Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Вторник, 27.06.2017, 13:34
Главная » Статьи » Конференция 2010 » Доклад с обсуждением на сайте

Губаева Т.В. Судебный акт как специальный текст

                                                                                 Губаева Тамара Владимировна

                                                                 доктор юридич. наук, кандидат филол. наук

                                                                                                     г. Казань

Судебный акт как специальный текст

 

Текст – это речевое произведение, обладающее завершенностью и объективированное в виде письменного документа. Литературно обработанный текст состоит из последовательности высказываний,  объединенных разными типами лексических, грамматических логических и стилистических связей, а также целевой установкой передать то или иное содержание, выразить убеждения, взгляды, воззрения. 

Созвучие терминов «текст» и «текстиль» не случайно. Оба происходят от одного и того же латинского глагола texere, что значит «изготовлять, сооружать». Подобно тому, как переплетаются нити, образуя тканое полотно, слова сочетаются в речи, чтобы точно сформулировать мысль, направленную на достижение какого-либо практического результата. «Ткань» речевого произведения получается прочной, красивой и долговечной лишь в том случае, если слова подобраны вдумчиво, тщательно и стоят на своих местах.

Специальный юридический смысл понятия «текст» известен с V века. Когда по инициативе императора Юстиниана I провели кодификацию действовавшего римского права, ее результат – Corpus iuris civilis – стали называть текстом, подразумевая при этом содержание кодекса в целом,  как неразрывное «сплетение, соединение», с тем чтобы избежать его неверного истолкования по частям.

Применительно к судебным актам термин «текст» использован российским законодателем в ст. 15 Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» от 22 декабря 2008 г. 

Судебный акт – решение, вынесенное в установленной соответствующим законом форме по существу дела, рассмотренного в порядке осуществления конституционного, гражданского, административного или уголовного судопроизводства либо судопроизводства в арбитражном суде. К судебным актам относятся также решения судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, вынесенные в установленной соответствующим законом форме по результатам рассмотрения апелляционных или кассационных жалоб (представлений) либо пересмотра решений суда в порядке надзора  (п. 4 ст. 1 указанного закона).

Текстовые особенности судебных актов обусловлены спецификой судебной деятельности. Суд наделен исключительным полномочием принимать окончательные решения в споре о праве, и посредством справедливого правосудия демократическое государство гарантирует эффективную защиту прав и свобод человека в качестве высшей ценности. Судебные решения выносятся именем Российской Федерации и имеют обязательный характер. «Как следует из статей 17 (часть 1), 18, 46 и 118 Конституции Российской Федерации, а также из статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, правосудие должно отвечать требованиям справедливости и обеспечивать эффективное восстановление в правах, а судебная защита должна быть полной, что предполагает не только возможность для каждого обратиться в суд, но и обязанность суда вынести справедливое и обоснованное решение».[1]

Подготовка судебных актов – главная часть работы судьи, разрешающего спор о праве. Только судебный акт «является доказательством объективного, полноценного и правильного рассмотрения дела, которое будет многократно изучаться судами высших инстанций. Этот документ должен вобрать в себя все доводы каждой из сторон, и каждому должна быть дана оценка. После этого формулируется собственная позиция судьи. Низкое качество судебных актов открывает широкую дверь для судебного субъективизма и произвола».[2]

Но вопрос о качестве судебного акта не только правовой. Каждый судебный акт с формальной точки зрения представляет собой текст, словесное произведение, созданное с учётом как общих закономерностей организации письменной речи, так и особенных правил, устанавливаемых на основе процессуальных норм в зависимости от специфики различных видов юрисдикций.

Правильный русский язык юридически обязателен для судебных актов в силу требований Федерального закона от 1 июня 2005 г. «О государственном языке Российской Федерации».[3] Точность в выборе слов и чёткость в построении предложений делают текст внешне связным, внутренне осмысленным и доступным для правильного восприятия.

При использовании русского языка как государственного языка Российской Федерации не допускается использование слов и выражений, не соответствующих нормам современного русского литературного языка, за исключением иностранных слов, не имеющих общеупотребительных аналогов в русском языке (ч.7 ст.1 ФЗ «О государственном языке Российской Федерации)

 

Всё это соответствует общеправовому принципу формальной определенности, который, в частности, предполагает, что судебная практика должна быть ясной и непротиворечивой. Не должно ставиться под сомнение решение суда, которым окончательно разрешен какой-либо вопрос.[4] Языковые ошибки мешают правильному пониманию существа спора о праве и позиции судьи, тем самым снижая уровень правовой определенности судебных актов.

