Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Среда, 23.08.2017, 01:32
Главная » Статьи » Конференция 2010 » Доклад с обсуждением на сайте

ЩЕРБАКОВ С. В. ТЕРМИНОЛОГИЯ АМЕРИКАНСКОГО УГОЛОВНОГО ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕННОГО ПРАВА
ЩЕРБАКОВ СЕРГЕЙ ВИТАЛЬЕВИЧ,

Начальник отдела правового обеспечения

НОУ ВПО «Институт управления»,

доцент кафедры уголовного права и специальных юридических дисциплин

НОУ ВПО «Институт управления»,

(г. Архангельск)





ТЕРМИНОЛОГИЯ АМЕРИКАНСКОГО

УГОЛОВНОГО ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕННОГО ПРАВА



Изучение зарубежного права неотделимо от изучения соответствующего иностранно языка. Особенно актуально данное утверждение для узко-специальных правовых направлений. Важным при этом представляется необходимость знания и понимания не только буквального (но и смыслового) внутреннего содержания смысла того или иного термина. 

Данная статья призвана показать многообразие терминов, слов, словосочетаний, используемых в американском уголовном доказательственном праве, привлечь внимание к проблематике их формирования и актуализировать дальнейшие научные исследования.

Начать необходимо с того, что в отличие от российского уголовного процесса, в американской правовой системе – доказательственное право представляет самостоятельную правовую сферу, а не лишь ее часть: начиная с 18 века и по сегодняшний день, доктринальные труды ученых-правоведов описывают и раскрывают вопросы доказательств и доказывания отдельно от проблем уголовно-процессуального права.

Именно это, то есть выделившееся, можно даже сказать, что более понятно для юристов романо-германской правовой системы – отдельное, самостоятельное положение уголовного доказательственного права в США определило формирование особого письменного языка, особых форм его выражения в виде специфических терминов и словосочетаний.

Изучение предмета позволяет вывести некоторые базовые характеристики терминологии.

1. Краткость / Емкость.

В основной массе – терминология американского уголовного доказательственного права основана или на одном слове, передающем целое (при чем зачастую очень емкое) понятие (Warrant – ордер; Witness – свидетель; Evidence – доказательство; Testimony – свидетельское показание и т.д.), либо же на коротких формах словосочетаний, которые, как правило, состоят из двух слов (Bolstering alibi – поддержка / укрепление алиби; Burden of proof – бремя доказывания; Lading question – наводящий вопрос; Probable evidence – вероятные доказательства; Reasonable search – обоснованный обыск и мн. др.) и гораздо реже на трех и более словах (Statutorily prohibited evidence – запрещенное законом доказательство; Fruits of the poisoned tree – «Плоды отравленного дерева»1, Evidence obtained by illegal means – доказательство, полученное незаконным способом).

2. Специфичность.

Терминология американского доказательственного права зачастую содержит специфические словосочетания (не используемые официально, например, в праве России, ввиду отсутствия самого передаваемого понятия): Кey witness – ключевой свидетель, Weight of evidence – вес (сила, ценность) доказательств, Turncoat witness – переметнувшийся, свидетель-перебежчик, Hearsay – слухи, свидетельства по слуху.

3. Построение на основе одного (родового) термина различных понятий за счет использования дополнительных (не имеющих самостоятельного смысла) форм.

Например, родовое понятие – Testify означает «свидетельствовать». Добавление ничего не значащей при отдельном стоянии приставки «to» образует новое понятие «Testify to», означающее «подтверждать; свидетельствовать; давать показания», а «v». – «Testify v.» – «свидетельствовать против; давать показания». Построение же словесной структуры со словом «against» – образует «Testify against» – «свидетельствовать против». При этом: «Testify against» не совпадает по смыслу с «Testify v.», так как означает свидетельствование, например, одного соучастника против другого («Он совершил преступление»), а не отрицательное свидетельствование («Testify v.» – «Нет, это не так»)2.

4. Смысловое объединение (взаимосоотношение) различных понятий.

Еще одной специфической чертой терминологии американского уголовного доказательственного права является сгруппированность, или возможность объединения некоторого множества слов и словосочетаний по отношению к одному предмету, вне зависимости от иных критериев (смысловое отношение). Рассмотрим данную особенность на основе, например, терминологической группы, относящейся к такому процессу, который в России можно уместить в одно слово – «прослушивание» (имеется в виду способ получения информации, сведений, доказательств).

В американском праве есть несколько терминов, описывающих передачу информации: устное сообщение (oral communication), передача информации через проводные технологии (wire communication), а также через электронные средства коммуникации (electronic communication). Способ же скрытого считывания и сохранения передаваемой такими способами информации называется прослушиванием.

