Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Вторник, 27.06.2017, 13:32
Главная » Статьи » Конференция 2010 » Стендовый доклад

Крылова Т., Шкрлантова М. Некоторые аспекты юридической терминологии ЕС в сравнении с юридической терминологией государств-членов ЕС.

Т.Крылова (Tatiana Krylova),

переводчик-лингвист, магистр юридических наук,

факультет права Братиславского института права

(Словакия)

М. Шкрлантова (Marketa Skrlantova),

доктор филологических наук, кафедра германистики, нидерландистики и скандинавистики университета им. Коменского

(г. Братислава, Словакия)

Некоторые аспекты юридической терминологии ЕС в сравнении с юридической терминологией государств-членов ЕС

     

      Возникновение Европейского Союза привело к значительным изменениям во всех областях общественной жизни. Средством выражения и закрепления этих изменений является прежде всего  юридическая наука и ее рабочий инструмент – язык. Невозможно сомневаться в том, что  в последние пятьдесят лет именно возникновение Европейского Союза в значительной степени определило развитии юридической науки, а соответственно и стиля, которым в ее рамках представлен язык.

      Для переводчиков и юристов начался новый период, который принес с собой новые проблемы, требующие решения. При решении этих проблем   руку помощи им протягивают  знания в области лингвистики и ее разделов таких, как например, стилистика, лексикальная семантика и терминология. Одной из наиболее острых проблем при переводе юридических текстов ЕС является вопрос создания и кодифицирования новой терминологии.

      Большинство терминов, связанных с правом ЕС, возникает в процессе перевода  примарных источников права ЕС на национальные  языки отдельных государств. Перед переводчиками в данном процессе стоит  нелегкая задача по поиску в родном языке термина, который бы был эквивалентен термину, указанному в тексте оригинала. Основное правило гласит «Термины не переводятся, а субституируются» (Horecky, 1956). Однако, в правовой терминологии задача найти подходящий эквивалент часто является практически неразрешимой.

      Правовая терминология каждого государства обозначает иные юридические явления и юридическую структуру. Переводчик, который при переводе закона использует неподходящий термин, полностью изменит его суть и значение. Поиск подходящего эквивалента является зачастую трудноразрешимой проблемой и требует не только знаний в области терминологии и переводческой компетентности, но и профессиональной грамотности в области права отдельного государства.

      Различия в правовых системах государств обязывает переводчика смотреть на правовой текст, как на процесс, анализировать исходный текст, а затем интерпретировать его, что возможно достичь лишь при наличии симбиоза языковой компетентности с  компетентностью переводчика. (Gromova 1996, стр. 19-23). Мы разделяем мнение Абрагамовей  (Abrahamova), говорящей о том, что  «ясный перевод может сделать лишь тот переводчик, который, используя знание права государства – источника правового документа,  и государства, на язык которого этот документ переводится,  cможет достичь такой формулировки термина, что он  станет родным и понятным для правовой системы государства, на национальный язык которого делается перевод» (Abrahamova 2000, стр. 3-7).

      Исходя из вышесказанного, терминолог при создании юридической терминологии должен уметь принять во внимание не только структуру языка, но и принципы, на которые опирается правовая система того или иного государства. Транслатология предлагает три  способа для поиска еще несуществующего правового эквивалента в том или ином языке:

·        Оставить термин таким, каков он есть

·        Описание

·        Использование неологизма

 

Все три  указанные способы являются крайними решениями и  несут в себе определенный риск. К первой категории помимо всего прочего относится и поморфемный перевод термина – калька,  и заимствование из иностранного языка. При использовании данного способа необходимо точно обозначить новый термин и объяснить его значение в тексте оригинала. Однако, заимствования из иностранного языка адекватны лишь в том случае, когда языковые единицы, из которых они складываются, характеризуются ясной, однозначной мотивационной структурой и несут существенную информацию. Использование неологизма мы считаем  крайним решением. Данное решение наиболее часто используется при переводе явлений абсолютно иной правовой системы, как например common law. Неологизмом в широком смысле слова можно считать и слово из иной области словарного запаса языка, которое в процессе терминологизации используется для обозначения нового правового явления.

      При переводе правовых текстов перед переводчиком встает непростая задача трансформации правового текста из терминологической системы  одного государства в терминологическую систему другого государства, в результате чего предметный текст, изначально относящийся к правовой системе одного государства, попадает в новую правовую среду другого государства. В этом месте мы бы хотели процитировать мнение немецкого языковеда Сандрини  (Sandrini), который констатирует:  «Термин юридический язык является объединяющим началом для  терминологических систем права и стилей разных стран, отличающихся друг от друга как  формально,  так и  реально ».   (Sandrini 1994, стр.12). В рамках каждого языка, согласно Cандрини, существует столько правных языков – субсистем данного языка, сколько правовых систем задействовано в данной языковой области. При этом основным правилом остается то, что если изменится правовая система, то изменится и юридическая терминология.