Источники правильной письменной речи  применительно к судебным актам – всё то, что служит основанием их юридической и языковой грамотности; материалы, откуда исходят критерии точности, ясности и справедливости решений суда. В первую очередь это нормативные правовые акты и иные официальные документы:

·        Нормы материального и процессуального права.

·        Стандарты государственной системы документационного обеспечения управления.

·        Нормы русского языка как государственного языка Российской Федерации, подлежащего обязательному использованию в конституционном, гражданском, уголовном, административном судопроизводстве, судопроизводстве в арбитражных судах, делопроизводстве в федеральных судах, судопроизводстве и делопроизводстве у мировых судей и в других судах субъектов Российской Федерации. 

Подготовка судебного решения не сводится к простому воспроизведению фабулы и позиций сторон в сочетании с типовым набором нормативных ссылок, заранее заготовленных в компьютерных шаблонах того или иного судебного акта по делам определённой категории. Вряд ли можно положительно оценивать и практику прямых текстуальных заимствований из различных комментариев к закону и прочих актов неофициального толкования. Составленный таким способом текст неизбежно получится компиляцией, которая изначально, лишь только в силу своей несамостоятельности, не может претендовать на соответствие высоким принципам рассмотрения дела беспристрастным судом в справедливой судебной процедуре.

Особенности письменной речи в судебных актах стилистически обусловлены законом. При этом имеют значение следующие факторы:

·        различные виды юрисдикций и различные категории споров о праве предопределяют смысловое содержание текстов судебных актов и используемую терминологию;

  • порядок осуществления конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства, а также судопроизводства в арбитражном суде, в соответствии с которым регламентирован процесс составления судебных актов, определяются их жанровые разновидности и типовое композиционное членение;
  • возможности коллегиального либо единоличного рассмотрения дела, от чего зависят стилистическая категория «автор текста» и сам ход работы над соответствующим речевым произведением – текстом судебного акта;
  • принцип родного языка судопроизводства и ведения судопроизводства на государственном языке Российской Федерации, что обязывает использовать русский литературный язык в соответствии с нормами, а также, в случае необходимости, обеспечивать эквивалентный по смыслу перевод текстов судебных актов на другие языки;
  • правила размещения текстов судебных актов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», откуда усматривается роль лингвистической составляющей в обеспечении информационной доступности судов.

Особенности письменной речи в текстах судебных актов проявляются в формах изложения, а также в использовании неалфавитных средств письма – шрифтов, пробелов, знаков препинания, чередования строчных и прописных букв.

Как известно, в речевой структуре обычного текста различаются:

1) собственно авторская информация,  или то, что преподносится от лица субъекта речи;

2) чужая речь, источником которой является не автор текста;

3) авторские пояснения, в необходимых случаях предназначенные для адресата речи, который может чего-то не знать или что-то неправильно понять.

При этом могут быть использованы разные способы построения высказываний. Описание представляет собой перечисление признаков, свойств предмета; повествование – это рассказ о событиях во временной последовательности; рассуждение – исследование предмета или явления, раскрытие их внутренних признаков, доказательство определенных положений; а инструктирование – рекомендации к действиям.[5]

В отличие от обычного текста, судебный акт имеет специализированную речевую структуру, которая обусловлена публично-правовыми целями правосудия и состоит из трех типовых элементов:

1.Вопросы факта, или сведения о предмете судебного разбирательства – о ходе событий, о признаках, свойствах и качествах объектов, а также  об иных обстоятельствах, имеющих правовое значение по делу,  рассмотренному в порядке конституционного, гражданского, административного или уголовного судопроизводства либо судопроизводства в арбитражном суде;

2.Вопросы права, или упорядоченная, систематизированная юридическая оценка установленных судом фактов, основанная на их всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании, а также на толковании норм материального права;

3.Правовая позиция судьи – его убеждение, решение, сложившееся в результате непосредственного исследования вопросов факта и права, а также рассуждений, умозаключений по этим вопросам, определяющим существо рассматриваемого спора о праве.

Соответственно и в тексте судебного акта отмечаются особенности речевой структуры:

  • собственно авторская информация всегда излагается от третьего лица – представителя судебной власти как специального субъекта речи;

·        чужая речь имеет две формы – ссылки на закон и ссылки на собранные по делу доказательства;

·        авторские пояснения касаются толкования юридических понятий и терминов.

