Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Четверг, 17.08.2017, 04:37
Главная » Статьи » Конференция 2010 » Доклад с обсуждением на сайте

Таусогарова А.К. Атрибуция текстов с псевдонимами
Таусогарова Аяужан Кайратовна

(Казахстан, КазНУ им.аль-Фараби)



Атрибуция текстов с псевдонимами

Общеизвестно, что в разные тяжелые исторические времена по политическим, идеологическим и другим причинам, авторы свои литературные, научные, публицистические и творческие труды (статьи) подписывали под вымышленными именами. Такое явление было широко распространенным в казахских изданиях конца XIX – первой четверти XX вв. Закономерным, наш взгляд, являются возникающие споры вокруг авторства такого обширного литературно-творческого наследия, охватывающего важные для литературы, культуры и истории, сведения. Ср.: под именем «Аргын» подписывались как Мыржакып Дулатов, так и Мухтар Ауэзов (У.Субханбердина «Богатое наследие казахского народа»). На страницах таких газет, как «Айкап» (1912. №6. – С. 134-136.), «Казахстан» (1912. №8 от 6 марта), «Казах» (1913. № 33, 34, 35) встречаются статьи («Все можно увидеть и при луне», «Значение газеты», «Что нужно для того, чтобы было меньше заболеваний»), подписанные под этим именем. О том, что псевдоним «Аргын» принадлежит Мыржакыпу, было написано в сборнике газеты «Казах» и других изданиях. На наш взгляд, имя «Аргын» не имеет отношения ни к М.Дулатову, ни к М.Ауэзову, о чем свидетельствует следующая подпись в одной из вышеназванных статьях: «Ветеринарный врач Аргын» («Айкап. 1912. №6. – С. 136.») [1: 10].

По мнению ученых, в атрибуции текстов с псевдонимными именами наряду с документально-биографическими (рукопись, дневник, отражающий результаты творческой работы) данными основу исследования идейного содержания произведения составляет его идеологическое и стилистическое (стиль и язык произведения) изучение [2: 183].

В процессе атрибуции проводится идентификация, которая основывается на сравнении стилистических особенностей текстов, подписанных различными псевдонимными именами. По мнению А.Н.Баранова, к числу таких стилистических особенностей относится и субъективное использование различными авторами квазисинонимов, не представляющих собой тематическую значимость [3: 46]. Например, если рассматривать употребление синонимичных слов хотение и желание в опубликованных под такими псевдонимными именами, как «Алашулы Азамат» и «М.Д.», статьях, мы видим, как автор зачастую выбирает слово желание1. Например, в статье «Земельный вопрос. Мнения тех, кто хочет воздвигнуть здесь город» под псевдонимом «Алашулы Азамат» читаем: «Если в вышеприведенных мнениях нет ничего одобрительного, тем не менее, желательно проверить их и сопоставить, … казахскую землю считают царской, поэтому массовое переселение на казахскую землю миллионов безземельных мужиков повлекло за собой сужение земли с приходом этих нежелательных гостей…» [«Айкап», 1911. № 11]. Если в приведенном отрывке часто используется слово желательный, то в статье «Что такое земство?», опубликованного под псевдонимом «М.Д» читаем: «Что пожелает время, то и становится законом» [Казах, 1913г. № 29. – С. 75; II том] и в другой статье с тем же одноименным названием под тем же псевдонимом встречаем следующий контекст: «О том, что Туркистану необходимо дать земство при утверждении земских смет в 1908-1909 гг., было желанием Государственной Думы … » [Казах, 1913г. № 39. – С. 111; II том].

