Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Суббота, 24.06.2017, 16:46
Главная » Статьи » Конференция 2012 » Доклад с обсуждением на сайте

Карагодин А.А. Проблема лингвоэкспертной квалификации оценочных высказываний
А. А. Карагодин
аспирант кафедры общего
и русского языкознания АлтГПА

ЛИНГВОЭКСПЕРТНАЯ КВАЛИФИКАЦИЯ ОЦЕНОЧНЫХ ВЫСКАЗЫВАНИЙ

В статье рассматриваются ключевые вопросы квалификации оценочных высказываний в ходе экспертного исследования.

1. Субъективное – объективное в оценочном высказывании.

На первый взгляд может показаться, что квалификация оценочного высказывания не вызывает серьезных трудностей. В пособии по судебной лингвистической экспертизе сказано, что «выражение оценки распознается в тексте по наличию определенных оценочных слов и конструкций, в том числе эмоционально-экспрессивных, в значении которых можно выделить элементы «хороший / плохой» или их конкретные разновидности (добрый, злой и др.)» [Памятка …, 2004, с. 30]. Однако на практике эксперт все же испытывает определенные трудности.

Приведем пример. Каким образом квалифицировать высказывание «Писатель Иванов ютится с женой и ребёнком в одной комнате»? Как утверждение о факте или оценочное суждение? Высказывание имеет утвердительную форму. Однако в нем присутствует слово с оценочным значением («ютиться»). Ютиться – «иметь пристанище, приют (преимущественно в тесном, небольшом помещении, в неудобных условиях)» [Словарь русского языка, 1999]. В значении слова содержится компонент «это тесно, неудобно», который накладывается на денотативное содержание высказывания. В высказывании эксплицируется событийная пропозиция «писатель с женой и ребенком живет в одной комнате», которая может быть истинной или ложной. Ложным может быть то, 1) что именно писатель Иванов (а не писатель Петров или Сидоров) живет с женой и ребенком в одной комнате, 2) что он живет в одной комнате именно с женой и ребенком (в действительности может быть так, что он вовсе не женат и не имеет детей, и проживает один), 3) что именно в одной комнате писатель Иванов ютится с женой и ребенком (в действительности может быть так, что писатель Иванов с женой и ребенком проживает в собственной двухкомнатной квартире). Как видим, невозможно однозначно определить, является ли данное высказывание утверждением о факте или оценочным суждением. И проблема здесь не только в том, что на практике трудно применять квалификативный подход.

В современных лингвистических работах, на которых основывается экспертная практика по делам о защите чести, оценка рассматривается как субъективно-объективное явление. Субъективный аспект оценки предполагает положительное или отрицательное отношение субъекта оценки к ее объекту, в то время как объективный аспект ориентируется на собственные свойства предметов или явлений, на основе которых выносится оценка [Вольф, 1985, с. 22-23]. В ситуации оценивания всегда подразумеваются некоторые свойства оцениваемого объекта, даже если в высказывании выражается только отношение говорящего к нему («Мне нравится такая погода»). Оцениваемые свойства объекта могут быть представлены в значении слова дескриптивным компонентом. Это касается частнооценочных слов, которые в своем значении совмещают дескриптивный и собственно оценочный компоненты. «Так, например, «внимательный» в «Он внимательный читатель» означает «проникнутый вниманием, сосредоточенный» …, это дескриптивный компонент значения. Эти качества в «картине мира» оцениваются как «хорошие», и, следовательно, высказывание содержит и оценочный компонент «и это хорошо» [Вольф, 1985, с. 30]. Выражаемый оценочным компонентом значения признак возникает в результате «мысленного соотнесения воспринятого органами чувств признака с имеющимся в сознании «эталоном», «точкой отсчета», «нормой» [Шрамм, 1979, с. 18].

То, что оценочные высказывания являются субъективно-объективными суждениями, не является их отличительным признаком. Утверждения о факте также являются субъективно-объективными образованиями. То, что утверждается в таких высказываниях и соответствует либо не соответствует действительности – объективно. Решение говорящего сообщить имеющуюся в его сознании информацию как факт, а не мнение или предположение и тем самым использовать для этой цели соответствующую формально-грамматическую структуру высказывания – субъективно. С правовой точки зрения такая субъективность подпадает под действие статьи 152 ГК РФ. Говорящий, решив распространить имеющуюся у него информацию в утвердительной форме, берет на себя ответственность за ее истинность. В свою очередь оценки объективны, потому что «способны определять наше поведение, если мы принимаем, что убивать нехорошо, то это обусловливает наше поведение» [Бринев, 2009, с. 51].

