Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Пятница, 23.06.2017, 13:26
Главная » Статьи » Конференция 2010 » Доклад с обсуждением на сайте

Чернышова Т.В. Речевой жанр «оскорбление» в межличностном и публичном общении: к типологии конфликтообразующих признаков

 Чернышова Татьяна Владимировна

Алтайский государственный университет (г. Барнаул, Россия)

 

Речевой жанр «оскорбление» в межличностном и публичном общении: к типологии конфликтообразующих признаков

 

Обыденное межличностное общение определяется исследователями как взаимодействие между отдельными личностями, «обусловленное обстоятельствами природной и социальной среды, а также личными мотивами, проявляющимися в соответствующих потребностях, интересах, целях и идеалах тех или иных людей»[1]. В повседневном обыденном общении, как правило, так или иначе проявляется вся система существующих общественных отношений, в том числе экономических, политических, правовых, нравственных, эстетических, религиозных и др. Будучи эмоционально окрашенным, межличностное общение часто несет в себе возможность развертывания речевого конфликта как «состояния противоборства двух сторон (участников конфликта), в процессе которого каждая из сторон сознательно и активно действует в ущерб противоположной стороне, эксплицируя свои действия вербальными и прагматическими средствами»[2]. По мнению В.С. Третьяковой, развертывание существующих между двумя сторонами противоречий происходит чаще всего на вербальном и речедеятельностном уровнях,[3] поэтому изучение речевого поведения участников данного типа взаимодействия с точки зрения средств и способов выражения имеющихся противоречий в коммуникативной фазе развития конфликта, а также конфликтообразующих признаков, составляющих доминанту речевого жанра «оскорбление» в сфере обыденного межличностного общения, представляется весьма актуальным.

Каждый речевой жанр (далее – РЖ) воплощает речевое событие, описанное на основании определенной речевой ситуации, включающей участников общения, характер отношений между ними и обстоятельства, при которых происходит общение. «Речевое событие трактуется как сумма речевой (в основе своей – денотативной) ситуации и ее вербального воплощения»[4]. РЖ «оскорбление» относится к инвективным речевым жанрам, поскольку, по характеристике Б.Я. Шарифуллина, они представляют форму вербализации разной степени языковой агрессии[5], приводящей к дисгармонии речевой коммуникации и развитию речевого конфликта. В лингвоправовой практике оскорбление также рассматривается как «сознательное нарушение конвенциональных правил», поскольку в соответствии с коммуникативным кодексом личности она обязана «соблюдать коммуникативные обязанности: выполнять обещания, не лгать, выбирать сопоставимые с социальными нормами способы общения, т. е. уважать коммуникативные права остальных участников коммуникации»[6]. При этом, как отмечает Г.В. Кусов, «при оскорблении коммуникативное давление на личность происходит через воздействие на ее ценностную сферу, составной частью которой является социальный статус индивида»[7].

По замечанию К.И. Бринева, занимающегося изучением речевых конфликтов в русле речевого акта «оскорбление», подобное конфликтное речевое взаимодействие может развиваться в двух направлениях: 1) как высказывание, выполняющее инвективную функцию в самом общем виде и реализующееся через оскорбительную речь, брань выпад, имеющие целью нанесение психологического ущерба адресату; «на языке описания, разработанном А. Вежбицкой, речевой акт  оскорбления, по-видимому, будет представлен следующим образом:

А) Знаю, что Х способно причинить тебе психологический ущерб.

Б) Хочу, чтобы ты знал, что я говорю Х.

В) Говорю Х, чтобы причинить тебе психологический ущерб,

где Х – оскорбительное слово или выражение»[8].

 

2) Оценочное высказывание, направленное на понижение статуса коммуниканта, цель которого – «утвердить свое превосходство по отношению к адресату сообщения»[9]. Данный речевой акт можно описать следующей формулой:

А) Знаю, что ты сделал Х.

Б) Знаю, что Х считается негативно ценным.

В) Говорю тебе, что ты сделал Х или занимаешься Х.

Г) Говорю тебе это для того, чтобы ты знал, что твой статус ниже моего[10].

 

Анализ конфликтных коммуникативных ситуаций, положенный в основу данного исследования, позволил выявить, что для речевого жанра «оскорбление» в условиях обыденного межличностного общения актуальными являются оба направления развития инвективного взаимодействия адресатов.

Материал  исследования – более 15-ти источников, представляющих собой тексты постановлений судебных органов Российской Федерации о назначении лингвистической экспертизы инвективных высказываний конфликтующих сторон, ставших объектом судебного разбирательства в 2009-2010гг.

