Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Среда, 23.08.2017, 01:20
Главная » Статьи » Конференция 2012 » Доклад с обсуждением на сайте

Черкасова М.Н. О НЕКОТОРЫХ СПОРНЫХ ВОПРОСАХ ПРИ УСТАНОВЛЕНИИ АВТОРСТВА ТЕКСТА (ИЗ ОПЫТА ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ЭКСПЕРТИЗ)
М.Н. Черкасова[1] 

 О НЕКОТОРЫХ СПОРНЫХ ВОПРОСАХ ПРИ УСТАНОВЛЕНИИ АВТОРСТВА ТЕКСТА (ИЗ ОПЫТА ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ЭКСПЕРТИЗ) 

 Аннотация. Обобщается судебная практика рассмотрения дел по установлению авторства текстов различной жанровой направленности и методология экспертного исследования (общенаучные, общефилологические  и частные методы). 
 Juridical practice of cases on authorship identification of different texts and methodology of the research (general scientific, common philological and particular  methods) are generalized . 
 Ключевые слова: авторство, автороведческая экспертиза, методы исследования. 

 Проблема установления авторства текста не является прерогативой юриспруденции. Существуют литературоведческие, компьютерные, психологические, лингвистические исследования, посвященные идентификации личности автора текста (Карасик В.И., Китайгородская М.В.,  Леонтьев А.А., Матвеева Г.Г., Наумов В.В., Розанова Н.Н.). Отметим, что эти разработки осуществляются в рамках определенного направления и с использованием разнообразных методов, зависящих от целей, задач и объектов исследования (определение пола, возраста,  национальной принадлежности автора текста, количества авторов, времени написания текста, целостного лингвопсихологического и социолингвистического портрета автора, наконец, идентификации самой личности автора текста) и от самого исследователя, владеющего  теми или иными навыками интерпретации текста. Что касается поля юриспруденции, то и здесь существуют разногласия в теории и практике автороведческой экспертизы (подробнее: Николева 2007).
 Работы по заявленной проблематике с позиций юрислингвистики довольно малочисленны (Галяшина Е.В., Горошко  Е.И., Котюрова М.П., Стексова Т.И.), что объясняется незначительным количеством дел по защите интеллектуальной собственности в судебной практике (речь о таком объекте авторского права, как литературное произведение) по сравнению с делами о клевете, оскорблении, экстремизме (что нашло отражение в лингвистических исследованиях), сложностью выполнения экспертизы, малым количеством специалистов именно в этой области и расширении объектов автороведения, среди которых Е.В. Галяшина, наряду с текстами из сети Интернет, приводит и книги, журналы, диссертации.
 Но, как правило, дела о защите авторских прав имеют широкий общественный резонанс, и исследования по автороведческой экспертизе текста приобретают все большую актуальность. Анализ работ по заявленной теме уже продемонстрировал векторы и акценты исследования: 1) дифференциация подхода к текстам различной стилистической и жанровой направленности (научный текст, художественный, публицистический, рекламный)  с учетом языковой личности автора. Действительно, нельзя не согласиться с М.П. Котюровой, что «выявление языковых (и речетекстовых) единиц, формирующих типовые функционально-стилевые черты, для решения поставленных перед экспертом вопросов представляет собой тупиковый путь» [ Котюрова 2008, с. 216]; 2) моделирование языковой личности автора;  3) рассмотрение дел, связанных с интеллектуальной собственностью возможно не только в рамках УК РФ (нарушение авторских и смежных прав),  но и ГК РФ (квалификация состава гражданско-правового деликта).
