Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Пятница, 23.06.2017, 13:26
Главная » Статьи » Конференция 2012 » Доклад с обсуждением на сайте

Попова Л.В. «УКАЗ» КАК НОМИНАЦИЯ НОРМАТИВНОГО АКТА В «УЛОЖЕНИИ» 1649 ГОДА

Л.В. Попова[1]

«УКАЗ» КАК НОМИНАЦИЯ НОРМАТИВНОГО АКТА В «УЛОЖЕНИИ» 1649 ГОДА

 

Аннотация:

На материале текста «Уложения» 1649 года рассматривается функционирование юридического термина «указ», номинирующего вид нормативного акта. Анализируются типы номинативных моделей. Выявляются характерные черты профессионального языкового правосознания XVII века.

Ключевые слова: нормативный акт, указ, юридический термин, номинация, профессиональное языковое правосознание, лингвоправовое пространство.

 

L.V. Popova

«Ukase» as the nomination of normative act in the Russian Law Code of 1649 year

 

Annotation:

The material of the present research is the Russian Law Code of 1649 year. There is functioning of law term «ukase» are considered in this article. «Ukase» is the nomination of the form of normative act. Types of nominative models are analyzed. Peculiarities of professional language law thinking of the XVII-th century are discovered.

Key words: normative act, ukase, law term, nomination, professional language law thinking, language-law space.

 

Применение ономасиологического подхода к толкованию текста «Уложения» 1649 года показало, что доминирующей прямой номинацией нормативного акта в нем выступает юридический термин «указ». При рассмотрении функционирования термина «указ» с помощью контекстуального и дистрибутивного анализа было установлено, что этот термин выступает как самостоятельная однокомпонентная (простая) номинативная единица и как часть многокомпонентных (сложных, аналитических) номинативных единиц.

Функциональная активность простой номинативной единицы является невысокой. В отмеченных нами случаях лексема «указ» использована в форме дательного падежа с предлогом «по» и родительного падежа с предлогом «сверх» при глаголах преимущественно в неопределенной форме. Посредством этой номинации описываются юридические действия, основой для которых служит та или иная юридическая норма, воплощенная в виде указа, например «пошлины имати по указу» и другие выражения, приведенные в отрывках ниже: «А которые грамоты и наказы въ городы посланы будутъ по челобитью Крайчего, и Постельничего, и Стряпчего съ ключемъ: и съ тѢхъ грамотъ печатные пошлины имати по указу»; «А кому даны будутъ правые грамоты, всякимъ людемъ, о вотчинахъ и о всякихъ дѢлѢхъ, и изъ Холопья приказу въ холопствахъ, а написано будетъ въ грамотѢ все судное дѢло подлинно: и тѢ грамоты печатати Государевою печатью, а печатные пошлины имати по указу» [Уложенiе, с. 107]; «… на немъ съ того иску со ста рублевъ пошлинъ по Государеву указу имати не велѢно: и тѢ пошлины по указу взяти на томъ стрѢльцѢ…» [Уложенiе, с. 33];  «А будетъ такой непослушникъ учинитъ также и въ третьiе у пристава ухоронится, или учинится приставу силенъ, а послѢ того онъ сыщется: и на немъ истцовъ искъ и проѢсть и волокита по указу…» [Уложенiе, с. 37]; «А будетъ которой недѢльщикъ норовя кому по посуломъ, или по дружбѢ, истцовъ съ отвѢтчики къ суду вскорѢ ставити не учнетъ, или сверхъ указу возметъ лишнее хоженое…» [Уложенiе, с. 38].

Более многочисленны и разнообразны сложные номинативные единицы, которые мы разделили на две группы. В обеих группах присутствует лексема «указ» как базовая номинация и уточняющие ее лексемы / группы лексем. Уточняющие компоненты выполняют атрибутивную функцию по отношению к базовому компоненту «указ», различаясь по признаку согласованности / несогласованности. Таким образом, ядерная атрибутивная модель аналитических номинаций может быть обозначена схемой «УКАЗ какой?», имеющей два структурных варианта: 1) «УКАЗ чей? / кого?» (несогласованное определение); 2) «чей УКАЗ?» (согласованное определение). Рассмотрим их подробнее.