Каждое из изученных постановлений содержит типовое описание возникшего конфликта, которое обобщенно можно представить следующим образом: «В ходе предварительного расследования установлено, что такого-то числа, месяца и года гр. N, находясь в определенное время в определенном месте (своей квартире, на рынке, на остановке, в кафе и т.п.), произнес(ла) в адрес гр. P следующие высказывания…, которые квалифицируются гр. P как оскорбляющие его честь, достоинство или умаляющие его деловую репутацию».

В процессе анализа коммуникативных ситуаций были выявлены основные типологические компоненты, регулярно повторяющиеся и потому наиболее характерные для актуализации РЖ «оскорбление» в целом[11]. Для выявления этих элементов была использована модель речевой коммуникации Р.О. Якобсона[12], в соответствии с которой при анализе изучаемой конфликтной ситуации были использованы следующие основания модели изучаемого РЖ:

1) участники конфликтной ситуации: «инвектор» (обидчик, оскорбитель) и «инвектум» (обиженный, оскорбленный) с учетом следующих характеристик:

а) количество и соотношение участников конфликта (лицо / группа лиц – наличие свидетелей конфликта);

б) социальный статус конфликтеров (пол, возраст, должность/ранг, профессия);

2) форма передачи сообщения (письменная / устная);

3) характеристика конфликтной ситуации (контекст), включающая причину возникновения речевого конфликта, фоновую информацию, предмет и причину разногласий;

4) характер конфликтного взаимодействия (контакт), обусловленный особенностями коммуникативного развертывания конфликта, отношениями между конфликтующими сторонами и т.п.;

5) языковой код, способствующий развертыванию конфликтной ситуации в речевой конфликт (наличие инвективной лексики, нарушение этикетных норм и т.п.).

Под нарушение этикетных норм в частности подразумевается нарушение необходимого регистра общения «ты» – «вы» форм, обращений по имени или иной номинации, а также способа общения, принятого в конкретной среде[13]. Квалификация лексики и фразеологии, использованной участниками конфликтных речевых ситуаций, по шкале инвективности осуществлялась с учетом данных современных словарей русского языка и русского экспрессивного просторечия[14], а также классификации инвективной лексики литературного происхождения, представленной в книге «Понятия чести, достоинства и деловой репутации в текстах права и СМИ: Спорные тексты СМИ и проблемы их анализа и оценки юристами и лингвистами» (М., 2004).

Приведем пример, иллюстрирующих изложенные выше положения.

            Описание конфликтной ситуации. Причина конфликта взрослых – ссора детей, в ходе которой один из них сообщил о произошедшем матери (А.), которая отчитала чужого ребенка за недостойное поведение (драку), а за него также вступилась мать (Б.). С этого момента конфликт детей перерос в конфликтную ситуацию между взрослыми и реализовался в следующих речевых действиях Б., расцененных А. в качестве оскорбительных:

Пошла на ***, ***ли лезешь;

Иди на *** б***ь отсюда, **ли ты лезешь;

Нарожала бы своих детей и тогда бы их воспитывала;

на *** знаю, что ребенок не твой, ни кого не рожала, взяла ребенка на воспитание из детского дома, все об этом знают и молчат, я же молчать не буду, ты не в состоянии иметь своих детей, потому что бесплодная.

 

Опишем данное конфликтное взаимодействие с позиций РЖ «оскорбление» с опорой на предложенную ранее модель.

            1) Участники конфликтной ситуации: (в рамках данной конфликтной ситуации это А. - инвектум, лицо, подвергнувшееся оскорбительному выпаду со стороны Б. - инвектума).

а) Количество и соотношение участников конфликта: непосредственное участие в развертывании конфликта принимают 2 человека – А. и Б., в качестве свидетеля выступает соседка А., появившаяся в середине ссоры и усугубившая ситуацию, поскольку межсубъектный конфликт перешел в публичную стадию.

б) С точки зрения социального статуса конфликтеры находятся на одинаковых социальных позициях: обе являются женщинами, матерями, относятся к одной возрастной группе, что снимает ряд этикетных ограничений, обусловленных указанными различиями.

2) Форма передачи сообщения – естественная устная неподготовленная речь, что обусловливает ее ненормированный характер и неограниченное использование экспрессивной лексики.

3) Оценка характера конфликтной ситуации (контекста) позволяет предположить наличие в прошлом подобных конфликтных ситуаций между данными субъектами, вызванных сложившимся представлением Б. об А., в частности; уверенность Б. в том, что статус А. как женщины ниже, чем ее, вытекающая из следующего высказывания: Нарожала бы своих детей и тогда бы их воспитывала … знаю, что ребенок не твой, ни кого не рожала, взяла ребенка на воспитание из детского дома, все об этом знают и молчат, я же молчать не буду, ты не в состоянии иметь своих детей, потому что бесплодная.