 Каждая лингвистическая экспертиза – это штучное исследование, и поэтому «методологические вариации судебно-автороведческой экспертизы обусловлены не только и не столько знаниями и навыками специалистов. В большей степени на выбор доминирующего метода влияет характер самого следствия» [Араева 2008, с. 186].
 Предложенные ниже экспертные ситуации по делам о нарушении авторского и смежного прав демонстрируют использование общенаучных, общефилологических и частных филологических методов исследования для решения одной и той же задачи – идентификации (подтверждения или опровержение авторства лица или лиц того или иного текста). 
 Ситуация №1.
 Предметом судебного разбирательства между А1 и А2 послужил  сборник тестов по русскому языку для подготовки к централизованному тестированию и ЕГЭ, в частности задания, оформленные в виде тестов по подобию методических рекомендаций и разработок Минобразования. А1 доказывал, что эти тесты его собственная авторская методика, равно как и названия разделов пособия «Лексика», «Грамматика», «Стилистика».
 В процессе досудебного разбирательства была сделана сопоставительная таблица спорных фрагментов (анализировались различные тестовые пособия обоих авторов, как индивидуальные, так и соавторские; хронологически выстраивалась цепочка появления того или иного задания в тексте спорного произведения с учетом даты публикации и сдачи в печать). В досудебном разбирательстве были применены количественно-статистический (подсчет языковых единиц, использованных в текстах авторов) и сравнительно-сопоставительный методы (создана сравнительная таблица спорных фрагментов с учетом использования в текстах авторов), классифицирующиеся как общенаучные методы экспертного исследования.
 Несмотря на предлагаемые методики проведения автороведческой экспертизы (Котюрова М.П. точки зрения редакторской правки, Стексова Т.И. в аспекте модусной организация текста) и их несомненную актуальность, отметим, что данные приемы и методы в описываемой выше ситуации были бы бессильны или вообще не нужны.
 Фрагмент спорного текста: 
 Задание: Отметьте случаи написания Н. 
 1) бадминтоН…ый 
 2) серебряН…ый 
 3) блиН…ый 
 4) стариН…ый
 Налицо отсутствие модусной организации текста, т.к. такие фрагменты текстом не являются (не соблюдены основные признаки текста: связность,  смысловая целостность и т.д.).  Также невозможно сделать никаких выводов по поводу идентификации личности по представленным фрагментам, кроме определения социального статуса, что доказывать и не требовалось. А совпадение или несовпадение элементов анализируемого фрагмента или установление соавторства данного фрагмента с привлечением автороведческой экспертизы бессмысленно, т.к. этот факт устанавливается механически, без наличия каких-либо специальных познаний в области лингвистической экспертизы: предоставлением рукописных черновиков судебным органом А2 и путем сопоставления спорного фрагмента с черновым рукописным материалом. 
 Ситуация №2. 
 Если ситуация №1 предполагает механическое сопоставление, при котором не нужны специальные лингвистические познания, то ситуация №2 уже не так прозрачна. А3 предъявил иск к А4 с претензией, что произведение А4 содержит заимствования из произведения А3. Речь идет о книгах, в которых содержатся рекомендации по уходу за животными.
 Перед экспертом были поставлены следующие задачи и вопросы: 
 1)        выявление заимствований и их объем из книги А3, изданной ранее, чем книга А4; 
 2) имеет ли место переработка текста А3 и насколько она значительна; 
 3)  является ли произведение А4 творчески самостоятельным произведением.
