Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Пятница, 23.06.2017, 13:28
Главная » Статьи » Конференция 2010 » Доклад с обсуждением на сайте

Коряковцев А.В. ФРЕЙМОВЫЙ АСПЕКТ ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКОГО ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ИНВЕКТИВНОСТИ

                                                                            Коряковцев Андрей Валерьевич

ФРЕЙМОВЫЙ АСПЕКТ ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКОГО ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ИНВЕКТИВНОСТИ

 

Актуальной проблемой современной лингвистики является описание коммуникативных конфликтов с опорой на эксплицируемую реализацию функционального потенциала языковых единиц. «Функции языковых единиц выступают, с одной стороны, как существующие в системе языка потенции, обусловливающие (каузирующие) определенные типы функционирования («способы поведения») данной единицы, а с другой – как процессы и результаты реализации этих потенций в речи» [Бондарко 2002, с. 197].

Средствами инвективной реализации могут быть как собственно инвективные лексемы, потенциально инвективные образования (эвфемизмы, метафоры, иронические высказывания и др.), так и относительно нейтральные словоформы. Выбор средств выражения зависит от многих факторов, в особенности от реальной коммуникативной ситуации, дифференцирующей инвективные средства вербализации эмоции. С точки зрения норм общепринятого поведения, только инвективное словоупотребление содержит в своем выражении пограничные понятия пристойного/ непристойного, оскорбительного/ неоскорбительного. Таким образом, если инвективный узус, а также инвективный континуум определяются как когнитивная модель поведения человека, то инвективная функция консолидирует множество структурных компонентов, направленных на достижение определенной цели – оскорбления.

Ведущим параметром самоидентификации инвективности на языковом уровне является формально-семантическая универсальность, на речевом – поливариативность. Как средство осуществления инвективного воздействия, язык располагает определенным набором средств, способствующих организации инвективного стиля говорящего. Признаки инвективности могут быть выявлены на различных уровнях (слова - лексическом, словообразовательном, морфологическом; предложения, текста – синтаксическом, лексико-семантическом). Выявление признаков оскорбления может осуществляться за счет использования концепции функционализма, функционально-семантического представления и описания признаков, фреймового моделирования ситуации.

Известно, что коммуникативное моделирование инвективных ситуаций происходит по установленным, типологически единообразным правилам, реализующимся в конкретных условиях. Моделирование и описание процесса инвективной реализации и инвективности как характеризующей конфликт категории, можно выполнить с опорой на стереотипические ситуации. Под стереотипом вслед за В.В. Красных мы понимаем «минимизированное представление, некий инвариант, в совокупности «обязательных» валентных связей», репрезентируемых «предсказуемыми векторами» ассоциаций [Красных, 2003, с. 235]. Такой признак, как стереотипность предполагает возможность описания многообразия ситуаций в виде моделей.

Этап моделирования, объективного построения и описания функционально-семантической модели предполагает обращение к средствам функциональной потенции языка, описанию реализации в речи. Учитывая тот факт, что понятие инвективность (трактуемое как оскорбление) имеет в своём составе множество разноуровневых компонентов, маркеров индивидуально-психологической, этносоциологической, аксиологической актуализации, для представления системы «включения», начала функционирования категории инвективности в языке и реализации в речи, требуется определенный код их распознавания и интерпретации. Элементы данного кода – инвектемы[1], проявляются в достаточно четкой структуре градуированности и отображения значений (норм реакции). Однако индивидуальность представлений, детерминирующая возможную поливариативность восприятия, предполагает на теоретическом уровне выработку объективных оснований представления интенции и реакций в инвективной ситуации. Перспективы выделения инвектем в экспертной деятельности мы видим в оптимизации процесса анализа оскорбительности потенциально инвективных текстов и верифицируемости конечных данных (вывода). С одной стороны, для моделирования процесса инвективности выбрана такая единица, как стереотип (стереотипное восприятие, стереотипная реакция), с другой – множество вариантов реализации и интерпретации, когнитивных переменных. Описание инвективности в аспекте фреймовых показателей и маркирующих компонентов категории, позволяет свести многообразие ситуаций к набору схем поведения.

Фрейм, как определяет М. Минский [Минский, 1979], является типовой структурой данных для представления стереотипной ситуации, включает характерные её элементы. К ситуации в данном случае может быть отнесён процесс, действие, событие, повествование и т.д. Ситуация инвективности во фреймовом представлении является действием, нагруженным такими компонентами, как информация, участники, характеристики: завершенность/ открытость.

Фрейм представляет структуру данных не конкретной ситуации, а основные типологически связанные компоненты ситуаций одного класса. Более сложный в содержательном плане уровень – система фреймов, где каждый фрейм активизируется с появлением новой ситуации. Для объяснения быстрого понимания человеком ситуации предлагается отождествлять терминалы фрейма-сценария с наиболее характерными вопросами, обычно связанными с этой ситуацией. Вопросы позволяют сконструировать образ ситуации. Таким образом, фрейм-сценарий будет собранием вопросов, актуализирующих действия процесса понимания и представления ситуации. Сценарий (динамический фрейм) содержит стандартную последовательность событий, обусловленную некоторой повторяющейся ситуацией.