4) Характер конфликтного взаимодействия (контакт) обусловлен рядом факторов: отношениями между конфликтующими сторонами, которые носят неравный характер (Б. уверена в более низком статусе А. как женщины); негодованием А. по поводу ложной информации, распространяемой Б., и т.п.

5) Языковой код, сопровождающий данное речевое действие, в целом соответствует развернутой конфликтной ситуации и представлен несколькими группами высказываний.

1. Так, типичными для подобного речевого взаимодействия в сфере обыденной межличностной коммуникации является использование грубой нецензурной лексики, придающей высказыванию инвективный характер, которая в сочетании с оценочными суждениями направлена на понижение статуса адресата. Например, высказывания Пошла на ***, ***ли лезешь и Иди на *** б***ь отсюда, ***ли ты лезешь представляют собой побуждение в сочетании с риторическим вопросом, в совокупности образующими скрытое утверждение, выраженное Б. в адрес А. Речевое поведение в данном случае можно описать следующей формулой:

А) Знаю, как надо поступить в данной ситуации

Б) Говорю тебе, что ты поступаешь неправильно в данной ситуации

В) Говорю тебе это для того, чтобы ты знала, что я знаю, как надо поступить в данной ситуации.

Кроме того, пожелание-утверждение выражено в данном высказывании в грубой нецензурной форме. Подобные слова сопровождаются в словарях пометами грубое фамильярное, неодобрительное)[15], т.е. относятся к группе наиболее грубых экспрессивных просторечий – единицам русского мата, матизмам;

2. Ряд высказываний (часто фактологического характера) направлен непосредственно на понижение статуса адресата и способствует обострению конфликтной ситуации. К таким утверждениям относятся следующие высказывания:

- Нарожала бы своих детей и тогда бы их воспитывала

- Я знаю, что ребенок не твой, ни кого не рожала, взяла ребенка на воспитание из детского дома, все об этом знают и молчат, я же молчать не буду, ты не в состоянии иметь своих детей, потому что бесплодная.

Высказывание Нарожала бы своих детей и тогда бы их воспитывала представляет собой утверждение и адресовано оно непосредственно А. Данное действие можно описать описывается следующей формулой:

А) Знаю, что истинно Х

Б) Говорю тебе, что истинно Х

В) Говорю тебе это для того, чтобы ты знал, что истинно Х

Для инвектора в данном случае важна уверенность в своей правоте – делать замечание чужим детям может только тот, кто «нарожал» своих, т.е. имеет представление о воспитании. В данном случае, развертывая конфликтный дискурс, Б. опирается на устойчивый стереотип обыденного сознания, помогающий ей аргументировать свое мнение.

Высказывание Я знаю, что ребенок не твой, ни кого не рожала, взяла ребенка на воспитание из детского дома, все об этом знают и молчат, я же молчать не буду, ты не в состоянии иметь своих детей, потому что бесплодная представляет собой утверждение и адресовано также А. Данное высказывание, как указывалось ранее, входит в состав речевого действия, которое также может быть названо «Понижение статуса»[16]. Речевое действие описывается следующей формулой:

А) Знаю, что тебе свойственно Х

Б) Знаю, что Х считается негативно ценным

В) Говорю тебе, что тебя характеризует Х

Г) Говорю это тебе для того, чтобы ты знал, что твой статус ниже моего.

Подобные речевые акты производятся с целью утверждения о своем превосходстве по отношению к адресату сообщения. В основе этих речевых произведений лежат описательные высказывания. В анализируемом случае для утверждения своего превосходства Б. использует фоновые знания о состоянии здоровья адресата (бесплодна), о секретах, которые могут быть в семье адресата (взяла ребенка на воспитание из детского дома), о том, что данная негативная информация об А. известна всем (все об этом знают и молчат, я же молчать не буду). Другими словами, говорящий в речевом отношении ведет себя так, как если бы он знал, что А. присуще какое-то качество, которое является негативно ценным.

3. Наконец, типичными для РЖ «оскорбление» в ситуации обыденного межличностного общение является сознательное нарушение этикетных норм, в частности, использование личного местоимения «ты» вместо вежливого «вы» в ситуации общения с малознакомыми или недостаточно знакомыми людьми. Будучи уверенной в своем более высоком статусе как женщины, которая сама родила ребенка, Б. сознательно использует конструкции с «ты-формулой» при обращении к А.: Я знаю, что ребенок не твой, ни кого не рожала, взяла ребенка на воспитание из детского дома, все об этом знают и молчат, я же молчать не буду, ты не в состоянии иметь своих детей, потому что бесплодная. Грубым нарушением этикетных норм, в том числе и в условиях межличностного общения, является использование нецензурной лексики (см. п. 1).