 Анализ произведений проводился с использованием общенаучных,  общефилологических и частнонаучных методов филологического исследования текста [Жеребило 2010; Шаховский В.И., Шейгал Е.И. 2008].  Использование сравнительно-сопоставительного и количественно-статистического методов (общенаучные методы) позволило определить текстологическую эквивалентность в ряде определений: совпадение дефиниций таких терминов, как «рана», «гепатит», Совпадения отмечались и при классификации ран животных. Но в отличии от ситуации №1 такое механическое рассмотрение связного текста с выраженной авторской модальностью, целью и задачами произведения было бы неполным.
 Руководствуясь  такими общефилологическими методами, как метод композиционного анализа,  контекстологический, структурный, компонентный  и семантико-стилистический анализ (частнонаучный (филологический) метод) , были сделаны следующие выводы: 
 1)   В вышеназванных произведениях, безусловно, имеются текстологические совпадения. Но утверждать, являются ли эти части общего текста авторскими, невозможно, т.к. совпадения имеются в общей информационной части, которая совпадает по стилю с обычным справочником или пособием по уходу. Тем более, что в аннотации книги А3 указывается, что «предлагаемая … книга – это краткая энциклопедия…», т.е. справочный материал или это собрание определенным образом подобранных сведений. Из сравнительных таблиц, представленных А3 и А4 следует, что совпадения наблюдаются в ряде определений, но это распространенные дефиниции научных терминов. И то и другое издание не претендует на такой тип научного издания, как монография. Эти книги – тип справочного издания. 
 2)   Заимствования в книге А4 при сравнении с книгой А3 присутствуют, тем более, что книга А4 издана позднее. Но эти заимствования не могут носить авторского характера, т.к. совпадения или «заимствования», как это звучит в вопросе, не могут быть авторскими. Это распространенные общенаучные сведения, не имеющие авторства. Автор этих представленных совпадений – наука ветеринария или наука об уходе за животными. Сам А3 не является автором определений или первооткрывателем в типах и классификацих болезней, вирусов и т.д. Это достояние ветеринарной науки. Любой учебник, справочник строится по определенной схеме, имеет определенную структуру. В данном случае это: 1) описание или определение болезни, 2) источника болезни, 3) способов и методов ее лечения. Такая схема представлена в обеих книгах. 
 3) Говорить о переработке текста А3 автором А4 можно лишь в том случае, если сам А3 является автором всех определений и классификаций  болезней, симптомов их протекания и т.д. Но в этом случае следует считать, что наука об уходе за собаками появилась лишь с выходом книги А3, т.е. в 1989 году, а это, на наш взгляд, совершенно абсурдно. Сам А3, безусловно, переработал справочную литературу по ветеринарии. 
 4) Произведение А4 является самостоятельным произведением. Цель произведения А4 не совпадает с целью произведения А3 прежде всего из-за принципиально нового , предлагаемого именно А3 способа лечения и ухода за питомцами с помощью новых препаратов.  Принцип подачи материала А3 совпадает с принципом подачи материала А4. Но это традиционный принцип презентации информации в справочнике. Причем этот принцип характерен для любого пособия и в любой отрасли (история проблемы, частные и общие случаи проявления, классификация).   
 Ситуация №3 
 Предметом спора оказалась книга А5 под условным названием «Золотые песни под гитару», в которой были представлены 1) названия известных песен 2) с аккордами А5 и 3) единичными словами. Приведем образец одного из анализируемых фрагментов. 
 