Анализ экспертных заключений по делам о защите чести, в которых эксперт руководствовался принципами квалификативного подхода, показал следующее. Если спорное высказывание квалифицируется как оценочное суждение, то содержащаяся в нем информация признается субъективной. Ей отказывается в праве на соответствие действительности. Эта мысль уже высказывалась в научных работах, посвященных изучению проблемы разграничения утверждений о факте и оценочных суждений: «…включение … субъективной модальности … не способно перечеркнуть базовую фактуальную природу приведенного сообщения» [Иваненко, 2010, с. 216]. При квалификативном подходе игнорируется информация, обладающая свойством истинности. В оценочных высказываниях она присутствует и выражается с различной степенью полноты, от которой зависит возможность её экспликации в ходе экспертного исследования. В дальнейшем на примере экспертного заключения мы покажем ограниченность квалификативного подхода.

2. Проблема истинности оценочных высказываний.

Считается, что оценочные высказывания не могут быть истинными или ложными. «Утверждения о хорошем и плохом, достойном и недостойном не являются истинными или ложными» [Ивин, 2006, с. 4]. Как определить, соответствует ли действительности высказывание «Хорошо, что сейчас зима»? Кто-то согласится с тем, что зима – это действительно хорошо, однако обязательно найдется тот, кто скажет обратное: «Плохо, что сейчас зима». Можно согласиться с первой оценкой, можно – со второй. Однако можно согласиться с обеими оценками сразу: в зиме, как и в любом другом явлении, есть всегда что-то положительное (в это время года отмечают наступление нового года) и что-то отрицательное (зимой люди часто болеют простудными заболеваниями). Установить, хорошо или плохо то, что сейчас зима, невозможно. Как известно, если некоторое высказывание истинно, то одновременно оно не может быть ложным. Оценочное высказывание не подчиняется данному закону, поэтому оно не может быть истинным или ложным. Такая точка зрения на проблему истинности оценочных высказываний существует в логике.

Лингвисты Е. М. Вольф, Н. Д. Арутюнова придерживаются иных взглядов. «Присутствие в оценке дескриптивного фактора, отражающего объективные свойства предметов и событий, заставило предположить, что утверждение о том, что оценки не являются ни истинными, ни ложными, нуждается в пересмотре» [Вольф, 1985, с. 35]. Оценочные высказывания могут быть истинными или ложными, однако способностью быть истинным или ложным обладают разные типы оценочных суждений в различной степени: «истинность оценочных суждений не является дискретной (да / нет)» [Вольф, 1985, с. 35]. Чем выше субъективность в оценке, тем труднее судить о её истинности [там же]. Оценочные высказывания о функциях вещей (Нож хороший), согласно данной концепции, могут быть истинными или ложными. Высказывания, выражающие субъективное мнение говорящего («Это яблоко вкусное», что означает «Это яблоко кажется мне вкусным»), не являются ни истинными, ни ложными.

На наш взгляд, исследователи, считающие, что оценочные высказывания могут быть истинными или ложными, смешивают два близких друг другу явления: истинность высказывания и информативность высказывания[1]. Оценочные высказывания информативны, но не обладают способностью быть истинными или ложными. Истинность – свойство высказываний, которые описывают действительный мир. Оценочные высказывания конструируют возможный мир, и поэтому они не истинны и не ложны.

Указанное представление об истинности оценочных высказываний нашло отражение в работах по юрислингвистике. Так, М. С. Голокова, В. И. Коньков отмечают, что «оценочное высказывание в форме утверждения … может как соответствовать, так и не соответствовать действительности» [Голокова, Коньков, 2011, с. 220]. В высказывании «В этой трудной ситуации Петров вел себя очень хорошо (плохо)» дается оценка поведению Петрова. «Если эта оценка мотивирована реальными поступками Петрова, то высказывание соответствует действительности. Если оценка не может быть подкреплена соответствующими фактами, то высказывание не соответствует действительности» [там же]. Как видим, оценочным высказываниям, как и дескриптивным, приписывается свойство быть истинными или ложными. Данные исследователи говорят о принципиальном отличии оценочных суждений от мнений. Мнение «обусловлено субъективными факторами», а оценка обусловлена реальными свойствами оцениваемого объекта [Голокова, Коньков, 2011, с. 219].

