Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Среда, 28.06.2017, 00:00
Главная » Статьи » Конференция 2010 » Стендовый доклад

Шишкина Е.В. Особенности диалогического единства «Допрос»
Шишкина Е.В.

Особенности диалогического единства «Допрос»

В рамках юридического дискурса можно выделить речевую ситуацию «допрос», которая представляет наибольший интерес для изучения с точки зрения лингвистики.
В юриспруденции допрос представляет собой процессуальное действие, заключающееся в получении и фиксации в установленном процессуальном порядке показаний свидетелей, потерпевших, подозреваемых и обвиняемых об известных им фактах, имеющих значение для правильного решения дела. Предметом допроса могут являться различного рода обстоятельства, имеющие отношение к расследуемому событию.
Виды допроса различны. В зависимости от процессуального положения допрашиваемого различают:
• допрос свидетеля;
• допрос потерпевшего;
• допрос подозреваемого;
• допрос обвиняемого.
Допрос при производстве расследования — это процесс получения показаний от лица, обладающего сведениями, имеющими значение для расследуемого дела. Это одно из самых сложных следственных действий; его производство требует от следователя высокой общей и профессиональной культуры, глубокого знания человеческой психологии, мастерского владения тактико-криминалистическими приемами допроса.
Сложность допроса заключается не только в том, что следователю в ряде случаев приходится иметь дело с людьми, не желающими говорить правду или отказывающимися от дачи показаний вообще, но и в показаниях человека, искренне стремящегося сообщить следователю все известное ему по делу, могут быть ошибки, непроизвольные искажения, заблуждения или даже вымысел, которые при допросе надлежит своевременно обнаружить и учесть при оценке и использовании показаний.
Цель допроса состоит в получении полных и объективно отражающих действительность показаний. Эти показания служат источником доказательств, а содержащиеся в них фактические данные — доказательствами [Белкин, 1980].
Размышляя об отношении следователя и допрашиваемого, В.Л. Васильев отмечает: «Многим допрос представляется как борьба следователя с допрашиваемым. Это по меньшей мере неверно. Такой взгляд совершенно очевидно отражает архаичные установки, корни которых содержатся в карательной политике нашего государства эпохи 30-40-х годов» [Васильев, 1997]. Не выдерживает критики и мнение о допросе как о процессе воздействия следователя на допрашиваемого. По своей сути допрос является одним из процессуальных видов информационного взаимодействия, межличностного общения и обмена информацией двух главных действующих лиц — допрашивающего и допрашиваемого [Белкин, 1980].
В данной работе рассматривается диалогическое единство «допрос», представляющее собой вопросно-ответный комплекс, в котором один участник коммуникации задает вопросы другому с целью получения необходимой информации. В свою очередь другой коммуникант должен ответить на поставленные вопросы. Ситуация является разностатусной, поэтому типичными признаками для неё служат: оказание давление, использование наводящих вопросов, итеративность, настойчивость и т.д.
В бытовой ситуации человеческий диалог является последовательностью связанных друг с другом реплик — в противном случае он не был бы осмысленным. Обычно диалог представляет собой, в той или иной степени, особого рода совместную деятельность участников, каждый из которых в какой-то мере признает общую для них обоих цель (цели) или хотя бы «направление» диалога. Такого рода цель или направление могут быть заданы с самого начала (например, когда предмет обсуждения назван эксплицитно) или же выявляются в процессе общения; цель может быть четко определена, но иногда она бывает настолько смутной, что у собеседников остается широкая «свобода слова» (как при случайном разговоре о том о сем). В любом случае, на каждом шагу диалога некоторые реплики исключаются как коммуникативно неуместные. Тем самым можно в общих чертах сформулировать следующий основной принцип, соблюдение которого ожидается (при прочих равных условиях) от участников диалога: «Твой коммуникативный вклад на данном шаге диалога должен быть таким, какого требует совместно принятая цель (направление) этого диалога». Этот принцип можно назвать Принципом Кооперации.
Сложность рассматриваемой речевой ситуации «допрос» заключается в нежелании одного из участников коммуникации признать общую цель диалога.
Допустим, какой-то общий принцип вроде Принципа Кооперации принят; тогда Г. П. Грайс выделяет и более конкретные постулаты, соблюдение которых в общем и целом соответствует выполнению этого принципа. Эти постулаты можно разделить на четыре категории, которые, вслед за Кантом, Грайс называет категориями Количества, Качества, Отношения и Способа. Категория Количества связана с тем количеством информации, которое требуется передать. К этой категории относятся следующие постулаты:
1. «Твое высказывание должно содержать не меньше информации, чем требуется (для выполнения текущих целей диалога)».
2. «Твое высказывание не должно содержать больше информации, чем требуется».