Сходство стилистических особенностей статей, опубликованных под псевдонимом «Алашулы Азамат» и «М.Д.», не ограничиваются лишь употреблением одних и тех же квазисинонимов. Наряду с этим обращает внимание и использование похожих синтаксических конструкций у обоих авторов, ср.: в статье под названием «Порядок написания», подписанного под псевдонимом Алашулы Азамат «Уважать читающих, если нужно, и по-мусульмански, и по-русски» [«Айкап», 1912г. № 8]. Подобная синтаксическая конструкция встречается также в тексте «Учителям», написанного в качестве предисловия к книге «Кирагат», 15 января 1914 М.Дулатовым: «Где и как бы ни учился человек: если нужно, и по-ногайски, и по-русски, и по-другому, главное – стремление к знаниям, чтобы принести пользу своему народу и себе». В данном высказывании обращает на себя внимание такое же, как и в предыдущем контексте, структура построения некоторых словосочетаний наречного типа ср.: если нужно, по-ногайски, и по-русски. Эти синтаксические конструкции – если нужно, по-мусульмански, и по-русски, и по-ногайски, и по-другому – по своему составу построены не как обычно, а по-иному.

Кроме того, в статье «Земельный вопрос. Мнения тех, кто считает необходимым переселение с одного места на другое» под псевдонимом Алашулы Азамат [«Айкап», 1911г. № 11] читаем: «Если зреть в корень, не нужно разрушать современный быт, устоявшийся за несколько тысячелетий». Похожий на выделенное сочетание слов синтаксический состав встречается и в вышеназванном тексте «Учителям»: необходимо, чтобы оставался рядом, нужно, чтобы думать своей головой, нужно, чтобы быть примером, нужно, чтобы сменить (кого-то в очередности), нужно, чтобы просто сидеть, сложа руки, наблюдательность необходима вам, нужно для того, чтобы исправить, нужно, чтобы аргументировать. Конечно, объем статей и их тематика могут оказать влияние на несоответствие в количественном отношении анализируемых синтаксических конструкций. Вместе с тем, на основе частотности употребления подобного рода эквивалентных на синтаксическом уровне языковых единиц, можно принимать такое явление как авторский идиолект и выдвинуть предположение о том, что псевдонимные имена Алашулы Азамат и М.Д. принадлежат только одной личности.

Языковые сходства, сходства мысли и идеи в семантико-содержательном отношении, однотипность метафорических употреблений в статьях, опубликованных в газетах «Казах», «Айкап», под псевдонимами Алашулы Азамат и М.Д., можно вывести в отдельную классификацию.

Атрибуция текста направлена на «узнаваемость» языковой личности непосредственно через письменную речь и идентифицировать ее как автора. Между тем изучение феномена языковой личности через письменную речь не должна ограничиваться рассмотрением его языковых навыков. Важным в выявлении «скрытого», неизвестного автора публиковавшего статьи по социальным, политическим и идеологическим проблемам под псевдонимными именами в различных изданиях начала XX в., представляется анализ его текстов (статей) и в прагматическом аспекте.