На основе данного представления М. С. Голокова, В. И. Коньков делают вывод о том, что суд должен обязать ответчика, распространившего оценочные суждения в утвердительной форме, мотивировать свою оценку фактами. От такой необходимости ответчик освобождается в том случае, если он распространил сведения в форме мнения.

Вопрос о том, каким образом суд должен относиться к оценочным высказываниям в форме утверждения, на наш взгляд, чисто юридический. М. С. Голокова, В. И. Коньков в сущности предлагают юридическое решение. С их точки зрения, суд должен обязывать ответчика мотивировать фактами собственные оценки, потому что в лингвистике считается, что оценочные суждения всегда основываются на фактах, подкреплены фактами. Однако в праве принято разграничивать утверждения о факте и оценочные суждения не потому, что в лингвистике дескриптивные высказывания противопоставляются оценочным. Юридическое решение обусловлено иными факторами[2]. В юридической литературе неоднократно поднимался вопрос о том, каким образом суд должен оценивать высказывания, по форме являющиеся оценочными суждениями, мнениями, предположениями, но содержащие дескриптивную информацию. «Если мнение содержит в себе сообщение о порочащих фактах или позволяет сделать вывод об их наличии, то потерпевший вправе требовать опровержения сведений, возмещения убытков и компенсации морального вреда» [Эрделевский, 1998]. То, что предлагается А. Эрделевским, направлено на оптимизацию судебных решений, на максимальный учет интересов участников судебного процесса.

3. Информативность оценочных высказываний.

В большинстве случаев информативность оценочного высказывания объясняется тем, что в его лексико-синтаксической структуре содержится дескриптивный компонент («Хорошо, что лидером партии стал питерец»), который выражается событийной пропозицией («Лидером партии стал житель Санкт-Петербурга»). Несмотря на то что дескриптивная информация подается как объект оценки, она не утрачивает свойства быть истинной или ложной. В ходе экспертного исследования она должна быть эксплицирована.

Однако оценочные высказывания вида «Этот автомобиль – отличная машина», «Петров – плохой человек», в которых отсутствует эксплицитный дескриптивный компонент значения, также информативны. Данные высказывания не только выражают положительное или отрицательное отношение говорящего, но и информируют слушающего о некоторых свойствах оцениваемых объектов. Р. М. Хэар объясняет это так: «Если я адресую фразу «M – хороший автомобиль» человеку, который не видел и ничего не знает о М, но которому известно, какие автомобили обычно считаются хорошими (каков принятый стандарт хороших автомобилей), то несомненно, что этот человек получит из моей реплики информацию о некоторых свойствах М» [Хэар, 1985, с. 184]. Другими словами, высказывание «M – хороший автомобиль» будет информативным для слушающего в том случае, если ему известен стандарт хороших автомобилей. В конкретной ситуации общения дескриптивная информация о М может быть эксплицирована. В ситуации, которую описывает Р. М. Хэар, она может быть эксплицирована так: «М относится к классу автомобилей, которые развивают скорость больше 30 миль в час, потребляют небольшое количество горючего, не имеют следов ржавчины на кузове» [Хэар, 1985]. Эксплицированная информация о M обладает свойством истинности. Ложной она будет в том случае, если автомобиль не обладает указанными характеристиками.

Дескриптивная информация о М в рассматриваемом высказывании является имплицитной, а также индивидуальной: признаки хороших автомобилей определяются вкусами и предпочтениями собеседников. Если контекст или ситуация общения дают возможность эксплицировать информацию о М, то такая информация в любом случае не будет полной. Она может быть вербализована лишь в нескольких вариантах. А. Н. Баранов указывает на то, что индивидуальная и с трудом вербализуемая информация «не может рассматриваться в экспертизах по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации» [Баранов, 2009, с. 41].

Эксплицитной информацией в высказывании «M – хороший автомобиль» является положительная оценка, указывающая на то, что, с точки зрения говорящего, автомобиль М относится к классу хороших автомобилей. Данная информация не обладает свойством истинности.

