Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Вторник, 27.06.2017, 13:18
Главная » Статьи » Конференция 2012 » Доклад с обсуждением на сайте

Капшутарь Е.С. Особенности типологии англоязычных терминов уголовного права
Многие терминологи отмечают в своих исседованиях, что специфичность изучаемой области определяет и терминологические изыскания. Что касается терминологии уголовного права, частной области обширной терминологии юриспруденции, к её специфическим чертам можно отнести, в первую очередь, ярко выраженную зависимость от описываемой правовой системы (в конкретном случае – англо-саксонской в Великобритании и США). Многие исследователи отмечают, что изучение терминов разных правовых систем подразумевает сравнение не столько и не только терминов самих по себе (и даже не сравнение терминосистем), сколько сравнение и сопоставление правовых систем. Так, обратившись к английским и американским юридическим словарям (в частности Oxford Law Dictionary и Barron’s Law Dictionary), исследователь легко заметит существенные различия даже в самых ключевых, базовых понятиях, как-то, например, преступление. В данном случае терминолог сталкивается с тем, что существует английский термин crime и более часто используемый сейчас термин offence, разные классификации, в частности, по степени тяжести – misdemeanors, crimes, felonies, существовавшее до 2005 года разделение на arrestable и non-arrestable crimes и т.д. Различия систем подчас ставят исследователя в тупик, особенно когда речь заходит о типологических особенностях российской и американской правовых систем и при сравнении терминов в английской и американской терминологиях.
Важнейшей чертой, присущей терминологиям, является принцип genus proximus et differentia specifica (общее родовое и различные видовые понятия). Так, если мы обратимся к терминологии Международного Уголовного Суда (МУС), то обнаружим ряд принципиальных понятий, лежащих в основе всей терминологический системы (или, что корректнее для данной терминологии, ввиду немногочисленности её терминов, терминообласти, как определил её Гринёв-Гриневич С.В.). Именно эти понятия являются родовыми по своей природе: crime (преступление) – и далее выделяются три типа преступлений, попадающих под юрисдикцию МУС – genocide (геноцид) – conduct aimed at the destruction of a national, ethnic, racial, or religious group; crimes against humanity (преступления против человечности) – an inhumane act (as enslavement) committed against civilians before or during a war for which criminal liability is imposed by a domestic or international tribunal; и war crime (военное преступление) – any violation of the laws or customs of war amounting to a criminal act. Понятие jurisdiction (юрисдикция, подведомственность) также основана на ряде принципов: the international principle (международном принципе); the nationality principle (национальном принципе); the protective principle (принципе защиты); the passive personality principle (вариант перевода: подпринцип национальности) и the universality principle (принципе универсальности).
Еще одним принципиальным моментом описания данной терминосистемы является ряд морфологических моделей для образования терминов. Так, в терминологии уголовного права чаще всего встречаются следующие модели:

adjective+noun (open court, precarious possessions, involuntary manslaughter) (прилагательное+существительное);
noun1+preposition+noun2 (Master of the Rolls, marshalling of securities, power of attorney) (существительное+предлог+существительное в косвенном падеже);
noun+to+infinitive (right to redeem, ability to stand (trial), failure to maintain) (существительное+инфинитив с to ).

Если обратиться к другой морфологической особенности данной терминологии, то можно обнаружить следующее: существуют ряд наиболее распространённых суффиксов, присущих определённым частям речи:

Существительные:
-(a)tion/-ion – codification, criminalization, coercion, prosecution
-ment – punishment, agreement, judgement
-ence – negligence, sentence, evidence
-y – custody, liberty, robbery, battery, burglary, felony
-e – offence, homicide, damage, case

Прилагательные:
-al – penal, criminal, carnal
-or – major, minor.
-y – petty, glossy, risky.

Также следует заметить, что большинство терминов юридической терминологии (81%, по данным исследований Анисимовой А.Г) составляют существительные. В меньшей степени представлены прилагательные и наречия, а также некоторое количество глаголов. Для последних наиболее типичны две модели образования глагольных конструкций: просто глагол (to judge, to punish) или глагол+существительное (to give amnesty, to call a court).
Говоря о системных свойствах терминологии, стоит отметить еще и тот факт, что отношения между членами этой системы, т.е. терминами, должны быть антонимическими. В терминологии уголовного права это представлено большим количеством примеров: crime and punishment, plaintiff and defendant, amnesty and extended sentence и т.д.
Однако зачастую термины образуют и синонимические пары или даже группы. Так, в Barron’s Law Dictionary, который описывает американскую правовую систему, можно найти следующие группы и пары:
-crime, criminal act, penal act, offence (преступление)
-punishment, penalty, sentence, measure (наказание)
-defendant, charged, accused, offender (обвиняемый, подозреваемый, подсудимый).
Данный факт может быть объяснен с точки зрения истории формирования британской и американской терминологий, которые создавались на основе ряда источников: термины римского права, термины прецедентного права и слова общего языка. Этимологический анализ терминов показывает, что большинство терминов юриспруденции в целом и термины уголовного права в частности были заимствованы частично или полностью из латинского языка или же через французский язык в период Возрождения.
Следует сказать несколько слов и об этимологии этих терминов. Большинство терминов уголовного права были заимствованы в 12-16 веках. Однако есть ряд понятий, появившихся еще раньше: theft (от западно-саксокского þiefð). Термины robbery и damage появились уже в 13 веке (от старофранцузского roberie и damage соответственно), к 14 веку относятся larceny и fraud, к 16 – burglary (от латинского burgus – крепость, дворец). Интересна этимология термина blackmail, также появившегося в употреблении в 16 веке: он произошел от древнеанглийского mæðel – собрание, совет и не связан со словом mail. Согласно этимологическому словарю английского языка, изначальное male, позже ставшее mail, произошло "from the practice of freebooting clan chieftains who ran protection rackets against Scottish farmers” (Etymological Language of Latin and the other Italic Languages. London, 2008).
Новые термины продолжают появляться и по сей день, поскольку появляются и новые виды преступлений (например, интернет-преступления).
В качестве своеобразного вывода хотелось бы отметить, что имеющая длинную историю терминология уголовного права продолжает приобретать специфические черты и сегодня – это относится как к уже упомянутому появлению новых преступлений и их обозначений, так и к лексическо-фразеологическим особенностям. Таким образом, изучение журналистских прецедентов, связанных с конкретными уголовными делами является достаточно интересным и перспективным полем для дальнейших исследований на стыке языка и права.

Категория: Доклад с обсуждением на сайте | Добавил: Ратушпак (01.12.2012) | Автор: Капшутарь Елена Сергеевна
Просмотров: 842 | Теги: термин, уголовное право, терминоведение, англо-саксонское право, типология | Рейтинг: 4.0/3