Прагматика (от греч. pragma - действие) языка рассматривает отношения между использованием языкового знака и особенностями его восприятия интерпретаторами, при этом в аспекте исследования текста для прагматики важным представляется отношения между субъектом (автор либо высказывания, либо текста, либо дискурса) и коммуникантами (в данном случае, автор статьи и читатель). Наряду с изучением особенностей отбора и использования языковых средств для реализации поставленных целей субъектом, его намерением и стратегией, для прагматики языка интерес представляет исследование фонового знания как транслятора информации между субъектом и коммуникантами, а также их отношений с точки зрения прессупозиции. Именно с прагматической точки зрения можно распознать авторское своеобразие «скрытых» лиц, периодически публикующих свои статьи под псевдонимными именами по социальным, политическим и идеологическим проблемам. Значит, с прагматической стороны, а в некоторых случаях, в условиях прессупозиции, можно определить, что лишь один субъект является автором статей, опубликованных под разными псевдонимными именами. Например, в статье «Что такое земство?» [«Казах», 1913г. № 41], опубликованной под псевдонимом М.Д. читаем: «Многие обвиняют общественность за клевету о невежественности и бездарности казахов. Если проверить это, то можно убедиться в том, что эта ошибка. Проверяя это, я не ставлю вопрос о переселении казахов с одного места на другой, либо их оседания и образования города. В настоящее время сторонники городского уклада жизни говорят о том, что если казахи отмерят часть земли как русские мужики и обоснуются в городе, то быстрее обучатся грамоте. Если и далее вести кочевой образ жизни, то народ, как дикие животные, не объединиться в одно целое». В этом анализируемом отрывке важным представляется высказывание «я не ставлю вопрос о кочевом образе жизни казахов, либо их приобщения к городскому укладу жизни». Здесь «скрытый» автор имплицитно высказывает мысль о том, что ранее уже затрагивал вопрос о кочевом образе жизни казахов или их приобщения к городскому укладу жизни. Если бы автор в предшествующих статьях не рассматривал эту проблему, как бы он в последующих статьях обращался к уже поставленному им ранее вопросам, автор при этом развивает далее свою мысль. Значит, «скрытый» автор через высказывание «я не ставлю вопрос о кочевом образе жизни казахов, либо их приобщения к городскому укладу жизни» неосознанно выражает то, что он имеет отношение к этой проблеме (пресуппозиционно). Если в содержании высказывания о кочевничестве или оседания казахов нет формального показателя именно его авторства в обсуждении ранее этой проблемы, это определяется по общему содержанию предложения, именно поэтому в атрибуции пресуппозиция выступает в качестве выявления «скрытой» информации.

В определении автора анализируемой статьи «Что такое земство?» [«Казах», 1913г. № 41], опубликованного под псевдонимом «М.Д.», важным представляется следующее определение понятия «пресуппозиция»: пресуппозиция (от лат. prae – впереди, перед + supposition – предполагаю) – термин лингвистической семантики, определяющий истинный компонент смысла предложения, посредством которого предложение семантически воспринимается как семантически правильное построенное, а потому и уместное в данном контексте. Понятие «пресуппозиция» изначально появилось в философском понимании (Г.Фреге, П.Страсон), в котором оно определяло семантический компонент предложения. Это компонент предложения всегда должно быть истинным. Основным свойством пресуппозиции является сохранение этого компонента значения даже в неинформативных предложениях, например, «он знает, что я пришел» и «он не знает, что я пришел», здесь пресуппозиция – «я пришел» [4:168]. Из этого определения следует, что невозможно исказить семантику предложения, имея предшествующую ему достоверную информацию.

В статье «Земельный вопрос» под псевдонимом Алашулы Азамат [«Айкап», 1911г. № 11] автор сопоставляет точки зрения относительно обсуждаемой проблемы в таких контекстах, как кто за городской уклад жизни; кто за кочевой образ жизни с анализируемой выше с прагматической и пресуппозиционной точки зрения статьей «Что такое земство?» [«Казах», 1913г. № 41], опубликованного под псевдонимом «М.Д.». Тем более, что статья под псевдонимом Алашулы Азамат была опубликована раньше статьи, подписанной под псевдонимным именем М.Д. Эти сведения могут служить основанием для пресуппозиционного анализа высказывания я не ставлю вопрос о кочевом образе жизни казахов, либо их приобщения к городскому укладу жизни и подтверждают мысль о том, что автор, использовавший вымышленное имя М.Д. в своей статье «Что такое земство?» [«Казах», 1913г. № 41], обсуждал эту проблему в предшествующих статья. На наш взгляд, псевдонимные имена Алашулы Азамат и М.Д. принадлежат одному автору – Мыржакыпу Дулату.

Наряду с этим, автор, опубликовавший свою статью «Что такое земство?» [«Казах», 1913г. № 41] под псевдонимом М.Д., опирается на фоновые знания читателей. Автор понимает, что читатель уже знаком с высказанным им ранее мыслью «я не ставлю вопрос о кочевом образе жизни казахов, либо их приобщения к городскому укладу жизни», как бы намереваясь далее развивать эту тему..

