Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Суббота, 24.06.2017, 16:46
Главная » Статьи » Конференция 2012 » Доклад с обсуждением на сайте

Араева Л.А. Из опыта первых российских лингвистических экспертиз

Л. А. Араева, г. Кемерово

  

Из опыта первых российских лингвистических экспертиз

 

            В начале ХХ1 века на лингвистов обрушилось совершенно новое и не совсем приятное дело: написание судебных лингвистических экспертиз. Каждый старался избежать этой работы, но отказаться тоже было нельзя. Поэтому приходилось заниматься этим неожиданно свалившимся и пока не освоенным ремеслом. Не было никаких методик написания экспертиз. Не ставился остро вопрос о разграничении мнения и сведения.  Ниже привожу тексты экспертиз, с которыми пришлось выступать в суде, принимать участие в судебных прениях. Данные экспертизы оказали существенное влияние на исход дела.

Лингвистическая экспертиза

на письмо группы офицеров запаса

военного комиссариата Кемеровской области   

командующему ГШ округа (2001г.)

 

            Прежде всего, удивляет стиль письма, написанный офицерами запаса, людьми военными, скупыми на слова. Стиль письма – скорее сатирический,  свойственный современным журналистам и никак не характерный для  военных людей, привыкших говорить кратко. Ср.: «Хорошо, что обошлось двумя жертвами, а могла бы указать своим маникюрным пальчиком и больше; В войсках  командир проявляет заботу о молодых офицерах, а здесь, в военкомате, - о молодых дамах (блестящая антитеза! – Л. А.) Поистине офицеры как были для него быдлом, так и остаются; Уж очень он обеспокоен ее судьбой и жизненным условиями и проявляет, так сказать, отеческую заботу И как проходит служба тоже понятно и проходит вообще; Тогда армия жила по закону. А теперь, видимо, втихую все возможно; В одном военкомате дочь, в другом «подруга», оно и понятно, так как военные комиссары полковники Обухов и Лешков являются «приближенными», это с ними он проводит охотничьи вылазки, и как им здесь ему не угодить. Ты мне, я – тебе; Должности помощников начальников отделений по учету и бронированию где только не используются: и у финансистов, и в отделах, и в приемной, и даже содержатся в резерве. Есть даже помощник помощника по правовой работе. Кстати, на эту должность он принял жену судьи военного суда Кемеровского гарнизона и т.д.»

Ерническая тональность письма, выполненная в стиле Салтыкова-Щедрина, поражает.  Предлагаю суду провести психолингвистический эксперимент: дать офицерам, составившим данное письмо, ручку и бумагу с тем, чтобы они написали,  пусть даже сообща, письмо на любую тему (естественно, в присутствии третьего лица, без посторонней помощи). И потом можно сравнить написанное ими в ходе эксперимента со стилем данного письма. И будет ясно, сами ли они написали это письмо либо с чьей-либо помощью. Узнать, кто написал,  достаточно просто, необходим анализ статей журналистов местных газет, и любой лингвист сможет определить стилистический почерк конкретного журналиста..

            Официальное письмо должно содержать точные данные об описываемых фактах, с тем, чтобы были приняты соответствующие меры. Рецензируемое же письмо, а оно является официально-деловым,  написано в сатирическом жанре, с приемами, которыми пользуются журналисты: здесь и антитеза, и риторические повторы, и прием гиперболизации, омонимия и блестящее использование словообразовательных ресурсов русского языка. А вместе с тем просачиваются просторечные выражения. «Даже акты проверки горрайвоенкоматов областным военкоматом посылаются в двух противоположных видах».  Это же надо, такие блестящие приемы используются в письме, и вдруг такие стилистические недочеты  Это что? «Надо думать, отобьется или заткнется». Вряд ли уместно употребление слова заткнется в письмах подобного рода. «Теперь понимаем, где генерал Захаров, там одно втирательство» (нет такого слова, как втирательство).

 Конец письма  страдает отсутствием логической связи: кто же как не кассир вручает командировочные деньги, почему о пожаре должно быть известно в высших инстанциях? Последствия ликвидированы. В письме ни строчки о причине пожара.

            В письме пересекаются две стилистических волны: утонченный сатирический стиль и грубо-просторечный, тот и другой непригодны для исполнения в деловом жанре.

 

Лингвистическая экспертиза статьи В. Попка

«Судьба и профессия генерала, опубликованной

в газете «Кузбасс» , №57, 29   марта 2001г.