Стандарт хороших автомобилей («хороший автомобиль должен развивать скорость больше 30 миль в час, расходовать небольшое количество горючего, не иметь следов ржавчины на кузове»), с которым сопоставляется автомобиль М, присутствует в высказывании имплицитно. Он представляет собой решение считать автомобили, которые развивают скорость больше 30 миль в час, потребляют небольшое количество горючего, не имеют на кузове следов ржавчины, хорошими автомобилями. Слушающий вычленяет для себя информацию из высказывания «M – хороший автомобиль» только потому, что он знает и разделяет существующее решение считать автомобили, обладающие названными характеристиками, хорошими автомобилями. Стандарт не является чем-то вроде закона природы, он либо принимается, либо не принимается участниками ситуации. Он может быть отменен, изменен и, поскольку представляет собой решение, не обладает свойством истинности.

Информативная функция у оценочного высказывания может быть не основной. Чтобы в этом убедиться, несколько трансформируем описанную ранее ситуацию. Высказывание «M – хороший автомобиль» говорящий адресует слушающему, который видел М и знает его характеристики, однако слушающий плохо разбирается в различных видах транспорта и не знает, какие автомобили обычно считаются хорошими. Говорящий сообщает слушающему то, что М принадлежит к классу автомобилей, которые принято считать хорошими автомобилями. Он не столько информирует слушающего, сколько хвалит автомобиль М, рекомендует его в качестве хорошего вида транспорта.

В коммуникативном фокусе высказывания «M – хороший автомобиль» оказывается не объект оценки (автомобиль), а субъект (говорящий). В зависимости от уверенности говорящего в правоте своей оценки, высказывание может быть построено в утвердительной форме или же в форме мнения, предположения: «Должно быть, / По-моему, / Я считаю, что М – хороший автомобиль».

Таким образом, оценочное высказывание информативно, поскольку в нем эксплицитно или имплицитно выражается дескриптивная информация. Присутствие дескриптивной информации не наделяет оценочное высказывание свойством быть истинным или ложным.

Анализ оценочных высказываний в ходе экспертного исследования.

Приведем пример квалификации спорного высказывания из экспертного заключения, размещенного на сайте Ассоциации лингвистов-экспертов «Аргумент»[3]. Исследуя спорное высказывание «Неудивительно, что в тех регионах, где действует «hot-choice», абоненты сделали свой выбор – многие из них подключились на постоянной основе к МТТ, услуги которого оказались заметно дешевле», эксперты пришли к выводу: «Фрагмент … выражает оценку ситуации как завершившейся, этому способствует семантика слов неудивительно и выбор, а также грамматические характеристики глагола сделали (совершенный вид, прошедшее время)». Как видим, эксперты квалифицировали спорное высказывание как оценочное. Вывод экспертов основывается на том, что в данном фрагменте содержится оценочное слово «неудивительно», а также слово с оценочным компонентом в структуре значения «выбор».

Как уже было сказано, при квалификативном подходе для установления того, что в спорном высказывании выражается оценка, эксперту необходимо обнаружить в нем слова или выражения с оценочной семантикой, а также слова, в значении которых присутствует оценочный компонент. Практика показывает, что эксперт при таком подходе ограничивается констатацией наличия в высказывании соответствующих слов и выражений и переходит к квалификации данного высказывания как оценочного. Это можно видеть на примере данного экспертного заключения. Однако в высказываниях с оценочными словами и оценочными конструкциями не только выражается оценка, но и сообщаются сведения фактического характера, которые в «оценочном контексте» не утрачивают свойства быть истинными или ложными.

Проанализируем высказывание «Неудивительно, что в тех регионах, где действует «hot-choice», абоненты сделали свой выбор – многие из них подключились на постоянной основе к МТТ, услуги которого оказались заметно дешевле». Последовательная экспликация событийных и логических пропозиций в данном высказывании позволит вычленить в нем информацию, которая может быть истинной или ложной, и информацию, которая не имеет данного свойства.