Штиль Еm                              
D Штиль – ветер молчит Am                              
Em  D Упал ____________________    Em                                 
D Штиль ___________________ Am                                     
 Еm Один ______________________                                    
С Между всех времен                                     
D Без ________________________                                     
С Мы_________________________                                       
D Что _________________________   

 Притязания истца заключались в том, что были заимствованы тексты стихов известного поэта.
 Перед экспертом был поставлен следующий вопрос: 
 Являются ли слова и словосочетания в сборнике А5 «Золотые песни под гитару» под названиями: «Ангельская пыль», «Беспечный ангел», «Возьми мое сердце», «Все что было», «Герой асфальта», «Закат», «Осколок льда», «Свобода», «Штиль», «Я свободен» и т.д.[2] оригинальными и неповторимыми? 
 Необходимо отметить, что в процессе подготовки заключения были учтены такие филологические направления и методы филологического исследования текста: 1) языковедческое (характеристика значений слов, построения словосочетаний и предложений; лингвистическая характеристика текста выполнялась при помощи компонентного, структурного методов и трансформационного анализа текста); 2) переводоведение (русско-английские соответствия); 3) литературоведческий анализ (наличие художественных образов и характеристика этих образов: семантико-стилистический анализ, метод «слово-образ»).
 Исследование проводилось в несколько этапов: 1) анализировались сами названия на предмет оригинальности и неповторимости; 2) анализировались отдельные частично рифмованные строчки, отдельные словосочетания и слова на предмет оригинальности и неповторимости.
 Предложенные для анализа единицы (названия) принадлежат к разным уровням языка: лексическому (основная единица – слово): закат, свобода, штиль и синтаксическому (основные единицы -  словосочетание и предложение) (ангельская пыль, беспечный ангел, герой асфальта, осколок льда, потерянный рай, раскачаем этот мир, улица роз, замыкая круг, я свободен). 
  I. Единицы первого уровня – слова – достояния русского общенародного языка. Слова закат, свобода, штиль не могут иметь авторства или являться оригинальными и неповторимыми. Именно из слов строятся словосочетания, предложения, целые тексты, и каждый автор волен вкладывать в то или иное слово свой «авторский» смысл. Таким образом, разрозненные слова не могут претендовать на оригинальность и неповторимость. Но именно такие единицы приводятся во всех текстах А5: ТЫ --------------------И, простившись-----------------Поиграть----------Наконец----------Ангельская пыль---------------Только ей--------------В жидких . По такому принципу построено все произведение А5. По нашему мнению, речь может идти лишь об интерпретации значений слов и различной их сочетаемости. В доказательство данного тезиса приведем следующие источники: 
 1. Словарь русского языка[3] [Евгеньева 1988 ]: 
 Том 1: ЗАКАТ – 1. Заход за линию горизонта (о солнце, реже о других светилах); 2. Окраска, освещение неба над горизонтом при заходе солнца; 3. перен. Конец, исход. 4. Устар. Запад.
 Том 4: СВОБОДА – 1. Способность человека действовать в соответствии со своими интересами и целями, опираясь на познание объективной необходимости; 2. Отсутствие политического и экономического гнета, отсутствие стеснений, ограничений в общественно-политической жизни и деятельности какого-либо класса или общества в целом; 3. отсутствие крепостной зависимости, рабства; 4. состояние того, кто не находится в заключении, в неволе. 5. личная независимость, самостоятельность, отсутствие зависимости от кого-,чего-л. или связи с кем-, чем-л.; 6. возможность действововать в какой-л. области без ограничений, запретов, беспрепятственно; 7. легкость, отсутствие затруднений в чем-л.; 8. непринужденность, отсутствие связанности; 9. разг. свободное, незанятое время; досуг.
 Том 4: ШТИЛЬ 1 – затишье, безветрие (на море, озере и т.п.).
 ШТИЛЬ 2 – устар. То же, что стиль (в 1 и 2 знач.).
 Эти слова не являются стилистически маркированными или употребленными в каком-либо специфическом или новом для них значении в текстах А5. Кроме того, анализируемые единицы, ЗАКАТ, СВОБОДА, ШТИЛЬ представлены в словаре Л.Н. Засориной [Частотный … 1977 ]: лексическая единица «закат» [Частотный …1977, с. 195] имеет общую частоту 44[4], причем наибольшая частота – 34 - фиксируется в текстах художественной прозы. У слова «свобода» [Там же 1977, с. 639] общая частота употребления равна 178, в текстах художественной прозы частота – 12. Лексема «штиль» характеризуется следующими параметрами: общая частота – 5, в художественном стиле – 3 [Там же 1977, с. 790].
 Таким образом, исходя из данных Частотного словаря делаем вывод, основанный на лингво-статистическом исследовании, что а) слова «свобода» и «закат» являются употребительными, регулярными и частотными в русском языке, слово же «штиль» имеет значительно меньшую частоту, но статистические данные не позволяют говорить о его неупотребительности или уникальности в составе русского общенародного языка.