«Фоновые знания – это совокупность знаний носителя языка относительно явлений культуры данного этноса, не имеющих универбального выражения, но влияющих на речевое поведение любого носителя данной языковой общности» [5:96].

На наш взгляд, в настоящее время можно говорить о расширении фоновых знаний, которые охватывают не только совокупность знаний носителей языка о культуре определенного этноса, но и ежедневный быт, образ жизни народа, а также совокупность знаний о всех сферах его общественной жизни. С этой точки зрения фоновые знания связывают автора статьи и читателя и способствуют пониманию и восприятию информации. Так, автор текста, излагая свои мысли, не углубляется в некоторые вопросы и не комментирует их, полагаясь на фоновые знания читателей и их осведомленность. Поэтому не расширяя контекст, автор ограничивается имплицитными синтаксическими конструкциями.

В настоящее время дискуссионным остается проблема определения авторов статей, опубликованных в начале XX в. под различными псевдонимными именами. Мы рассматривали этот вопрос и с идеологической позиции – «изучение идейного содержания произведения», составляющей основу атрибуции. Некоторое созвучие наблюдается и в проблемах, обсуждаемых в статье «Наша цель», опубликованной под псевдонимом «Аргын» и статьей «Что такое земство?» [«Казах», 1913г. № 32], опубликованного под псевдонимом «М.Д.». В связи с этим считаем крайне важным осуществление дискурсивного анализа статей, написанных под псевдонимами «Аргын» и «М.Д.», так как большая часть статей, опубликованных в начале XX в. в различных изданиях под разными псевдонимами, посвящены общественно-политической и идеологической тематике. Автор статей с общественно-политической и идеологической проблематикой, опубликованных под псевдонимными именами, обладает системой понятий и своей точкой зрения относительно обсуждаемой политической проблемой и тем самым становится участником политического дискурса. На основе языковых единиц, являющихся эквивалентными пониманию отдельными авторами данной общественно-политической и идеологической проблемы, выявляется идиолект того или иного автора в политическом дискурсе, либо его концептуальная особенность.

Роль политического дискурса в атрибуции текста объясняется важностью идентификации языковой, а точнее, политической личности, т.е. «политический дискурс как совокупность дискурсивных практик, идентифицирующих участников политического дискурса как таковых или формирующих конкретную тематику политической коммуникации» [3: 246]. С этой точки зрения выявление политического дискурса вносит большой вклад в атрибуцию.

Дискурсивной практикой А.Н.Баранов называет следующее: «Под дискурсивной практикой понимаются тенденции в использовании близких по функции, альтернативных языковых средств выражения определенного смысла» [3:246].

Если рассматривать дискурсивную практику на основе вышеприведенных определений, а точнее, «как устойчивую совокупность языковых единиц вариативной интерпретации, свойственной политическому субъекту, то дискурсивная практика, связанная с темой «мужики», являвшейся столь актуальной на политической арене казахского общества в первой четверти прошлого века, встречается в связанных с этой темой статьях. Ср.: миллионы мужиков, завладевшие плодородной землей казахов, безземельный мужик, нежелательные гости, притесняющие казахов, оказывающие давление, обижающие, сбежались, как черная туча, разрастаются, как деревья, мужики, переселившиеся с России и др. Так, дискурсивная практика проявляется в совокупности языковых единиц, имеющих сходство в значениях, поэтому эти статьи можно признать как часть политического дискурса.

Анализ дискурсивной практики статей общественных деятелей, опубликованных под псевдонимными именами, о русском царизме, мужиках, России, земельном вопросе, а также других социально-политических темах, отражающих политическую ситуацию в казахской степи начала XX в., позволяет идентифицировать определенную политическую личность.

Например, по статье «Наша цель» псевдонимного автора Аргын можно определить его политический дискурс, находящий свое проявление в его мыслях о налоговых средствах и их использования не для нужд народа. Кроме того, по «дискурсу царизма» определяется, главным образом, концептуальная особенность автора и его идиолект.