В американском праве существует несколько понятий, описывающих термин «прослушивание» или смежных с ним: «surveillance», «interception», «wiretapping», «bugging», «overhearing» и «eavesdropping».

Понятие «surveillance» является наиболее общим и означает «наблюдение» (например внешнее наблюдение – слежка; скрытое наблюдение за объектом, наблюдение с помощью технических средств и т.д.).

Следующий термин, а именно, «interception» переводится в буквальном смысле как любой «перехват»3 и является родовым по отношению конкретным его разновидностям. Всего можно выделить три группы средств перехвата сообщений: непосредственно прослушивание, прослушивание телефонных разговоров, прослушивание с помощью «жучков».

1) Собственно прослушивание или простое подслушивание4 («eavesdropping» – старое английское слово, означающее «прокрасться под крышей дома и прослушать разговоры в семье»5, и overhearing).

2) Прослушивание «телефонных разговоров, передаваемых по телефону телеграмм»6 («wiretapping»), то есть «преднамеренное использование электронного и электротехнического оборудования для перехвата устных сообщений без согласия прослушиваемого или третьих лиц»7.

Слово wiretapping образовано из двух составляющих «wire» (провод) и «tap» (сигнал), которые в прошлом нередко писалось раздельно8, а на сегодняшний день, как правило, обозначается единым словом.

Можно выделить несколько способов такого подслушивания. «A Hardwired Wiretap» – метод прослушивания, основанный на физическом доступе (присоединению) к какой-либо части провода телефонной линии, по которому осуществляется передача сигнала. «A Soft Wiretap» – способ, основанный на использовании удаленного модифицированного программного обеспечения, управляющего телефонной системой. «A Record Wiretap» – это не более чем устройство-магнитофон, устанавливаемое (встраиваемое) в проводную телефонную линию. «A Transmit Wiretap» – способ прослушивания, при котором передача подслушанной информации осуществляется передатчиком (или "жучком"), подключенным к проводу телефонной линии (часто включает в себя микрофон)9.

3) Прослушивание информации с помощью «скрытого крошечного микрофона и передатчика, установленного на месте, которое прослушивается»10 (bugging, от слова bug – «жучок»). Выделяют несколько категорий «жучков», среди которых наиболее распространенными являются акустические, ультразвуковые, радиочастотные и оптические11.

6. Нарицательность.

Как правило, нарицательными становятся в результате большой значимости и многократного повторения в различных судебных актах и иных источниках наименования судебных решений.

Так, например, дело Miranda v. Arizona12 (1966) – Миранда против Аризоны стало впоследствии нарицательным, стало использоваться в более сокращенной форме: Miranda case, а правила, формулированные в нем приобрели название Miranda rule, в соответствии с которыми обеспечение прав подозреваемого достигается за счет того, что лицо «должно быть предупреждено до начала допроса, что: 1) оно имеет право хранить молчание; 2) все, сказанное им может быть использовано против него в суде; 3) оно имеет право на присутствие адвоката и 4) если оно не в состоянии нанять адвоката, тот будет ему назначен, когда это лицо так пожелает, до начала допроса... До тех пор, пока обвинитель в суде не докажет, что такие разъяснения были сделаны и что лицо отказалось воспользоваться своими правами, доказательства, добытые в результате допроса, не могут быть использованы против него»13.

Другим не менее показательным примером может являться решение по делу People v. Molineux (1901)14 является большим, объемным, теоретически и прецедентно-обоснованным решением по вопросам использования в качестве доказательств каких-либо характеристик подсудимого.

Решение по этому делу приобрело нарицательный смысл и часто именуется как «Molineux case» (дело Мулинекса), а также просто как «Molineux» (стандарт доказательств). Современных студентов в США сегодня учат о применении правил Мулинекса (заметим, не положений закона, а именно правил прецедента) так: «Допуск доказательств характеристик зла подсудимого является основанием для назначения нового судебного разбирательства»15.

Еще одним примером является дело Weeks v. US (1914)16 – это уголовное дело, в результате рассмотрения которого возник прецедент, согласно которому, если часть имущества изымается незаконно, то и все имущество (в том числе и то, которое затем используется как доказательство) также изъято незаконно, в силу чего не может являться допустимым доказательством и является недопустимым. Это решение часто обозначается просто как «Weeks case».

7. Формирование на основе одного родового правового понятия некоторого множества понятий за счет добавления неправовых понятий.

