Самой эксплицитной частью семантики высказывания считается пропозиция (ассерция), а имплицитных слоев довольно много. К ним относятся, например, пресуппозиции, импликации, следствия и пр. Распределение семантической информации по «слоям» плана содержания определяется отчасти грамматикой и лексикой языка, а отчасти речевым искусством говорящего. Собственно, «слоистая» структура плана содержания является одной из важнейших предпосылок речевого воздействия[2].

Можно предложить такую аналогию: собираясь в дорогу, мы упаковываем множество вещей в сумку или чемодан. При этом опытный путешественник положит то, что ему может понадобиться в первую очередь, в самую верхнюю часть багажа – поближе к верхней крыше чемодана, а то и в боковые отделения. Что не нужно в дороге, вообще можно положить на дно. Так и в семантике высказывания: пропозиция отвечает за соответствие действительности и тем самым относится к наиболее важной части коммуникации. Эта часть передаваемого содержания и должна быть наиболее эксплицитной, ясной и легко определяться адресатом. Прочее пускается в более глубокие слои плана содержания.

Как известно, информация (план содержания языковых выражений) может быть представлена в тексте в виде утверждений, предположений и мнений. Поскольку план содержания высказывания состоит из нескольких различных слоев, различающихся по степени эксплицитности, то утверждение может быть как явным (эксплицитным), так и скрытым, неявным (имплицитным). К эксплицитным относятся такие утверждения, содержание которых можно установить из поверхностной формы высказывания, не проводя дополнительных смысловых преобразований, которые могут основываться как на значении слов, входящих в это высказывание, так и на значении контекста. К скрытым утверждениям относятся такие утверждения, которые выявляются на основе дополнительного анализа значения выражений, входящих в высказывание, и на значении контекста употребления этого высказывания. Несколько перифразируя, можно также сказать, что явные (эксплицитные) утверждения прямо отражаются в лексико-синтаксической структуре предложения, а скрытые (имплицитные) – нет.[3] Важно отметить, что иллокутивная составляющая скрытых утверждений, то есть коммуникативная цель передаваемой информации, практически исчезает. Вместо компонента ‘вербально передаваемая кому-л. информация’, присущего эксплицитным утверждениям, появляется компонент смысла ‘подразумеваемая информация’ или ‘информация, разделяемая и говорящим и адресатом’.

2.      Характеристики имплицитного: обязательность vs. факультативность
и вербализуемость vs. невербализуемость

Имплицитная (скрытая) информация может быть и обязательной, и факультативной. Так, различные коннотации, культурно обусловленные ассоциации слов, устойчивых словосочетаний относятся к факультативной части содержания текста: они могут восстанавливаться адресатом, а могут и оставаться нераскрытыми.

Разграничение эксплицитной и имплицитной части семантики высказывания и текста, а в последней – обязательной и факультативной информации сущностно важно для лингвистической экспертизы текста. В Постановлении пленума Верховного суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 в определении порочащих сведений говорится об утверждениях, но вид утверждений – явные (эксплицитные) или скрытые (имплицитные) – никак не оговаривается:

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

Между тем, существенная часть смысла высказывания и текста приходится именно на имплицитные слои плана содержания. Имплицитная семантика имеет долгую историю изучения, восходящую к герменевтической традиции истолкования сакральных текстов. В общефилологической традиции – прежде всего в литературоведении – имплицитная часть текста и речевого поведения часто называется «подтекстом».[4] Так, В.А. Кухаренко интерпретирует подтекст как составную часть художественного метода автора: «Подтекст - это сознательно избираемая автором манера художественного представления явлений, которая имеет объективное выражение в языке произведений» [Кухаренко 1974: 79]. В языкознании эта категория также обсуждается довольно широко, получая весьма разнообразные осмысления – вплоть до одного из уровней системы языка. Так, в концепции В. Скалички язык состоит из текста, контекста и подтекста [Skalička 1961].

Хотя никто этого специально не считал, но очевидно, что имплицитная составляющая семантики языкового выражения существенно больше, чем эксплицитная, поскольку последняя чаще всего ограничена только пропозицией[5], а к имплицитной составляющей относится множество разнообразных категорий – см. ниже. Иными словами, если исключить имплицитную часть плана содержания, то из сферы анализа выпадает бóльшая часть семантики высказывания и текста, что вряд ли имелось в виду в Постановлении. Рассмотрим следующий пример:

Данное обстоятельство [получение Международного сертификата системы качества. – А.Б.] вызвало у нас непонимание: как может заранее несостоятельная строительная компания, зарекомендовавшая себя на строительном рынке недвижимости исключительно с отрицательной стороны, получить право на участие в тендерах (в том числе международных) на строительство гражданских объектов?