      При переводе правовых текстов ЕС мы сталкиваемся с иной ситуацией.  Правовая система  во государствах-членах ЕС имеет объединяющее начало, которое неменно, а изменяется лишь терминологическая система языка того или иного государства-члена. Терминология ЕС возникает на фоне больших социально-культурных отличий отдельных европейских народов, поэтому характеризуется  определенной спецификой, которая требует особого подхода при осуществлении перевода. Повышенные требования к однозначности, четкости и ясности перевода приводят к тому, что данная терминология должна бы была занять отдельное место в терминологической системе.  М.Томашек (M.Tomasek, 1994) отмечает, что « обозначения юридических явлений Европейского Союза вытекает из общего словарного запаса национальных языков, а дополняется профессиональной компетентностью, полученной в процессе практической деятельности органов ЕС». (Тoмашек 1994, стр. 12).

      Опираясь на вышесказанное, можно  сделать предположение, что правовая терминология ЕС должна  быть основана на правовой терминологии отдельных государств-членов ЕС и обогащена оригинальными языковыми обозначениями специфических процессов и явлений, которые характеризуют право ЕС. На процесс возникновения европейской юридической терминологии проливает свет Жерар-Рене де Гроот (Gerard-Rene de Groot), специалист в области сравнительного анализа правовых систем, который говорит: « Априори вропейский законодатель при кодификации терминологии различных правовых систем  обладает полной свободой. Термины, которые использует европейский законодатель в отдельных юридических языках государств-членов ЕС, в контексте европейского права являются полностью эквивалентными. Значение этих терминов определяет исключительно европейское право, а не национальное право того или иного государства-члена» ( Де Гроот 1994, стр. 31).

      Если законодателя мы воспринимаем как создателя-первоисточника правовой терминологии, то можно с уверенностью констатировать, что европейский законодатель при создании правовой терминологии ЕС распоряжается полной автономией и не обязан задумываться о том, какое значение данный правовой термин имеет в национальной правовой терминологии. Из этого следует, что вместе в возникновением ЕС возникает и совершенно новая терминологическая система, которая хоть и опирается на правовую терминологию отдельных государств-членов, но вместе с тем наделена правом присваивать этим терминам новое значение, в результате чего правовая терминология ЕС становится совершенно независимой от терминологических систем правового стиля иных языков.

      Можно, однако, предположить, что термины, использующиеся в европейском правовом тексте будут постепенно проникать в национальные правовые тексты.  Причиной данного явления является тот факт, что многие законодательные акты ЕС имеют прямое действие, то есть становятся непосредственно действующим правом на всей территории ЕС и, соответственно, составляющей правовой системы государств-членов.

      Говоря о проблеме поиска эквивалента правового термина при переводе, нам хотелось бы здесь также упомянуть  о  пин-ин комиссии  (pin-yin), которая была создана  в Голландии.  В состав данной комиссии входят известные юристы и языковеды, а ее задачей является создание и закрепление правовых  терминов Голландии на различных языках государств-членов ЕС. Термин пин-ин произошел от китайского языка и связан с  программой правительства Китая, которая была направлена на создание правил по обозначению китайских иероглифов латиницей. В голландском языке используются также производные данного термина: пининг (pyniing – имя существительное), пиниен (pyniien – глагол).

      Проблематика перевода правовых текстов и юридической терминологии ЕС является настолько широкой и многосторонней, что совершенно невозможно уделить внимание одновременно всем вопросам, с ней связанным. В данной статье мы лишь частично затронули несколько ее аспектов, которые в настоящее время являются предметов многих теоретических исследований в области транслатологии не только на  территории Европейского Союза, но и за его пределами.

Литература:

Abrahamova, E.: O preklade pravnych textov. In: Acta Facultatis Iuridicae UC. Tomus XIX. Издательство UK, Bratislava 2000

Gromova, E.: Interpretacia v procese prekladu. Nitra 1996

Groot, DE G.-R.: Het vertalen van juridische informatie.Kluwer, Deventer 1996.

Raksanyiova,J. : Homo translator. IN : Rak, Revue aktualnej kultury, roc. VII/2002, c.9,s.37-44.

Sandrini, P. : Deskriptive begriffsorientierte Terminologiearbeit im Recht Problemstellung und Loesungssaetze von standpunkt des Uebersetzers.Insbruck 1994

Tomasek,M. : Preklad v pravni praxi. Linde Praha a.s., Praha 1998

Категория: Стендовый доклад | Добавил: Advokatka (30.11.2010) | Автор: Крылова Т., Шкрлантова М.
Просмотров: 1644 | Теги: перевод юридического текста, европейское право, проблематика перевода, Юридическая терминология, правовой текст, юридический термин | Рейтинг: 5.0/1