Рассмотрим на примере понятия «Witness» (свидетель). На основе этого понятия путем добавления неюридических по большому счету понятий формируются новые, с конкретным правовым смыслом. Child и Witness образуют Child witness – ребенок-свидетель. Таким же образом сформирована целая группа понятий: Competence of the witness – компетентность свидетеля, Witness veracity – правдивость свидетеля, Witness impartiality - беспристрастность свидетеля, Witness capacity to observe – способность свидетеля к наблюдению, Competent witness – компетентный свидетель, Сooperating witnesses – сотрудничающие свидетель, Credibility of the witness – доверие к свидетелю, Discredit the witness – дискредитация свидетеля, Disqualification of a witness – отвод свидетеля, Eye-witness – свидетель-очевидец, Material witness – важный свидетель, Missing witness – пропавший без вести свидетель, Sworn as a witness – поклялся как свидетель, Turncoat witness – свидетель-перебежчик, Witness impression – впечатление свидетеля, Witness opinion – мнение свидетеля … и мн. др.

8. Отсутствие в тексте законодательных актов конкретных описаний понятий.

В тексте законодательных актов17 в американском уголовном доказательственном праве, как правило, отсутствует раскрытие терминологического значения того или иного понятия.

В заключение данного краткого обзора основных особенностей терминологии американского доказательственного права следует отметить, что для полноценного изучения зарубежного права необходимо не только понимать слово, обозначающее термин, но, также и его смысл, который зачастую зависти от контекста, от «игры слов», и даже от источника в котором данный термин находится.

ПЕРЕЙТИ К ОБСУЖДЕНИЮ



Примечания

1 Доктрина, обосновывающая правило, согласно которому из процесса разбирательства и рассмотрения доказательств должны быть исключены все доказательства, полученные с нарушением установленных правил, а также те, которые получены без нарушения процедуры, но на основании доказательств, добытых ранее с нарушениями.



2 Щербаков С.В. Американское уголовное доказательственное право: англо-русский словарь-справочник. – М.: Юрлитинформ, 2010 г. (144 с.) – С.111-112

3 Аракин В.Д., Выгодская З.С., Ильина Н.Н. Англо-русский словарь. – 14-е изд., стереотип. – М.: Русский язык, 1997. – 592 с. (С. 281)

4 В историческом прошлом «возможности подслушивания телефонных переговоров не существовало. Но обычное подслушивание было известно общему праву. Как отмечает в своих комментариях Блекстон, в те дни подслушивающий располагал только своим ухом, располагаясь под навесом крыши дома, под окном или просто на улице, подслушивая частную беседу» // Цит по.: М. А. Пешков Прослушивание телефонных переговоров в уголовном процессе США и конституционные права граждан. // Право и политика №4 ,2001.

5 Thomas J. Gardner, Terry M. Anderson. Criminal Evidence: principles and cases. Seventh edition, 2009. p. 458 (P. 352)

6 Андрианов С.Н., Берсон А.С., Никифоров А.С. Англо-русский юридический словарь – М.: Рус. яз. При участии ТОО «Рея», 1993 – 509 с.

7 Willie J. Elder Jr. Electronic Surveillance: Unlawful Invasion of Privacy or Justifiable Law Enforcement // http://www.yale.edu/ynhti/curriculum/units/1983/4/83.04.07.x.html

8 См. напр. Exclusion of Evidence Obtained by Wire Tapping: An Illusory Safeguard. // The Yale Law Journal, Vol. 61, No. 7 (Nov., 1952), pp. 1221-1226

9 Types of Wiretaps, Bugs and Methods // http://www.tscm.com/typebug.html

10 Kelley K. Hwang. The Admissibility of Evidence Obtained by Eavesdropping on Cordless Telephone Conversations. // Columbia Law Review, Vol. 86, No. 2 (Mar., 1986), pp. 323-347 (P. 323)

11 Types of Wiretaps, Bugs and Methods // http://www.tscm.com/typebug.html

12 Miranda v. Arizona (1966) // http://www.law.cornell.edu/supct/html/historics/USSC_CR_0384_0436_ZO.html

13 Махов В., Пешков М. Правила Миранды подвергаются критике // Российская юстиция. 2000. N 1. С. 55 - 57.

14 People v Molineux (1901) // http://www.courts.state.ny.us/reporter/archives/p_molineux.htm

15 http://www.olemiss.edu/orgs/lssb/Outlines/2L/EVIDENCE%20schornhorst%202006.doc

16 Weeks v. US (1914) // http://caselaw.lp.findlaw.com/scripts/getcase.pl?court=US&vol=232&invol=383

17 Основным действующим на федеральном уровне законодательным источником американского доказательственного права являются Федеральные правила о доказательствах – Federal Rules of Evidence (или, как их еще сокращенно обозначают, «FRE», «FedRulEd»).
Категория: Доклад с обсуждением на сайте | Добавил: philosof2003 (27.10.2010)
Просмотров: 1836 | Рейтинг: 0.0/0