К эксплицитной части семантики приведенной фразы можно отнести только следующие части смысла: 1) ‘Получение строительной компанией Международного сертификата системы качества вызвало у автора фрагмента непонимание’; 2) ‘автор фрагмента спрашивает, каким образом заранее несостоятельная строительная компания, зарекомендовавшая себя на строительном рынке недвижимости исключительно с отрицательной стороны, может получить право на участие в тендерах (в том числе международных) на строительство гражданских объектов’.

В приведенном примере имеются, однако, и другие компоненты смысла, которые прекрасно осознаются носителями языка, но которые формально нельзя признать эксплицитной информацией. К ним относятся, в частности, следующие смысловые блоки, которые можно сформулировать в виде утверждений: 3) ‘автор фрагмента не согласен с присвоением обсуждаемой строительной компании Международного сертификата системы качества’; 4) ‘автор фрагмента относится отрицательно к присвоению обсуждаемой строительной компании Международного сертификата системы качества’; 5) ‘обсуждаемая строительная компания является заранее несостоятельной’; 6) ‘обсуждаемая строительная компания зарекомендовала себя на строительном рынке недвижимости исключительно с отрицательной стороны’; 7) ‘очевидно несостоятельная строительная компания (об этом было известно «заранее»), зарекомендовавшая себя на строительном рынке недвижимости исключительно с отрицательной стороны, не имеет права на участие в тендерах (в том числе международных) на строительство гражданских объектов’.

Компоненты смысла 3 и 4 выводятся как следствие из семантики анализируемой фразы, прежде всего из фрагмента Данное обстоятельство (получение Международного сертификата системы качества - специалист) вызвало у нас непонимание. Компонент 5 «упакован» в определении к существительному компаниязаранее несостоятельная строительная компания, а компонент 6 в свернутом виде представлен в причастном обороте зарекомендовавшая себя на строительном рынке недвижимости исключительно с отрицательной стороны. Компонент 7 представляет собой скрытое утверждение, которое вводит риторический вопрос как может заранее несостоятельная строительная компания… Из проведенного весьма поверхностного семантического анализа видно, что наиболее существенные для лингвистической экспертизы части семантики сосредоточены в рассматриваемом случае в имплицитной, скрытой части плана содержания языковых форм.

Тем не менее понятно, что далеко не вся имплицитная часть семантики языковых выражений может реально соотноситься с категорией утверждения, а именно эта категория упоминается в Постановлении. Возникает вопрос, как выражаются скрытые, имплицитные утверждения в тексте?

Имплицитная информация, как было отмечено выше, может быть обязательной и факультативной, но, кроме этого важного противопоставления, есть еще одно: имплицитная информация может быть вербализуемой и невербализуемой. Под вербализацией имеется в виду возможность достаточно правдоподобного воспроизведения скрытого смысла в виде высказывания, содержащего пропозицию, которая передает скрытое содержание. В рассмотренном выше примере была приведена именно вербализуемая информация. Однако вполне возможна ситуация, когда нечто в имплицитной части семантики языкового выражения есть, но вербализовать это в явной форме невозможно. Типичный случай – использование некоторых приемов речевого воздействия, например, приема «введения в оценочно окрашенный контекст или ассоциативный ряд» (см. подробнее [Баранов 2007: 179 и далее]). Вариант этого приема - постановка в негативно окрашенный ассоциативный ряд - широко представлен в политической рекламе. Так, известный лозунг Голосуй или проиграешь! предвыборной кампании Б. Ельцина сопровождался изображением наручников или арестантской куртки в непосредственной близости от слова проиграешь. Очевидно, что проигрыш в этом рекламном слогане интерпретировался как что-то явно отрицательное, но не обязательно имелось в виду реальное тюремное заключение. Это можно было интерпретировать и как ограничения гражданских свобод, и как полицейское государство, и как обобщенно (даже символически) передаваемую идею опасности. Иными словами, негативный компонент содержания присутствует, но точно вербализовать и выразить его суть невозможно. Аналогичными свойствами обладает метафора: метафорические номинации могут влечь негативную оценку, но и в этом случае часто (впрочем, не всегда) точная вербализация негативной составляющей затруднена, ср. кличку Паша-мерседес одного из бывших министров обороны РФ или номинацию Линдона Джонсона как антигероя игры в дартс (т.е. представление его в виде мишени, в которую бросают нечто вроде маленьких дротиков). К числу феноменов, вводящих невербализуемую скрытую информацию, относится также истинный намек, или намек в точном смысле (см. [Баранов 2007: 205-221; Шипова 2006]).