 

            В статье «Судьба и профессия генерала», опубликованной в газете «Кузбасс»  журналистом В. Попком, в ёрнической тональности местному обывателю рассказываются страсти, происходящие в  военном комиссариате Кемеровской области...

            Зачем же, уважаемый Василий Попок, Вы так вызываете огонь на себя? Ведь фразы, вроде «Стоило капитану А неудачно пошутить в курилке по поводу начальства, как ему тут же навесили взыскание и перевели с понижением – за остроумие. А когда майор Г. что-то такое заикнулся о семье генерала, его стали вынуждать к рапорту на увольнение; Майор Б., недавно прибывший и даже еще не назначенный на должность...», в качестве источника содержат данные сарафанного радио. Разве же может журналист работать по принципу ОБС (одна баба сказала)? Это ведь серьезные вещи, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию человека. А если никто из тех (а они вдобавок еще и зашифрованы), о ком Вы пишите, не подтвердит вашу версию, то ведь Вы в очередной раз проиграете дело. В таком серьезном деле, как разоблачение деятельности военкомата, выбранная Вами тональность вряд ли сработает. Что вы хотите, навести порядок или взбесить в очередной раз генерала? Если навести порядок – это один стиль написания, позабавиться, как в очередной раз генерал выйдет из ситуации, унизив его деловую репутацию тем, что и отношения у него с Нечаевой бог весть какие (а тут ведь еще и жена, и дочь есть, каково ему перед ними, а что если это не так?) И диплом-то ради Нечаевой липовый сделал генерал, но вот чей это диплом на самом деле, как следует из статьи, автор знает, но не скажет. А Вы выяснили такой факт: проходят ли аттестацию секретари, это первое. А второе, может быть, сначала идут по приказу, а потом проходят, если положено, аттестацию? Каков порядок устройства на работу? Зачем генералу  нарушать КЗоТ? И уверены ли Вы в том, что люди, ушедшие из военкомата, ушли только из-за раздора с генералом? Один из них ушел в генеральный штаб вооруженных сил РФ. Правда, в статье Вы об этом не пишите. (Данный факт в той же ёрнической тональности приведен в письме офицеров запаса в ГШ: «Францев сам сбежал в ГШ, от греха подальше).. Вроде бы на повышение. Да и как это Захаров позволил неугодному уйти на повышение? Он же потом может и с ревизией приехать. Как-то не вяжется с общим ходом мыслей.  Непонятен пафос:  «Если в командировку, то непременно с сопровождением»».             (стилистически неверно, надо - в сопровождении. (Впрочем, этот прием может быть намеренным). «Если гостиница, то непременно номер люкс». А что, другие генералы ездят в командировку иначе? Вы еще выясните, как президент ездит в командировку и почему в сопровождении. Есть деловая этика.

Ну и уж совсем ни к чему приведение якобы шуток генерала: «Ну, кого мы, Борис Константинович, еще не купили?»; «Армянин – это профессия, а русский – это судьба» или шутка Миронова: «Кто не с нами, будем отстреливать». А если официально никто не подтвердит, это же будет выглядеть как клевета? А уж это выражение: «он с начальником штаба на одной койке спал». Кто-то из читающих заметит кавычки и поймет данное выражение как метафору. Кто-то нет. Но во всяком случае, каждый, прочитавший эти строчки, ухмыльнется.

 А вот эта фраза: «Этим Захаров очень гордится и говорит открытым текстом…».  Такое ощущение, что вы сами слышали то, что говорит открытым текстом генерал.. И вышел генерал у вас эдаким параноиком, ищущим периодически в своем кабинете жучки для прослушивания, увольняющий всех неугодных ему людей да еще на старости лет забавляющийся с бывшей официанткой бара, которую устроил к себе на работу поближе, да еще и диплом липовый сделал, и квартиру выдал.

Почему бы журналистам местной прессы не придерживаться линии российской программы «Чистые перья», которая  «направлена на внедрение в практику российских СМИ стандартов, которые должны соблюдаться при проведении журналистских расследований, в том числе недопустимость использования информации одного источника, обязательный учет мнения «второй стороны» и позиций всех заинтересованных лиц»? (Московские новости, №45 от 14-20 ноября 2000г.) 

           

 

Лингвистическая экспертиза

статьи  И. Королькова «Приватизация власти.

 Вот что происходит за широкой спиной

патриота и отца родного кемеровчан Амана

Тулеева»,  напечатанной в «Московских

новостях», №45  14-20 ноября 2000 г.