Полученные результаты позволяют сделать некоторые выводы относительно наиболее типичных проявлений речевого жанра «оскорбление» в сфере обыденного межличностного общения. Для наглядности сравним их с анализом ситуаций, актуализирующих РЖ «оскорбление» в публичной сфере[17]. Так,  к наиболее типичным проявлениям речевого жанра «оскорбление» в официальной коммуникации следует отнести публичность развертывания конфликтной речевой коммуникации (19 случаев из 20-ти), обусловленную: вынесением обсуждаемых проблем за «границы» конфликтующих сторон с привлечением третьих лиц – как частных, так и юридических (УВД, органы городской и краевой администрации, представители различных партий и т.п.); освещением конфликтной ситуации в СМИ и публичных выступлениях (на совещаниях, собраниях трудового коллектива и т.п.); спонтанным эпизодическим обсуждением в межличностном общении (слухи, сплетни) и др. Иначе обстоит дело в ситуации обыденного межличностного общения, где на первый план выходит психологическое состояние конфликтующих сторон, наличие явного или скрытого конфликта между ними, обостряющегося при стечении неблагоприятных обстоятельств – те параметры, которые в официальном общении присутствуют, но составляют его дальнюю периферию. В то же время провокационным сигналом в развертывании РЖ «оскорбление» как в официальной, так и в межличностной сферах часто выступает негативная оценочная лексика (фразеология) и сознательное или неосознанное нарушение инвектором правил и норм речевого поведения, принятых в той или иной сфере социального взаимодействия.

 

 Перейти к обсуждению



[1] Мир словарей // Электронный ресурс: http://mirslovarei.com/content_fil/MEZHLICHNOSTNOE-OBSHHENIE-7596.html

.аспекты языка и лингвистические аспекты права /под. Ред. Н.Д. Голева. – Барнаул, 2004. – С.112.

[3] Там же, с. 112.

[4] Курьянович А.В. Инвективные речевые жанры в пространстве современной межличностной коммуникации // Вестник ТГПУ. – Вып. 3 (47). – Серия «Гуманитарные науки. Филология». – 2005. – С. 107.

[5] Шарифуллин Б.Я. Языковая агрессия и языковое насилие в свете юрислингвистики: проблема инвективы // Юрислингвистика-5: Юридические аспекты языка и лингвистические аспекты права. Барнаул, 2004. – С. 124-125.

[6] Кусов Г.В. Оскорбление как иллокутивный лингвокультурный концепт: автореф. дис… канд. филол. наук. –  Волгоград, 2004.

[7] Там же.

[8] Бринев К.И. Теоретическая лингвистика и судебная лингвистическая экспертиза: автореф. дисс….доктора филол. наук. – Кемерово, 2010. – С. 24.

[9] Там же, с. 24-25.

[10] Там же.

[11] Типологическое описание РЖ «оскорбление» по материалам, представляющим конфликтные ситуации в сфере публичного межличностного общения, представлен в статье Чернышовой Т.В., Голощаповой Е.В. Речевой жанр «оскорбление»: основания построения типологической модели (на материале судебных постановлений) // Университетская филология – образованию: регулятивная природа коммуникации: Материалы Второй Междунар.науч.-практ.конф. (г. Барнаул, 14-18 апреля 2009г.). – Ч. 1., Барнаул: Изд-во Алт.ун-та, 2009. – С. 94-98.

[12] Якобсон Р. Лингвистика и поэтика // Структурализм: «за» и «против». М., 1975. – C. 193 – 230.

[13] Формановская Н.И. Речевой этикет // Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. Ярцевой В.Н. – М., 1990. – С. 413-414.

[14] Мир словарей // Электронный ресурс: http://mirslovarei.com/content_fil/MEZHLICHNOSTNOE-OBSHHENIE-7596.html

[15] Химик В.В. Большой словарь русской разговорной экспрессивной речи. – СПб., 2004. С. 691.

[16] Бринев К.И. Теоретическая лингвистика и судебная лингвистическая экспертиза: автореф. дисс….доктора филол. наук. – Кемерово, 2010. – С. 24-25.

[17] Чернышова Т.В., Голощапова Е.В. Речевой жанр «оскорбление»: основания построения типологической модели (на материале судебных постановлений) // Университетская филология – образованию: регулятивная природа коммуникации: Материалы Второй Междунар.науч.-практ.конф. (г. Барнаул, 14-18 апреля 2009г.). – Ч. 1., Барнаул: Изд-во Алт.ун-та, 2009. – С. 94-98.

 

Категория: Доклад с обсуждением на сайте | Добавил: chernyshovat (01.12.2010)
Просмотров: 2146 | Рейтинг: 0.0/0