Практически невербализуемы многие культурные ассоциации (см. по этому поводу [Имплицитность в языке и речи 1999: 43-57]. Несколько больше повезло в этом смысле культурным и социальным стереотипам.[6]

Сочетание указанных двух параметров – обязательность vs. факультативность, вербализуемость vs. невербализуемость – задает следующие возможные комбинации, характеризующие скрытую информацию:

Имплицитная информация

Вербализуемость

Невербализуемость

Обязательность

(i) Обязательная и вербализуемая информация

(ii) Обязательная и невербализуемая информация

Факультативность

(iii) Факультативная и вербализуемая информация

(iv) Факультативная и невербализуемая информация

Очевидно, что факультативная информация не может рассматриваться в экспертизах по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации. Действительно, факультативные части плана содержания индивидуальны в том смысле, что разные носители языка по-разному восстанавливают для себя эту область семантики языковых выражений. Следовательно, и сам факт наличия порочащих сведений в таких случаях достоверно доказать невозможно. Некоторую полезную информацию могут дать социологические опросы, однако этот инструментарий находится за пределами собственно лингвистического исследования. Впрочем, лингво-психологическая и лингво-социологическая экспертиза в подобных ситуациях вполне уместна.

Проблематично опираться в делах о защите чести и достоинства на обязательную, но точно не вербализуемую информацию[7]. Причины те же, что рассматривались выше: невозможность точной вербализации скрытого смысла затрудняет или вообще делает невозможным доказательство наличия в тексте порочащих сведений. Опять-таки опросы здесь вполне допустимы, но они должны проводиться в рамках лингво-психологических или лингво-социологических исследований.

Таким образом, скрытые, или имплицитные, утверждения должны быть обязательной и вербализуемой частью имплицитной части плана содержания языкового выражения.

Укажем некоторые типичные способы выражения скрытых, или имплицитных, утверждений.

3.      Виды имплицитного

Степень эксплицитности-имплицитности компонента содержания языкового выражения, очевидно, не бинарна, а градуальна. Естественно начать с наиболее эксплицитных феноменов. К таковым в первую очередь относятся эллиптичные предложения, а также утверждения, содержащие анафорические местоимения. Такие формы восстанавливаются из контекста или ситуации общения. Так, предложение Потом лично отвечал за то, чтобы не вернули кредит государству представляет собой эллипсис фразы Потом Дикой лично отвечал за то, чтобы не вернули кредит государству. Это легко выявляется из ближайшего контекста, в котором говорится о деятельности Дикого.

Случаи конвенционального эллипсиса и анафорических замен настолько близки к эксплицитной форме подаче информации, что их можно относить к эксплицитным способам выражения утверждения.

Однако не все случаи эллипсиса сопоставимы с эксплицитными способами представления информации. Так, к случаям эллипсиса близок способ указания на пропозицию, основывающийся на использовании макроструктуры текста. Например, помещение текста, описывающего некоторое событие, в тематической рубрике «Мошенничество» указывает на утверждение вида ‘В следующем ниже тексте описывается мошенничество’. Аналогично рубрика «Скандал» отсылает к утверждению вида В следующем ниже тексте описывается скандал’. Это обязательный компонент смысла текста, однако степень его вариативности выше, чем в случае обычного эллипсиса (ср. ‘Здесь говорится о мошенничестве/скандале’, ‘Тема последующего текста – мошенничество/скандал’ и т.п.). В этих случаях можно говорить о скрытом утверждении.

Актуальное значение фразеологизма также формирует такой слой плана содержания, который фактически идентичен эксплицитному слою – пропозиции. Действительно, фраза Петров вышел сухим из воды понимается как ‘Петров избегнул заслуженного наказания за какой-то проступок’.[8] Именно это и оказывается пропозицией рассматриваемой фразы. Единственная проблема в том, что пропозициональная составляющая, в которой реализуется актуальное значение, реализуется не автономно, а на фоне внутренней формы, которая хорошо осознается носителем языка. Именно поэтому актуальное значение – это фактически эксплицитный слой, а не просто эксплицитный слой. Более корректно квалифицировать актуальное значение фразеологизма как скрытое (имплицитное) утверждение.

Несколько иная ситуация с идиомами, внутренняя форма которых не осознается как живая современным носителем русского языка. Актуальные значения идиом не видно ни зги (≈ ‘ничего не видно’), испокон веков/веку/века (≈ ‘всегда’), не хухры-мухры (≈ ‘что-то, что нельзя рассматривать как неважное’) более эксплицитны, поскольку не «подавляются» семантикой легко осмысляемой внутренней формы. В таких идиомах актуальное значение можно квалифицировать как эксплицитный способ передачи информации.

Перейти на вторую страницу

Категория: Стендовый доклад | Добавил: brinevk (30.11.2010) | Автор: Баранов Анатолий Николаевич
Просмотров: 8432 | Рейтинг: 5.0/3