Второй постулат вызывает сомнения: можно сказать, что передача лишней информации — это не нарушение Принципа Кооперации, а просто пустая трата времени. На это можно возразить, однако, что такая лишняя информация иногда вводит в заблуждение, вызывая не относящиеся к делу вопросы и соображения; кроме того, может возникнуть косвенный эффект, когда слушающий оказывается сбит с толку из-за того, что он предположил наличие какой-то особой цели, особого смысла в передаче этой лишней информации. В нашем случае, большее количество информации может быть полезным для расследования, допрашивающий может сам проанализировать полученные данные, выделив необходимые, а также сделать выводы из сведений, имеющих, казалось бы косвенное отношение к теме допроса.
Как правило, в процессе допроса нарушается первый постулат, так как допрашиваемый намерен скрыть часть информации.
К категории Качества относится общий постулат «Старайся, чтобы твое высказывание было истинным», а также два более конкретных постулата:
1. «Не говори того, что ты считаешь ложным».
2. «Не говори того, для чего у тебя нет достаточных оснований».
Зачастую, категория Качества страдает во время допроса больше всех остальных. Допрашиваемый намеренно излагает заведомо ложные факты.
С категорией Отношения связан один-единственный постулат — это постулат релевантности («Не отклоняйся от темы»). И хотя он сформулирован очень кратко, с ним связаны некоторые проблемы, вызывающие серьезные затруднения, а именно: какие бывают различные типы и фокусы релевантности, как они смещаются в процессе речевого общения, как описать законную смену предмета разговора, и т. п. Подобные проблемы представляются чрезвычайно трудными.
Категорию Отношения во время допроса нарушить сложнее, т.к. данное процессуальное действие имеет определенную тему, направление, отклонение от которого не входит в планы следователя, который ведет допрос. В случае, если изменить ход разговора захочет допрашиваемый, он незамедлительно будет прерван следователем, т.к. данная коммуникативная ситуация является разностатусной, что позволяет одному из коммуникантов задавать тему для разговора и оказывать определенное давление при несоблюдении этого постулата.
Рассмотрим, наконец, категорию Способа. Она касается не того, что говорится (как остальные категории), а скорее того, как это говорится. К этой категории я отношу один общий постулат — «Выражайся ясно» — и несколько частных постулатов, типа:
1. «Избегай непонятных выражений».
2. «Избегай неоднозначности».
3. «Будь краток (избегай ненужного многословия)».
4. «Будь организован»
Первый и второй постулаты категории Способа претерпевают в процессе допроса некоторые изменения. Чтобы запутать следствие, допрашиваемый использует различные языковые приемы.
Очевидно, что соблюдение одних постулатов более обязательно, чем соблюдение других: обычно чересчур многословный человек подвергается менее строгому осуждению, чем человек, который говорит то, что он считает ложным. И действительно, можно думать, что важность первого постулата Качества так велика, что этот постулат не должен включаться в общую схему: остальные постулаты вступают в силу лишь в предположении, что «постулат Качества выполнен. Говорящие — при прочих равных условиях и при отсутствии указаний на обратное — ведут себя в соответствии с подобными принципами.
Участник речевого общения может обойти тот или иной постулат разными способами; среди этих способов назовем следующие:
1. Он может с невозмутимым видом, недемонстративно не соблюсти постулат; при этом он, скорее всего, введет собеседника в заблуждение.
2. Он может уклониться от соблюдения как конкретного постулата, так и вообще Принципа Кооперации: сказать или дать понять, что он не склонен сотрудничать так, как того требует данный постулат. Например, он может сказать: «Больше я ничего не могу сказать; мой рот на замке».
3. Он может попасть в ситуацию конфликта — например, оказаться не в состоянии выполнить первый постулат количества («Будь достаточно информативен»), не нарушая второго постулата качества («Твои слова должны иметь достаточное обоснование»).
4. Он может нарушить постулат, то есть откровенно отказаться от его соблюдения. Предположив, что говорящий а) способен следовать постулату без нарушения другого постулата (то есть конфликта нет); б) не уклоняется; в) в силу откровенности своих действий не пытается ввести в заблуждение, слушающий сталкивается со следующей проблемой: как можно согласовать слова и действия говорящего с допущением о том, что он соблюдает глобальный Принцип Кооперации? Такая ситуация обычно порождает коммуникативную импликатуру; когда коммуникативная импликатура порождается таким способом, я буду говорить, что постулат эксплуатируется.
Рассматривая коммуникативную ситуацию «допрос» можно с уверенностью говорить о нарушении Принципа Кооперации и некоторых его постулатов.

                 

Литература:
1. Grice, P. Logic and conversation. — In: «Syntax and semantics» [Elektronische resource] / P- Grice // v. 3, ed. by P. Cole and J. L. Morgan, N. Y., Academic Press, 1975, p. 41—58.
2. Шелепина, Е. А. К вопросу о юридическом понятии документа [Текст] / Е. А. Шелепина // Труды филиала МГЮА в г. Вологде. Вып. 1. - Вологда : ГУ Вологодский ЦНТИ, 2004. - С. 165 – 177.
3. Процесс подготовки юридических документов [Текст] / С. Л. Броди, Д. Рутерфорд, Л. А. Виетцен, Д. Л. Дернбах // Муниципальное право. - 2003. - № 1 (21). - С. 29 – 35.
4. Ратинов, А .Р. Судебная психология для следователей [Текст] / А. Р. Ратинов. - М., 1967. – 210 с.

Категория: Стендовый доклад | Добавил: Ekaterina_Shishkina (14.10.2010)
Просмотров: 3487 | Рейтинг: 5.0/3