Мы придерживаемся следующего разграничения сообщаемой в спорном высказывании информации. С одной стороны, в высказывании может содержаться информация о событиях действительности – дескриптивная информация. Такая информация может быть либо истинной, либо ложной. Только истинная либо ложная информация может быть проверена на соответствие действительности. Однако наличие у той или иной информации о мире значений «истинно» или «ложно» еще не означает, что существует эффективный способ проверки этой информации на предмет соответствия действительности. Поиск способов верификации спорной информации не входит в компетенцию лингвиста-эксперта. Сообщая дескриптивную информацию в утвердительной форме, говорящий берет на себя ответственность за ее истинность. Если говорящий включает в высказывания, содержащие истинную либо ложную информацию, оценочные слова и выражения, показатели мнения, предположения, он снимает с себя ответственность за истинность сообщаемой информации. Следовательно, такую информацию не следует проверять на соответствие действительности. С другой стороны, в высказывании может содержаться информация, не обладающая свойством истинности. Это информация об отношении говорящего к другим людям и событиям действительности, информация о морально-этических нормах, информация, направленная на изменение положения дел в мире (выражена в директивных высказываниях).

Первая событийная пропозиция может быть эксплицирована следующим образом: «в некоторых регионах действует «hot-choice». Информация, выражаемая данной пропозицией, может быть истинной или ложной. Ложной она будет в том случае, если ни в одном регионе (по-видимому, Российской Федерации) не действует принцип «hot-choice». Вторая событийная пропозиция эксплицируется так: «абоненты в регионах, где действует «hot-choice», сделали свой выбор / отдали предпочтение чему-либо». Информация, выражаемая данной пропозицией, может быть истинной или ложной. Ложной она будет в том случае, если у абонентов соответствующих регионов не было права выбора и ни один из них не сделал выбора. Третья событийная пропозиция эксплицируется следующим образом: «некоторая часть абонентов, которые сделали свой выбор, подключились на постоянной основе к оператору МТТ». Может быть истинной или ложной. Ложной она будет в том случае, если ни один абонент соответствующих регионов не подключился на постоянной основе к оператору МТТ. Точное количество абонентов, сделавших выбор, в высказывании не указывается, однако за счет логической пропозиции количественной характеризации («многие из них») становится понятно, что они составляют неопределенно большое число, которое при этом меньше числа всех абонентов и не равно минимально возможному числу (одному абоненту). Данная логическая пропозиция не может быть истинной или ложной, поскольку является неопределенной.

В части спорного высказывания «услуги которого оказались заметно дешевле» эксплицируется логическая пропозиция сравнительной характеризации: «услуги МТТ стоят меньше / цена на услуги МТТ ниже, чем услуги других операторов / услуги какого-то одного конкретного оператора». Из высказывания невозможно установить, с чем именно сравнивается МТТ: с одним конкретным оператором (при этом существование других операторов не исключается) либо со всеми существующими операторами. Данная логическая пропозиция может быть истинной или ложной. Ложной она будет в том случае, если цена услуг МТТ будет выше цены одного конкретного оператора либо цен всех существующих операторов.

Итак, в рассматриваемом высказывании содержится информация, которая обладает свойством истинности:

1) в некоторых регионах действует «hot-choice»;

2) абоненты в регионах, где действует «hot-choice», сделали свой выбор / отдали предпочтение чему-либо;

3) некоторая часть абонентов, которые сделали свой выбор, подключилась на постоянной основе к оператору МТТ;

4) услуги МТТ стоят меньше / цена на услуги МТТ ниже, чем услуги других операторов / услуги какого-то одного конкретного оператора.

В части спорного высказывания «Неудивительно, что …» эксплицируется логическая пропозиция характеризации, которая может быть сформулирована так: «то, что значительная часть абонентов подключилась на постоянной основе к МТТ, неудивительно / не вызывает у говорящего удивления. Это так и должно быть». Данной пропозицией выражается оценочная информация. С точки зрения говорящего, сложившаяся ситуация соответствует норме. Если бы ситуация не соответствовала норме, она вызвала бы у говорящего удивление. Оценочная информация выражена синтаксической структурой, которая в логике называется модальностью de dicto (Неудивительно, что P). Оценка в форме de dicto относится к событию, факту в целом, а не к какому-то одному участнику события или факта [Вольф, 1985, с. 14]. В рассматриваемом высказывании оценочная информация относится к 3-ей событийной пропозиции. В высказывании с оценкой в форме de dicto дескриптивная информация, «окружённая» модальной рамкой, не утрачивает свойства быть истинной или ложной. Информация о том, что некоторая часть абонентов подключилась на постоянной основе к оператору МТТ, соответствует либо не соответствует действительности. Однако говорящий, включив в высказывание оценочный предикат «неудивительно», снимает с себя ответственность за её истинность. В ходе судебного разбирательства данная информация не подлежит верификации. Говорящий берет на себя ответственность за истинность информации, выраженной 1, 2 и 3-ей пропозициями.