 б) Кроме этого наши выводы подтверждаются также современной версией частотного электронного слова С.А. Шарова. Слова «закат» и «свобода» входят в список 5000 наиболее частотных слов русского языка, т.е. употребляются в 82,0604% текстов. Слово «штиль» в число 5000 наиболее частотных слов русского языка не входит, т.к. имеет значительно меньшую частоту словоупотребления.
 в) Краткий анализ произведений искусства на предмет их номинации, а несомненно, песни и стихи относятся к художественным жанрам, продемонстрировал, что слова «Закат», «Свобода», «Штиль» уже являются названиями художественных произведений. 
 1) И. Бабель. Закат (пьеса, история про знаменитого Беню Крика из Одессы, действие пьесы разворачивается в 1913 г.). Первое издание в 1928 г. Издательство Артели писателей «Круг». 1928.г. 
 2) Картина и этюды А. Куинджи: а) Закат (1876-1890 гг.); б) Закат (1898-1908 гг.); в) Закат (1890-1895 гг.); 
 3) Г.Р. Державин. Стихотворение «Свобода» (октябрь 1803 г.); 
 4) Н.А. Некрасов. Стихотворение «Свобода» («Родина мать! По равнинам твоим Я не езжал еще с чувством таким!»); 
 5) М. Налбандян. Стихотворение «Свобода» («Свобода»! возглашаю я. Пусть гром над головою грянет… (1859 г.) (См.: Григорьян К.Н. Микаел Налбандян. Лениздат. 1966 г.)  
 II. Единицы второго уровня – словосочетания и предложения (ангельская пыль, беспечный ангел, герой асфальта, осколок льда, потерянный рай, раскачаем этот мир, улица роз, замыкая круг, я свободен) рассматриваются с точки зрения лексико-семантических, фразеологических и синтаксических особенностей на предмет их оригинальности и неповторимости. При их трактовке привлекались как словари русского, так и английского языков, также сведения из электронного ресурса Wikipedia:
 1) Ангельская пыль – образное словосочетание, состоящее из прилагательного «ангельский» и главного слова существительного «пыль». Прилагательное «ангельский» образовано от греческого слова «ангел» (вестник). Слово интернациональное, употребляется в нескольких языках. Русское словосочетание «ангельская пыль» - прямой перевод устоявшегося словосочетания из английского языка "angel dust” (ангельская пыль), имеющего связанное значение и определенные ассоциативные ряды в английском языке. а) В русско-английском словаре [ Дополнительный … 1995, с.  11]  в качестве иллюстрации слова АНГЕЛ приводится словосочетание из жаргона наркоманов "angel dust”;  б) кроме того, электронная версия Wikipedia приводит следующие сведения (на англ. яз. – перевод Черкасовой):   Angel Dust (Ангельская пыль) – это название группы, исполняющей металл, родившейся в Дортмунде, в Германии… Была основана в 1984 г. Анализ фрагмента из всего произведения А5 под названием «Ангельская пыль» и его составляющих (словосочетаний , предложений и слов, графическое оформление) продемонстрировал, что элементы анализируемого фрагмента не являются оригинальными и неповторимыми: «На краю обрыва, за которым вечность, ты ………….» и т.д. Это не законченная мысль, этот  фрагмент нельзя назвать текстом, он не может употребляться самостоятельно, вне специфического, созданного А5 контекста, этот фрагмент уместен лишь в произведении А5 и только в отведенном для него месте. Следует отметить, что все произведение А5 построено по этому принципу – закончить самостоятельно, придумать или домыслить. Элемент творчества присутствует в каждом отдельном произведении книги А5. Каждый волен дополнять, домысливать, достраивать предложенный текст по своему разумению. Первые строчки являются лишь началом для создания самых разных текстов, но сами строчки законченным произведением не являются и самостоятельно употребляться не могут в силу синтаксических особенностей. 
 2)  Беcпечный ангел – словосочетание образовано по модели прилагательное+ существительное. В качестве эпитета перед существительным ангел дается прилагательное «беспечный». В словаре эпитетов [Горбачевич 2004] этого эпитета нет. В этом случае речь может идти об авторском употреблении эпитета «беспечный». Но по законам сочетаемости русского языка прилагательное «беспечный» может сочетаться только с существительными. В качестве синонима слову «беспечный» выступает слово «беззаботный». Однозначно утверждать является ли словосочетание «беспечный ангел» уникальным и неповторимым не представляется возможным. Строчки «Ты летящий вдаль, вдаль Ангел, Ты летящий …………..» не могут употребляться в качестве самостоятельного, оригинального фрагмента, мысль, выраженная в этой фразе, не носит законченного характера, что и подчеркивается прочерком. Кроме того, знаки препинания и графическое оформление в книге А5 в этих строчках отличаются от знаков препинания (постановка тире) и графического оформления (Ангел (в значении имени собственного) и ангел (в значении имени нарицательного) в тексте истца А6. Ср.: 
   