При изложении вопросов факта используются повествование и описание. События излагаются в хронологической последовательности, динамично, с преобладанием глаголов и обстоятельственных слов, а в случае необходимости – с подробным перечислением ряда одновременно существующих объектов и их признаков. Целесообразно  употреблять предложения средней длины (не более 30 слов), по лексическому составу максимально приближенные к обычной, общелитературной письменной речи:

18 января 1997 г. Б. была зарегистрирована в квартире в доме по ул. К. Маркса г. Ставрополя, которая ей принадлежит на праве собственности. 16 июля 1997 г. по этому же адресу постановлены на регистрационный учет ее сыновья.

По договору от 18 марта 1997 г. Б. и ее сыновьям: Р. и несовершеннолетним Д. и И. в долевую собственность передана квартира в доме по ул. Морозова в г. Ставрополе.

8 августа 1997 г. Б. и ее сын Р., проходящий действительную военную службу, обратились с заявлением на имя главы г. Ставрополя о продаже квартиры в доме по ул. Морозова.

Впоследствии по данной квартире было заключено несколько договоров: по договору от 20 сентября 1997 г. Б. продала эту квартиру своей матери X., а та по договору от 24 января 1998 г. – Б.; согласно соглашению от 6 февраля 1998 г. о расторжении договора собственником квартиры вновь стала X., но 16 февраля 1999 г. она снова продала квартиру своей дочери – Б.

30 марта 1999 г. договор купли-продажи упомянутой квартиры заключен между Б. и М.

А. и Д. – сын Б. обратились в суд с иском к Б., X. и М. о признании недействительными договоров купли-продажи квартиры в доме по ул. Морозова, ссылаясь на то, что при ее продаже ущемлены интересы проживающих в квартире несовершеннолетних детей: И. – 1991 года рождения и Д. – 1981 года рождения, которым спорная квартира принадлежала на праве долевой собственности.

Вопросы права, а также правовая позиция судьи оформляются посредством рассуждения и инструктирования, с использованием специальной терминологии и ссылок на закон. Предложения имеют усложненную грамматическую структуру, характеризуются множественностью логических связей. Строгость рассуждений, направленных в судебном акте на установление баланса публично-правовых и частноправовых интересов, зависит от степени ясности и точности используемых терминов, достоверности исходных принципов и логической обоснованности переходов от посылок к следствиям.


[1] Постановление Конституционного Суда РФ от 24 января 2002 г. № 3-П «По делу о проверке конституционности положений части второй статьи 170 и части второй статьи 235 Кодекса законов о труде Российской Федерации и пункта 3 статьи 25 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» в связи с запросами Зерноградского районного суда Ростовской области и Центрального районного суда города Кемерово» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 7. Ст. 745.

 

[2] Зорькин В.Д. Качество правосудия – это вопрос конституционный // Выступление на 6-м Всероссийском съезде судей. Цит. по материалам официального сайта Конституционного Суда Российской Федерации http://www.ksrf.ru

[3] Собрание законодательства Российской Федерации. 2005. № 23. Ст. 2199.

 

[4] Эти правовые позиции неоднократно выражены Конституционным Судом Российской Федерации, а также Европейским Судом по правам человека. См. напр.: Постановление Конституционного Суда РФ от 27 ноября 2008 г. № 11-П «По делу о проверке конституционности части второй статьи 5 Федерального закона «О минимальном размере оплаты труда» в связи с жалобами граждан А.Ф. Кутиной и А.Ф. Поварнициной»// Собрание законодательства Российской Федерации. 2008. № 51. Ст. 6205; постановления Европейского Суда по правам человека от 26 апреля 1979 года по делу «Санди Тайме» (The Sundаy Times) против Соединенного Королевства», от 28 октября 2003 года по делу «Ракевич (Rakevich) против России», от 24 мая 2007 года по делу «Игнатов (Ignatov) против России», от 24 мая 2007 года по делу «Владимир Соловьев (Vladimir Solovyev) против России» и др.

 

[5] Валгина Н.С. Теория текста: Учебное пособие.- М.: Логос, 2003.

                                 ПЕРЕЙТИ К ОБСУЖДЕНИЮ

Категория: Доклад с обсуждением на сайте | Добавил: Tgubaeva (22.09.2010) | Автор: Тамара Владимировна Губаева
Просмотров: 1539 | Рейтинг: 5.0/2