В статье «Что такое земство?» под псевдонимом М.Д. автор пишет: «Мы не считаем, как используются и куда тратятся деньги, собранные с казахов. Если бы власть принадлежала самим казахам, и они могли сами распоряжаться деньгами народа для его же нужд, то не бродяжничал бы казах, не находя себе места».

Как видно из примеров, в статьях, подписанных под псевдонимами Аргын и М.Д., для передачи смысловых значений по «дискурсу царизма» (царская Россия) используются эквивалентные, похожие друг на друга, языковые средства: «Если посмотреть на наше сегодняшнее положение, то видим, что чиновники, стражники и урядники, назначенные столь уважаемыми министерствами, приходят на казахскую землю для осуществления их умыслов» («Наша цель») и следующее: «На протяжении многих веков, правительство, считавшее свое правление как самое лучшее, сидя в Петербурге, через губернаторов, уездных начальников, приставов и других чиновников, управляли народом, извлекая при этом свою выгоду» («Что такое земство?», «Казах», 1913 г. № 32). В этих двух статьях, пописанными разными псевдонимами находим семантические сходства в предложениях, хотя в формальных отношениях они разные: в них говорится о правлении правительством народа через чиновников и стражников, урядников / губернаторов, уездных начальников, приставов и других чиновников. Значит, в обеих статьях есть созвучие: сходство на семантико-синтаксическом значении смысловых значений о правительстве, находящемся в далеком Петербурге и осуществляющем свои недобрые умыслы и намерения через названных субъектов.

На наш взгляд, исследование системности мыслей автора через языковые данные в атрибуции вышеназванных псевдонимных текстов, представляется важным, так как для «выстраивания» своих мыслей каждому человеку присущи индивидуальные характеристики. Более того, если несколько человек будут думать об одном и том же, то языковые формы выражения этих мыслей и их синтаксическое оформление будут разными.

На основе совокупности дискурсивной практики (по А.Н.Баранову) возможно определить дискурс предполагаемого автора, опубликовавшего свои статьи под псевдонимными именами.

Думается, что совокупность похожих друг на друга смысловых значений и соприкасаемость точек зрения относительно определенной политической проблемы во всех статьях, опубликованных под псевдонимами, характеризуют дискурс автора и позволяют идентифицировать автора и текста в процессе атрибуции.

ПЕРЕЙТИ К ОБСУЖДЕНИЮ



Есмағанбетов К. Ұлт зиялыларының бүркеншік есімдері // Қазақ әдебиеті газеті, 7.01.2005, №1 (2901), 10-бет

Основы текстологии. Сб. М., Изд. АН СССР, 1962, стр. 190; П. Н. Берков. Об установлении авторства анонимных и псевдонимных произведений XVIII в. «Русская литература», 1958, № 2, стр. 183.

Баранов А.Н. Введение в прикладную лингвистику: Учебное пособие. Изд. 2-e, исправленное. М.: Едиториал УРСС, 2003. – 360 с.

Салқынбай А., Абақан Е. Лингвистикалық түсіндірме сөздік. – Алматы: Сөздік-Словарь, 1998. – 304 б.

Карлинский А.Е., Методология и парадигмы современной лингвистики. – Алматы, 2009. – 352 c.

Дулатұлы М. Шығармалары: мақалалар мен зерттеулер. 2-т. Алматы: Ғылым, 1997. – 344 б.





1Примечание: отрывки из статей, опубликованных под псевдонимными именами «Алашулы Азамат» и «М.Д.» взяты из книги, составленной М. Абсеметом, Г. Дулатовой: Дулатулы М. Сочинения: статьи и исследования. 2-т. Алматы: Гылым, 1997. – 344 с.
Категория: Доклад с обсуждением на сайте | Добавил: brinevk (22.10.2010)
Просмотров: 1909 | Рейтинг: 0.0/0