Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Четверг, 17.08.2017, 04:45
Главная » Статьи » Конференция 2010 » Стендовый доклад

Скорофатова А.А. ЮРИДИЧЕСКИЕ ПЕРФОРМАТИВНЫЕ ВЫСКАЗЫВАНИЯ В АСПЕКТЕ ЛИНГВИСТИКИ ТЕКСТА

Скорофатова Анна Александровна

(доцент кафедры юридической лингвистики и документоведения

Луганского государственного университета внутренних дел

имени Э.А. Дидоренко, кандидат филологических наук,

Луганск, Украина)

 

ЮРИДИЧЕСКИЕ ПЕРФОРМАТИВНЫЕ ВЫСКАЗЫВАНИЯ В АСПЕКТЕ ЛИНГВИСТИКИ ТЕКСТА

 

Перформатив или перформативное высказывание – это высказывание, эквивалентное действию, поступку, совершаемому в момент произнесения данного перформативного высказывания. Входя в контекст жизненных событий, перформатив создает социальную, коммуникативную или межличностную ситуацию, которая влечет за собой определенные последствия: заявления, клятвы, присяги, декларации, завещания, вызовы на дуэль, объявления войны, приказы, просьбы, извинения и т. п. Сказать: „Я клянусь”, значит связать себя клятвой. Сам речевой акт осуществляет действие, соответствующее данному перформативу. Так, поздравление невозможно без произнесения его текста. В этом смысле перформативное высказывание автореферентно: оно указывает на им самим выполняемое действие. Перформатив является одним из центральных понятий прагматики и теории высказывания.

Перформатив как понятие и сам термин ввел в употребление Дж. Остин (Austin, 1962). Перформативные высказывания – это такие речевые единицы, которые в момент их произнесения не просто описывают какое-либо действие, а являются самим действием, которое совершает говорящий, произнося эти высказывания. Например: Я называю своего сына Алексеем! Ich verspreche dir, dass ich morgen komme! I promise to go!

Юридическим перформативным высказыванием является акт установления права, выданный органом власти в виде законодательного текста. Такими есть кодексы, законы, распоряжения, постановления. Дискуссионной есть проблема языкового выражения перформативности в законодательном тексте. Представленные в статье соображения раскрывают языковые и внеязыковые показатели исполнительной силы высказываний законника (законодателя, нормодателя) в форме правовых предписаний. Показатели исполнительной силы слова в законодательном тексте раскрываются через сравнение перформативных, нормативных, модальных и директивных высказываний в результате лингвистического анализа текста, который рассматривается как единица языка в правовом дискурсе, процесс и одновременно продукт языковой коммуникации. Примененная в текстологических исследованиях универсальная методика смыслового анализа, предметом которого является логика формальных размышлений юриста и языковеда. Функциональный подход здесь трактуется в категориях структурных. Исходным пунктом анализа является описание предписаний законодательного акта, а логические соображения проводятся для воспроизведения метатекстовой логической структуры правового высказывания. В прагматическом анализе реализуется конвенсиональное описание категориальных свойств языковых конструкций, которые являются утверждениями о фактах.

В соответствие с логической теорией нормативные суждения – это высказывания о том, как человек должен, имеет право, может действовать. Эти нормы действия выражены грамматическими суждениями с помощью выражений: должен (надлежит) действовать, имеет право (свободно) действовать, может (можно) действовать. Перед инфинитивом действовать может быть негация не.

Суждение с предикатами должен, имеет право, может с их текстовыми эквивалентами должен, надо, есть обязательным, принадлежит, свободно, есть разрешенным и т.п. классифицируются как модальные высказывания из-за того, что речь идет в них о случаях, которые оцениваются через приказ или возможность определенных действий или состояний, представленных в этом высказывании. Модальность в языке является категорией, показателями которой являются предикаты, которые выражают отношение говорящего к содержанию высказывания.

Юристы еще трактуют высказывание в юридическом тексте как директивные, потому что акт установления права имеет иллокутивную функцию, которая состоит в формировании уважения к установленным нормам, а также перлокутивную силу навязывания тех норм. Директивные юридические высказывания есть перформативами, с помощью которых устанавливаются нормы в общественной системе: субъект власти – субъекты, подчиненные власти. Акт установления нормы имеет силу, которая объединяет обе стороны.

1. Перформативы на фоне других языковых актов

Различают в теории речевых актов в зависимости от интенции адресанта констативыутверждения о фактах, которые подлежат верификации (подтверждение аутентичности) в зависимости от степени правдивости, и перформативывысказывания, которые не подлежат такой верификации, знаемые как исполнительные высказывания.