 

 

 Заголовок статьи «Приватизация власти. Вот что происходит за широкой спиной патриота и отца родного кемеровчан Амана Тулеева».. Заголовок определяет суть статьи. Сошлемся на авторитеты: «Заголовок  имеет … и весьма специфическую тематическую функцию: он обычно выражает наиболее важную тему газетного сообщения» (Т.А. ван Дейк. Язык, познание, коммуникация. – М.: Прогресс, 1989. – с.229). Попробуем дать лингвистический анализ заголовка рецензируемой статьи.

Приватизация (лат. privatus  - частный) передача (продажа) принадлежащих государству предприятий, средств транспорта, жилых зданий и т.п. в частную собственность (Словарь иностранных слов. М.: Русский язык, 1988). «Приватизация власти» отсюда – передача (продажа) государственной власти частным лицам». Далее следует уточнение: «Вот, что происходит за широкой спиной патриота и отца родного кемеровчан Амана Тулеева». Выражение «за  спиной» в словарных статьях Фразеологического словаря русского языка (под ред. А.И. Молоткова),. - М.: Русский язык, 1978; Малого академического словаря русского языка (в четырех томах) и Словаря русского языка С.И. Ожегова  квалифицируется следующим образом.   Стоять за спиной - Тайно оказывать кому-либо поддержку, покровительство; тайно  направлять чью-либо деятельность (Фразеологический словарь русского языка, МАС);   прятаться за чью-либо спину – перекладывать свою ответственность или обязанности на кого-либо. С..И. Ожегов.   Можно было бы принять следующую интерпретацию: за спиной Тулеева творятся уголовные дела, а он ничего не знает об этом и просит денег в центре, вместо того, чтобы разобраться на месте. Такое понимание оскорбительно для губернатора области. И все-таки это более мягкий вариант, нежели за широкой спиной. То есть за такой спиной, которую никто не сможет перешагнуть, то есть местные чиновники потому все и творят, что находятся под надежной защитой Губернатора.  Но еще более оскорбительна следующая часть: патриота и отца родного кемеровчан Амана Тулеева. Новое направление в лингвистике, нейролингвистическое программирование, вскрывает возможности суггестивного воздействия на  подсознание человека. И это прежде всего работа на стереотипы, их незначительную модификацию, которая вызывает целый ряд ассоциаций в мозгу человека. К сожалению, таким образом построены многие статьи современных журналистов, ориентированные на то, чтобы завуалированно унизить честь и достоинство человека, о котором пишут. В приведенной фразе следует остановиться на двух моментах: на слове патриот, которое в настоящее время имеет негативный оттенок, и на словосочетании отца родного кемеровчан. А это уже запрещенный прием, перифраза расхожего стереотипного выражения «отец всех народов», которое в нашей ментальности связано с именем Сталина и с тем, что происходило в эпоху сталинизма. Это оскорбление как человеческого достоинства, так и деловой репутации Губернатора Кемеровской области Амана Гумировича Тулеева.

            Как следует из вышеизложенного, заголовок рецензируемой статьи можно растолковать следующим образом: в Кузбассе идет распродажа власти в частные руки, царит беззаконие, такое, какое было в годы сталинского правления. А Тулеев выступает эдаким монстром, встающим на защиту этого беззакония, из чего следует, что денег из центра в Кемеровскую область высылать не следует. Словом можно убить, и надо быть очень сильным человеком, чтобы парировать, отстаивать свою честь, человеческое достоинство и деловую репутацию. Действительно, эту статью по заголовку можно расценивать как заказное виртуальное убийство, убийство словом.

 

            Данные экспертизы отражают картину мира России начала ХХ1 века, языковую игру, используемую журналистами с целью унижения чести, достоинства и деловой репутации представителей властных структур. Журналистами совершенно не используются лингвистические приемы ухода от правового риска. Достаточно экспрессивными были и лингвистические экспертизы, что приводило к судебным прениям, в которых естественным образом выигрывал лингвист, владеющий новыми методами исследования языка, вникающий в языковую игру, ориентированную на ассоциативную связанность в обыденном сознании вторичных текстов современной реальности с исходными прецедентными текстами советских времен. Такого рода ассоциативно-деривационная связанность прецедентных и модифицированных текстов, как правило, содержала негативную оценку работы чиновников, не всегда подтвержденную фактами и унижающую их честь, достоинство и деловую репутацию.

 ПЕРЕЙТИ К ОБСУЖДЕНИЮ ДОКЛАДА

 

 

 

 

 

 

 

Категория: Доклад с обсуждением на сайте | Добавил: Brinev (21.12.2012)
Просмотров: 899 | Рейтинг: 5.0/1