А5

А6

Ты летящий вдаль, вдаль Ангел, Ты летящий ……………….

Ты – летящий вдаль, вдаль ангел, Ты – летящий вдаль, вдаль ангел,

   3)        Возьми мое сердце – побудительное предложение. Употреблено в переносном значении. Используя метод «слово-образ»  можно сделать вывод, что речь идет о любовном томлении, так как существует и образ призрака любви. Создается комплекс языковых среств: любовь, сердце, предложение руки и сердца, замужество, т.е. предложить (взять) руку и сердце. Если речь идет о любви и о сердце, то речь может идти о предложении руки и сердца, т.е. о том, чтобы взять чьё-то сердце и руку, т.е. выйти замуж. И в этом побудительном предложении ничего уникального и неповторимого нет. Синтаксическая парадигма предполагает изменения в зависимости от наклонения, лица, времени: Возьми мое сердце, возьму твое сердце, взяла (забрала) мое сердце. Первая строчка «Возьми мое сердце, возьми мою душу» из произведения А5 перекликается с последней  строчкой из стихотворения Н.С. Гумилева «Маскарад» «Возьми мое тело, возьми мою душу» (Н.С. Гумилев. Избранное. М. Советская Россия. 1989. с. 81). 
 4)   Все что было – Выражение «все что было» приведено в произведении А5  с пунктуационной ошибкой. Но пропуск этого знака может быть расценен и как авторский замысел. По правилам русской пунктуации, перед союзом «что» должна стоять запятая, т.к. союз «что» соединяет части сложноподчиненного предложения[5]. Предложение «все, что было» не может быть расценено как уникальное и неповторимое, т.к. оно распространено и в прозаических и в поэтических текстах. Анализируемое предложение нейтрально, встречается во всех стилях языка: например,  А.Блок «Благославляю все, что было». Предложение легко укладывается в русскую синтаксическую парадигму: все, что было; все, что будет; все, что есть. 5)   Герой асфальта. Согласно Словарю сочетаемости слов русского языка [ 1983, с. 100] «герой»  - это « действующее лицо литературного произведения, известный, популярный, литературный, чей-л., любимый … герой. Герой кого-чего … книги, романа, повести, рассказа, сказки, повести, пьесы, фильма …» и согласно Словарю сочетаемости [Словарь сочетаемости … 1983] слово «герой» может сочетаться со многими словами русского языка, ряд сочетаемости не является закрытым, он открыт и может быть продолжен: например, герой войны, герой класса, герой дня, герой улицы и т.д.; б) На сайте www.rollerov.net приводятся сведения об игре «Герой асфальта», игре для настоящих роллеров и «данный проект является интеллектуальной собственностью www.rollerov.net. 4) Осколок льда – слова в словосочетании употребляются в прямом значении, образности не имеют. Словосочетание носит номинативный характер. Оригинальным, уникальным не является, т.к. иначе нельзя назвать отколовшуюся часть льда. Только: кусок льда, кусочек льда, осколок льда, осколочек льда. Исходя же из предложенного А5 текста,  введение в контекст словосочетания «осколок льда» непонятно. Речь может идти о разбитом сердце (при этом употребляется метафора «осколок льда») или речь идет о бессердечном человеке, у которого вместо сердца «осколок льда»? Но об «осколке льда» вместо сердца речь шла и в «Сказке о Снежной королеве» Г.Х Андерсена. «Бесчувственное сердце» получило закрепленное название в литературоведении. Словарь эпитетов русского языка [Горбачевич, 2004, с. 163 ] приводит эпитет «ледяное» сердце. Таким образом, образ этот зафиксирован в устном и письменном творчестве и оригинальным не является.
 По результатам исследования был сделан следующий вывод: Анализируемые единицы (слова и словосочетания) не являются оригинальными и неповторимыми, что подтверждается данными толковых словарей русского и английского языков, частотными словарями русского языка, словарями синонимов и эпитетов. В анализируемых текстах, в основном, не употреблены неповторимые по значению, метафорическому употреблению, синтаксической связи единицы языка. Утверждать о потенциале уникальности у некоторых образных единиц («потерянный рай», «беспечный ангел») однозначно нельзя. Необходим лингвистический эксперимент, основанный на ассоциативном мышлении и статистический анализ восприятия образов, выраженных при помощи спорных слов и выражений.
  Выводы по статье: 1) Анализ практики лингвистических экспертиз по делам об авторском и смежном праве еще раз подтверждает факт отсутствия единой методики исследования текста в рамках юридического поля. При этом возьмем на себя смелость предположить и невозможность создания универсальной методики для исследования спорных текстов, т.к. в зависимости от решения одной и той же задачи исследователь использует различные приемы и методы как идентификации языковой личности, так и различных по жанровым  особенностям произведений. Речь может идти об универсальной методике для исследования текстов определенной жанровой направленности и стилистического оформления.  2) Центром напряжения остаются и вопросы, представленные на рассмотрение лингвисту-эксперту, которые требуют корректировки. 3) Популярность экспертиз, и лингвистических в частности, становится причиной подачи необоснованных притязаний в рамках авторского права, т.к. не специалист (не юрист, не лингвист-эксперт) толкует текст закона и своего литературного произведения  исключительно в своих интересах, видя в возможном отражении идеи свое собственное творчество.  В этом случае, на этапе подачи искового заявления в рамках консультативной помощи автороведческая экспертиза может сыграть решающее значение в развитии  или прекращении исковых притязаний.  


 СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ   
 Араева Л.А., Осадчий М.А. Лингвотеоретические аспекты экспертизы. В сб.: Юрислингвистика-9: Истина в языке и праве : межвузовский сборник научных трудов / под ред. Н.Д. Голева. – Кемерово; Барнаул : Изд-во Алт. ун-та, 2008. – 454 с. 
 Галяшина Е.В. Возможности судебно-речеведческих экспертиз в защите объектов интеллектуальной собственности. В сб. Юрислингвистика-7 http://siberia-expert.com/board/spravochniki/3. 
 Горбачевич К.С. Словарь эпитетов русского литературного языка. СПб. 2004. 
Горошко Е.И. Судебно-автороведческая классификационная экспертиза. Зб. Науково-практичних матеріалів конференції "Теорія та  практика судової експертизи і криміналістики". - Харків: Право, 2003. - Вип. 3. Дополнительный русско-английский словарь. Новая лексика 90-х годов. М. Вече-Персей. 1995. 
Жеребило Т.В. Словарь лингвистических терминов. Назрань: Пилигрим. 2010. 
Карасик В.И. Язык социального статуса. М,, 2002. Китайгородская М.В., 
Розанова Н.Н. Язвковая личность в аспекте проблем судебной экспертизы устной речи // Язык и личность. М., 1989. 
 Котюрова М.П. Лингвистическая эспертиза: об авторстве научной статьи. В Сб.: Юрислингвистика-9: Истина в языке и праве : межвузовский сборник научных трудов / под ред. Н.Д. Голева. – Кемерово; Барнаул : Изд-во Алт. ун-та, 2008. – С. 213-222. 
 Леонтьев А.А. Речь как источник информации в следственном процессе // Речь в криминалистике и судебной психологии. М., 1977. 
 Матвеева Г.Г. Идентификация социального лица говорящего: частнонаучный эксперимент в прагмалингвистике // Вторая международная научная конференция «Стилистика сегодня и завтра: медиатекст в прагматическом, риторическом и лингвокультурологическом аспектах». Материалы конференции. М.:МедиаМир, 2012. С. 284-290. 
 Наумов В.В. Идентификация личности . – М.: КомКгина, 2007. 
 Николева Ю.А. К спорам о месте судебной автороведческой экспертизы в классификации криминалистических экспертиз. В сб.: Юрислингвистика-8: Русский язык и современное российское право: межвузовский сборник научных трудов / под ред. Н.Д. Голева. – Кемерово-Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2007. С. 259-262. 
 Словарь русского языка: В 4-х т. / АН СССР, ИН-т рус. Яз.; Под ред. А.П. Евгеньевой. – 3-е изд. стереотип. М.: русский язык. 1985 - 1988. 
 Словарь сочетаемости слов русского языка. Под ред П.Н. Денисова, В.В. Морковкина. М. Ря., 1983. 
 Стексова Т.И. Дело о плагиате: опыт лингвистической экспертизы. В сб.: ЮЛ-6. С. 262-272. Частотный словарь русского языка. Под ред. Л.Н. Засориной. (около 40 000 слов). М. 1977. 
 Шаров С.А. Частотный словарь. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: / www. artint.ru/ projects/frglist.asp. 
 Шаховский В.И., Шейгал Е.И. Методика лингвистических исследований. Волгоград: ВГПУ: Перемена. 2008. 
 Wikipedia [электронный ресур]: Режим доступа: htth:// en.wikipedia.org/wiki/        

[1]  Марина Николаевна Черкасова, кандидат филологических наук, доцент кафедры «Иностранные языки» ФГБОУ ВПО ростовский государственный университет путей сообщения 
 [2] В предлагаемой статье анализируются не весь материал. Представлена лишь  общая схема исследования.
[3] Приводятся лишь значения слов без иллюстраций.   
 [4] Частотный словник данного словаря содержит слова с частотой 10 и выше. 
[5] В тексте А6 приводится такое написание «Все, что было». Различие в пунктуационном оформлении наблюдаются и в других текстах обоих авторов (Теперь ты – враг…. В сборнике С. Молодцова: Теперь – ты враг).  Постановка тире в этих текстах несет различное смысловое наполнение и интонационную нагрузку. 
Категория: Доклад с обсуждением на сайте | Добавил: эксперт (05.12.2012)
Просмотров: 1515 | Рейтинг: 2.7/3