Под влиянием дискуссии относительно теории перформативов Остин выделил в речевом акте три аспекта: 1. Создание высказывания согласно языковым нормам – локуция. 2. Указание на интенцию автора высказывания – иллокуция. 3. Понимание содержания и интенции автора адресатом и его обратная связь – перлокуция. Проведя анализ перформативных глаголов, Остин выделил пять типов речевых актов: вердиктивы (судебные решения, выводы, приговоры), комиссивы (обязательства, обещания, декларированные намерения), бехавитивы (общественное поведение – приветствие, благодарность и т.п.), экспозитивы (метаязыковые высказывания – цитирование, дефинирование, выяснение и т.п.), эгзерцитивы (высказывание, которые опираются на имеющиеся полномочия, высказывание, которые выражают волю – предписания, приказы, протесты, предостережения). Указание языковых составляющих частей перформативности акта становления права требует прагматического анализа правового текста, описания категориальных свойств правового высказывания, а также указания на текстовые и внетекстовые показатели перформативности в контексте модальности и директивности нормативных суждений.

Свою классификацию перформативных высказываний, в основе которой лежит идеалистическая интерпретация речевого акта, предлагает Ю. Габермас. Автор рассматривает речевую деятельность как находящуюся над обществом, а не как разновидность трудовой деятельности человеческого коллектива. Он пытается тем самым утверждать, что общество строится на коммуникативной основе. На основании этого автором выделяются следующие типы речевых актов: а) коммуникативные (Kommunikativa) – передают общий прагматический смысл речевых единств (вопросы, ответы, возражения, одобрения, согласие, цитирование и т.д.); б) констативные (Konstativa) – передают известную говорящему информацию (сообщения, описания, пояснения, замечания, подтверждения, отрицания и т.д.); в) репрезентативные (Repräsentativa) – употребляются для самовыражения говорящего (выражение надежды, намерения, чувств, желаний); г) регулятивные (Regulativa) – выражают смысл отношений между говорящим и слушающим, основанных на определенных правилах; эти правила могут учитываться или не учитываться коммуникантами (приказы, требования, угрозы, предупреждения, запреты, разрешения, подтверждения, советы, признания, согласие, прощение и т.д.); д) универсалии (Universalien) – выражают и описывают институционально обусловленные действия говорящего, закрепленные в обществе нормами и правилами (приветствия, благодарность, поздравления, знакомство, женитьба, крещение, помолвка, оправдание, спор, проклятие, выражение сочувствия и т.д.);

Ю. Габермас выделяет особый тип высказываний – оперативные (Operativa), эксплицирующий использование логических, конструктивных, лингвистических и других правил (разного рода определения, обоснования, классификации, счет, умножение, деление и т.д.).

Существует еще одна теория иллокутивных актов, предложенная Б. Фрейзером. В зависимости от коммуникативной интенции говорящего, автор выделяет несколько групп глаголов, образующих таксономию иллокутивных актов. Б. Фрейзер выделяет следующие типы высказываний: а) утверждение (Acts of Asserting); б) оценка (Acts of Evaluating) – суждение говорящего о достоверности выраженной пропозиции и основании для этого суждения; в) отражение отношения говорящего (Acts of Reflecting Speaker Attitude) – суждение говорящего о конкретном положении дел, проистекающем из некоторого предыдущего действия, представленного пропозицией (извинение, сожаление, раскаяние и т.д.); г) обусловливание (Acts of Stipulating) – выражение желания говорящего принять условность номинации, выраженной пропозицией (классификации, определения, обозначения и т.д.); д) просьбы (Acts of Requesting) – выражение говорящим желания сообщить слушающему о положении дел в пропозиции;  е) предложения (Acts of Suggesting) – выражение желания говорящего, чтобы слушающий оценил существо (состояние) действия, выраженного в пропозиции; ж) акты власти (Acts of Exercising Authority) – выражают намерения говорящего создать новое состояние дел, используя определенные права или силу власти (декреты, указы, приказы, заявления и т.д.); з) обязательства (Acts of Commiting) – выражение намерения говорящего взять на себя обязательства осуществить такое положение дел, которое указано в пропозиции (соглашение, признание чего-либо, гарантия, обещание, клятва и т.д.).

Д. Вундерлих предлагает свою классификацию речевых актов, построенную с учетом классификаций Дж. Остина, Дж. Серля, Б. Фрейзера. Автор признает важнейшим семантико-прагматическим понятием явление речевого акта. Он различает следующие интенциональные (иллокутивные) типы: а) директив (Direktiv) – сюда входят побуждения, просьбы, приказы, распоряжения, указания, инструкции, нормативные акты и т.д.; б) комиссив (Komissiv) – обещания, угрозы, объявления и т.д.; в) эротетический тип (Erotetisch) – высказывания с вопросительными словами и частицей „ob"; г) репрезентатив (Repräsentativ) – включает в себя утверждения, сообщения, описания, констатации, отчеты, объяснения, заверения, заявления и т.д.;  д) сатисфактив (Satisfaktiv) – извинения, благодарности, ответы, обоснования, оправдания и т.д.;  е) ретрактив (Retraktiv) – заявления о невозможности выполнить обещание, уточнение о сделанном ранее утверждении, разрешения и т.д.;  ж) декларация (Deklaration) – объединяет названия, определения, назначения, приговоры, установление повестки дня, открытие заседания;  з) вокатив (Vokativ) – обращения, вызовы, оклики, призывы.