Для описания таких явлений, как оскорбление, инвективность, конфликтное функционирование языка в целом, используются различные понятия когнитивной лингвистики. Так, С.Г. Воркачев и Г.В. Кусов, обращаются к концепту как форме представления явлений и способов реализации оскорбления [Воркачев, Кусов, 2000]. На наш взгляд, концептуальное описание в данном случае логично, как наиболее актуальное при диахроническом подходе. Теория фреймов для представления деталей процесса осуществления инвективности и структурирования инвективной реализации наиболее актуальна в исследуемом синхронном аспекте. В рамках разрабатываемой концепции, обращение к фрейму связано с тем, что такое представление знаний соотносится со стратификационно-категориальным представлением явлений. Фрейм связан с понятием функционально-семантического поля как маркирующего актуализатора ключевых компонентов ситуации, а также с понятием о категориальном представлении явлений.

 Многие исследователи подчеркивают [Н.Д. Голев, О.Н. Матвеева, К.Ф. Седов, В.С. Третьякова и др.], что стереотипное воспроизведение конфликтных моделей поведения позволяет говорить о существовании особых фреймов «конфликт» (генерирование, экспликация конфликта) и «защита от конфликта» (гашение, понижение уровня конфликтности той или иной ситуации). Таким образом, один из вариантов оптимального описания реализации инвективности может быть осуществлен с использованием терминов фреймового анализа, обладающего, как считается, большой объяснительной силой. Стоит отметить, что это один из этапов дальнейшего описания и выхода на более высокие уровни интерпретации (континуальная фреймовая сеть). Через фрейм-структуры репрезентируются предметный и понятийный слои концепта, понимаемые, вслед за В.В.Красных [Красных, 2002,  c.167], как носители типичной, логически упорядоченной информации.

Фрейм (ситуация, функция, маркеры)  континуальная фреймовая сеть

 (Ситуация). Коммуникативная ситуация при переходе в статус инвективной будет иметь во многом стереотипный характер, в ней выделяются структурно и формально сходные компоненты, элементы действия в определенных контекстуально-прагматических условиях.

(Маркеры). Маркеры национального языкового сознания отражаются в наборе национальных прецедентных феноменов, фреймов (визуализаторов, сценариев), стереотипов, культурно-аксиологических ассоциаций.

(Функция). Говоря об инвективной функции и шкале инвективности, мы предполагаем возможность универсализации рассмотрения структуры категории инвективности и ее относительной устойчивости в процессе коммуникации.

Верхний уровень фрейма занят понятием (значением) которое четко определено и всегда справедливо относительно описываемой фреймом ситуации. В исследуемом аспекте ситуация будет непосредственно соотноситься с мотивом оскорбления. Узлы нижнего уровня фрейма (слоты), как правило, не заполнены конкретными понятиями. Такое заполнение производится в процессе приспособления фрейма к ситуации. При каждом слоте могут быть указаны условия заполнения его конкретными понятиями, или заданиями. Условия оформления ситуации принято обозначать как «маркеры».

Отдельные системы фреймов связаны друг с другом информационно-поисковой сетью, которая используется в том случае, если фрейм не удается согласовать с ситуацией, т.е. когда для слотов не удается найти значений, удовлетворяющих их маркерам. Однако при понимании фрейма и его соотнесении с инвективностью мы ориентируемся также на концепцию Т. А. ван Дейка и В. Кинч, указывающих на то, что «конструирование представления происшествия или рассказа о происшествии, и в частности значения воспринимаемого материала, происходит практически одновременно с осуществляющейся обработкой этого материала. <…> Это значит, что понимание осуществляется оперативно (on-line), то есть параллельно с обработкой воспринимаемых данных. Это постепенно развивающийся процесс, а не процесс, происходящий post hoc» [Дейк ван, 1988]. В этом процессе стоит выделить также такой компонент как пресуппозиционные основания модели. Дополнительным компонентом будут констектуально-ситуационные основания.

Каждый фрейм можно рассматривать как сеть, состоящую из нескольких вершин и отношений. Ситуация потенциальной инвективности (фрейм инвектива) в представляемом аспекте имеет следующую структуру «верхний уровень – нижний уровень. По мнению Н.М. Кобозевой, «фрейм удобно представлять в виде таблицы, столбцы или строки которой соответствуют его слотам» [Кобозева, 2008, с. 65].

 

Структура фрейма «инвектива»

Верхний уровень (характерологический)

слот

содержание

 «форма»

устно/ письменно

«действие»

оскорбление/ неоскорбление

«признаки объекта»

по типу инвективной ситуации

«актанты»

 

количество, роли: инвектор/ инвектум/ нейтральный коммуникант/ сторонний наблюдатель

«функциональность процесса»

 

протяженность во времени, направленность,

завершенность/ незавершенность

Нижний уровень (ситуалогический)

«объективация»

прямо/ косвенно, эксплицитно/ имплицитно

 «ключевые признаки»

инвектема (маркеры, выделяемые на различных уровнях), количество инвектем

 

1.Верхний уровень.  Характерологический. Знаковым определителем верхнего уровня будут процессуальные слоты, включающие в себя типологические  значения, описывающие рассматриваемое событие.