Таким образом, пропозициональный анализ спорного высказывания показал, что, несмотря на присутствие оценочного предиката, в нем содержится информация, обладающая свойством истинности. Та информация, за истинность которой говорящий берет на себя ответственность, подлежит верификации.

Итак, оценочные высказывания информативны, но не могут быть истинными или ложными. В оценочных высказываниях эксплицитно или имплицитно присутствует истинная либо ложная информация об оцениваемом объекте, которая не всегда учитывается в экспертных исследованиях. С точки зрения распространенного в экспертной практике квалификативного подхода как оценочные суждения рассматриваются высказывания, в которых присутствуют оценочные конструкции. Вся информация, содержащаяся в таких высказываниях, признается субъективной. Наиболее приемлем в экспертном исследовании, с нашей точки зрения, пропозициональный анализ спорного высказывания. Экспликация событийных и логических пропозиций позволит вычленить в высказывании информацию, которая может быть истинной или ложной, и информацию, которая не имеет данного свойства.

Список литературы.

1. Баранов, А. Н. Лингвистическая экспертиза текста: теория и практика: учебн. пособие / А. Н. Баранов. – 2-е изд. – М. : Флинта: Наука, 2009. - 259 с.

2. Бринев, К. И. Методологические проблемы лингвистической экспертизы: определение сущности экстремизма / определение понятия «социальная группа» [Электронный ресурс] / К. И. Бринев // Библиотека сайта «Сибирская ассоциация лингвистов-экспертов». Режим доступа: http://siberia-expert.com/publ/3-1-0-96

3. Бринев, К.И. Теоретическая лингвистика и судебная лингвистическая экспертиза: Монография / Под ред. Н.Д. Голева. - Барнаул : АлтГПА, 2009. – 252 с.

4. Вольф, Е. М. Функциональная семантика оценки. – Изд. 2-е, доп. – М. : Едиториал УРСС, 2002. – 280 с.

5. Голокова, М. С., Коньков, В. И. Конфликтный текст в аспекте категории оценки // Юрислингвистика-11: Право как дискурс, текст и слово: межвуз. сб. науч. трудов / под ред. Н. Д. Голева и К. И. Бринева. – Кемерово : Кемеровский гос. ун-т, 2011. – 600 с.

6. Ивин, А.А. Аксиология. Научное издание / А.А. Ивин. — М. : Высш. шк., 2006. – 390 с.

7. Памятка по вопросам назначения судебной лингвистической экспертизы: для судей, следователей, дознавателей, прокуроров, экспертов, адвокатов и юрисконсультов / под ред. проф. М.В. Горбаневского. – М. : Медея, 2004. – 104 с.

8. Словарь русского языка: В 4-х т. / РАН, Ин-т лингвистич. исследований / под ред. А. П. Евгеньевой. – 4-е изд., стер. – М. : Рус. яз.; Полиграфресурсы, 1999.

9. Хэар, Р.М. Дескрипция и оценка // Новое в зарубежной лингвистике: Вып. 16. Лингвистическая прагматика / под общей ред. Е. В. Падучевой. – М. : Прогресс, 1985. – 500 с.

10. Шрамм, А. Н. Очерки по семантике качественных прилагательных (на материале современного русского языка). – Ленинград : Изд-во Ленинградского университета, 1979. – 134 с.

11. Эрделевский, А. Диффамация // Законность, 1998.



[1] Об информативности оценочных высказываний см. далее.

[2] Подробнее об этом см. в [Бринев, http://siberia-expert.com/publ/3-1-0-96].

[3]             Адрес сайта в Интернете: http://www.argument01.ru/. Раздел «Примеры экспертиз», экспертиза «Сведения порочащего характера: специальные средства речевого воздействия».

Категория: Доклад с обсуждением на сайте | Добавил: KAA (30.11.2012) | Автор: Карагодин Александр Александрович
Просмотров: 1248 | Теги: лингвистическая экспертиза, утверждение о факте, лингвоэкспертная квалификация спорн, защита чести достоинства и деловой, оценочное суждение | Рейтинг: 0.0/0