Еще одна классификация прагматических типов предложений заслуживает внимания – классификация Г.Г. Почепцова. Автор описывает прагматические типы высказываний на основе общности реакции на них адресата и выделяет следующие типы высказываний:  а) констатив – его коммуникативно-интенциональное содержание заключается в утверждении;  б) промисив – его содержание включает в себя компонент со значением „Я обещаю”;  в) менасив – его коммуникативно-интенциональное содержание выражает угрозу;  г) перформатив – его коммуникативно-интенциональное содержание выражает действие;  д) инъюнктив – выражает прямое побуждение адресата к действию;  е) реквестив – употребляется для выражения просьбы;  ж) квеситив – это вопросительное предложение в его традиционном смысле.

А.А. Романов рассматривает прагматические типы высказываний в рамках коммуникативно-прагматических фреймов в соответствии с их иллокутивной функцией. Различаются следующие разновидности прагматического фрейма: а) выполняющие конституционную иллокутивную функцию внутри декларативно-экспрессивного иллокутивного фрейма: комиссивы, экспозитивы, пермиссивы; б) выполняющие репрезентативную иллокутивную функцию внутри контактивно-регулятивного иллокутивного фрейма: сатисфактивы, регламентивы (формулы социального этикета); в) выполняющие интерактивную иллокутивную функцию внутри директивного иллокутивного фрейма: инъюнктивы, реквестивы, инструктивы, суггестивы, инвитивы; г) выполняющие когнитивную иллокутивную функцию внутри информативно-дескриптивного иллокутивного фрейма: дескриптивы, аргументивы, констативы, нарративы.

2. Юридический текст как вид

Юридический текст является сложным актом языковой коммуникации, а его видовая специфика заключается в том, что он является актом установления правовых норм, имеет определенные категориальные свойства и правила дискурса (процесс языковой деятельности в определенной коммуникативной ситуации). Как речевой акт он представляет структуру взаимообусловленных элементов. Значение юридического текста (правового предмета) вмещен в общественное сознание. Единица юридического языка является семиотической конструкцией, составленной из символических знаков языка, которые указывают на определенный общественный контекст, но не непосредственно. Установленные в форме предписаний правовые нормы являются касательными к межчеловеческим отношениям, имеющихся в реальном мире, а также вписываются в правовую культуру определенного человеческого сообщества, но их не описывают. Юридическое высказывание не является сообщением, не указывает на конкретные вещи, а является фактором, который делает возможным появление определенной реальности. Непосредственно вербализированными знаками в юридическом тексте являются знаки категорий, которые интерпретируются как правовые категории, или существенные характеристики предмета. В основе этих характеристик находится понятия директивности высказывания, а также понятие повинности действий адресата.

Прагматические черты юридического текста представлены как дискурсивные стратегии, которые основаны на понятии участия в создании дискурса, а также на коммуникативных интенциях интерлокуторов (участники дискурса). Те стратегии подчинены стилю коммуникации, а также моделям коммуникации, которые вызывают разные директивные и повинностные эффекты. Текст сформализирован на традиционных началах, вписан в контекст монолога законодателя и в культуру профессиональной деятельности законодательной власти. Употребление иллокутивных средств директивных стратегий должны служить достижению эффективности в законодательных текстах.

Говорящим есть легислатор, уполномоченный на основании законодательной компетенции. Его интерлокуторы – подчиненные законодательной власти. Предметом установления для законодателя есть квалификация поведения (действий) его интерлокуторов – как высших, так и низших субъектов, подчиненных законодательной власти. Элементы правовой нормы создают законченные и достаточные составные части акта коммуникации.

Стратегии юридического дискурса обнаруживаются в его синтаксических структурах. Глобальную структуру текста образовывают: 1. Текстовая рамка с инициальным составной частью в виде преамбулы; 2. Расчлененный на разделы и параграфы корпус текста, который вмещает редакции правовых предписаний; 3. Сигналы конца, которые информируют об обязательности предписаний, помещенных в корпусе текста. Юридический дискурс состоит из расчлененных высказываний, которые представляют единицы коммуникации. Отдельные единицы в виде правовых предписаний являются коммуникативными единицами микроструктуры.

В семантико-прагматическом анализе текста нормативное высказывание являктся полисубъектной структурой. Текстовая рамка (модус) определяет перформативность текста как акта установления нормы. Прагматическая составляющая часть текстовой рамки относится как к целому акту установления, так к отдельным правовым нормам, высказанным в предписаниях. Расчлененный на параграфы корпус текста, а также конечные параграфы, которые являются сигналами его обязательности, включают вербальную коммуникацию о предмете установления, которое является референтным показателем (диктум). Нормативная информация, которая помещена в референции (соотношения языковых знаков и внетекстовой реальности), определяется предикатом повинности или повелительности, что представляет модализатор суждения.

ПЕРЕЙТИ НА ВТОРУЮ СТРАНИЦУ

Категория: Стендовый доклад | Добавил: brinevk (15.12.2010)
Просмотров: 4546 | Рейтинг: 0.0/0