2. Нижний уровень. Ситуалогический. Включает слоты, которые должны быть заполнены конкретными ситуалогическими значениями и данными.

В семантике инвективной ситуации выделены типовые компоненты, имеющие стереотипический характер: *«А» совершил речевое действие по отношению к «Б» (характеризующая особенность – используемые средства). Каждый слот отображает ситуалогическое содержание: тот, кто оскорбляет - инвектор, тот, кого оскорбляют - инвектум, то, в какой форме выражено оскорбление (объективация) - прямое / косвенное, эксплицитное/ имплицитное, интенция, иллокуция, перлокуция (возможная),  презентация инвектемы.

Во фрейме происходит развертывание значения слова, т.е. информема, обладающая поливариативностью выражения, в одном из своих значений может приобрести статус инвектемы. В таком случае инвективный признак будет доминирующим и достаточным для принятия решения в пользу инвективы. Таким образом, речь идет о выявлении посредством фрейма в структуре функционально-семантической категории инвективности интерпретативных значений рассматриваемых фраз или слов. Семантика фреймов соотносится с ФСК по структурному описанию, а на уровне речи соотносится с множеством реализаций, где с помощью фреймовой структуры происходит упорядочивание семантического содержания лексических единиц.

Поскольку фрейм закрепляет стереотипный набор обязательных компонентов, способов действий и их последовательность, это дает возможность выявить структуру коммуникативных ожиданий участников речевого события, избежать неожиданностей, непредсказуемости в общении, что, в свою очередь, не исключает составления интерпретативной схемы развития и программирования событий и прекращения развития конфликта.

Один из аспектов акутальности фреймового описания заключается в том, что фреймы не только способствуют адекватной когнитивной обработке типичных ситуаций, но и дают возможность прогнозирования предстоящих событий на основе ранее встречавшихся, а значит, позволяют прогнозировать и выявлять такие параметры потенциально инвективных единиц, как:

- оскорбляемость - оскорбительный потенциал, генерируемый на уровне семантики, логики, меры суггестивности (этот параметр характеризует интенции инвектора).

- оскорбительность - оскорбительный потенциал, вычленяемый на уровне семантики, логики изложения, пресуппозиций, прецедентности (этот параметр характеризует реакции инвектума).

Для неконфликтного завершения (выхода) акта потенциально инвективной коммуникации, необходимо учитывать также такие конситуативные характеристики, как уместность коммуникативного акта, его иллокутивная цель.

Таким образом, функционально-семантический метод и метод фреймового описания, в применении к инвективности адекватно отображают построение универсальных языко-речевых моделей и их функциональных особенностей в конкретных ситуациях, что может использоваться для выявления признаков инвективности, инвектем (маркеров инвективности).

 ПЕРЕЙТИ К ОБСУЖДЕНИЮ


Литература

Бондарко, А.В. Теория значения в системе функциональной грамматики: на материале русского языка / А.В. Бондарко. – М. : Языки славянской культуры, 2002. – 736 с.

Воркачев, С.Г. Концепт «оскорбление» и его этимологическая память / С.Г. Воркачев, Г.В. Кусов // Теоретическая и прикладная лингвистика. – 2000. – №2. – С. 90–102.

Дейк Ван, Т.А. Стратегии понимания связного текста / Т.А. Ван Дейк, В. Кинч // Новое в зарубежной лингвистике. – Вып. 23. Когнитивные аспекты языка. – 1988. – С. 153–211.

Кобозева, И.М. Лингвистическая семантика : учебник / И.М. Кобозева. – 4-е изд. – М. : ЛИБРОКОМ, 2008. – 352 с.

Коряковцев, А.В. Инвективность как функционально-семантическая категория русского языка: автореферат дис. ... канд. филол. наук / А.В. Коряковцев. – Кемерово, 2009. – 26 с.

Красных, В.В. «Свой» среди «чужих»: миф или реальность? / В.В.  Красных.  – М. : Гнозис, 2003. – 375 с.

Минский, М. Фреймы для представления знаний / под ред. Ф.М. Кулакова / М. Минский. – М. : Энергия, 1979.  – 151 с.

 

 



[1] Инвектема – центр средоточения оскорбительности, минимальная семантическая единица-носитель потенциально оскорбительной информации. Инвектемами, как правило, становятся ядерные слова – актуализаторы, т.е. семантические центры инвективной информации, выделяемые на лексическом уровне. Отмечается также рангово-статусное расположение инвектем, их полевое представление в рамках общей категориальной структуры [Коряковцев, 2009].

 

Категория: Доклад с обсуждением на сайте | Добавил: bass (25.11.2010)
Просмотров: 2311 | Рейтинг: 0.0/0