Первую группу представляют устойчивые словосочетания, которые построены на основе синтаксической связи «управление». Главным компонентом является «указ», а управляемая часть выражена именем существительным или именным сочетанием в форме родительного падежа единственного или множественного числа («государей», «Великаго Государя Царя», «Великаго Государя, Царя и Великаго Князя всея Руссiи», «Великихъ Государей, Царей и Великихъ Князей Россiйскихъ») и выступает в роли несогласованного определения. Управляемые существительные «государь», «царь», «князь» (также в сочетании с оценочным прилагательным «великий»), дополняя и уточняя главный компонент, обозначают принадлежность указов верховным правителям, тем самым придавая юридический и политический статус обозначаемому нормативному акту: «указы Государей», «указъ Великаго Государя Царя», «указы Великаго Государя, Царя и Великаго Князя всея Руссiи», «Указы Великихъ Государей, Царей и Великихъ Князей Россiйскихъ». Включение в номинацию антропонимов конкретизирует субъекта правотворчества: «… и изъ указовъ, блаженныя памяти, Великаго Государя, Царя и Великаго Князя Михаила §еодоровича всея Руссiи, и изъ Боярскихъ приговоровъ, и которыхъ статей въ прежнихъ Судебникахъ, и во указѢхъ прежнихъ Государей, и въ Боярскихъ приговорѢхъ не написано, и тѢ статьи написавъ вновь, къ Государю приносили» [Уложенiе, с. 2].

Вторая группа представлена регулярными словосочетаниями, построенными на основе синтаксической связи «согласование». Главным компонентом является «указ», а зависимая часть выражена именем прилагательным («государев», «царев», «государский») и выступает в роли согласованного определения. Среди прилагательных, стабильно сочетающихся с лексемой «указ», присутствуют притяжательные «государев», «царев» и относительное «государский».

Наиболее частотно словосочетание «Государевъ указъ» (порядка 40 употреблений в тексте документа), представляющее собой устойчивую формулу, в которой прилагательное графически выделяется заглавной буквой, имеющей, по нашему мнению, семиотическую значимость: так обозначается особый статус нормативного акта, выражающего волю верховного правителя. Приведем примеры: «… чтобы тѢ всѢ великiя дѢла, по нынѢшнему Его Государеву указу и Соборному Уложенью, впредь были ни чѢмъ нерушимы» [Уложенiе, с. 2]; «… тѢмъ же судомъ судити и росправа дѢлати по Государеву указу вправду…» [Уложенiе, с. 17]; «… да его же посадити въ тюрьму до Государева указу» [Уложенiе, с. 18]; «А въ которомъ приказѢ по Государеву указу будетъ Бояринъ, или Окольничiй, или Думной человѢкъ съ товарищи…» [Уложенiе, с. 20]; «А будетъ учинится ссора межъ Бояръ и Окольничихъ и Думныхъ людей, и кто изъ нихъ кого обезчеститъ непригожимъ словомъ: и на тѢхъ по суду, или по сыску, правити безчестiе по Государеву указу» [Уложенiе, с. 25].

Значительно менее употребительный вариант – составная номинация «Государевъ, Царевъ указъ» (2 раза): «И по Государеву, Цареву и Великаго Князя АлексѢя Михайловича всея Руссiи указу…» [Уложенiе, с. 2]. Данное словосочетание содержит два притяжательных прилагательных-синонима, графически выделенных заглавными буквами. По мнению В.В. Виноградова, притяжательные прилагательные индивидуализируют предмет посредством указания его владельца: «притяжательные прилагательные, подобно указательным местоимениям, несут функцию индивидуализирующего, обособляющего указания на принадлежность одному существу, единичному обладателю» [Виноградов, 2001, с. 165–166]. Таким образом, в словосочетании «Государевъ, Царевъ указъ» индивидуализирующая функция атрибутива вдвое усилена номинатором. Если же рассмотреть приведенную часть текста комплексно, то необходимо отметить контаминацию двух аналитических номинаций – с несогласованным (1) и согласованным (2) определениями, причем второе препозитивное: «И по Государеву, Цареву (1) и Великаго Князя АлексѢя Михайловича всея Руссiи (2) указу…». Пример демонстрирует стремление номинатора к максимально полной, исчерпывающей номинации правового акта.

Кроме того, отметим один случай употребления сложной номинации «Государскiе Указы», в которой использовано относительное по форме (суффикс -ск-) и притяжательное по семантике в контексте (ср. с «государев») прилагательное «государский»: «… и тѢ Государскiе Указы и Боярскiе приговоры съ старыми Судебниками справити» [Уложенiе, с. 1]. Возможно, в данном случае словоупотребление было случайным на фоне регулярного «Государевъ указъ».

Данные исторических словарей подтверждают тесную связь лексем «указ», с одной стороны, и «государь», «царь», «государев», «государский», «царев», с другой стороны: указъ – «Письменное повелѢнiе, отъ Государя или верховнаго правительства даемое. Издать указъ. ПовелѢть что указомъ. Исполнять по указу. Собранiе указовъ» [Словарь Академiи Россiйской, 1792, с. 381]; указъ – «Письменное повелѢнiе, даваемое отъ Государя, верховнаго правительства и вообще отъ высшаго присутственнаго мѢста подвѢдомственному мѢсту или лицу» [Словарь церковно-славянскаго…, 1847, с. 333]; указъ – «письменное приказанье, повелѢнье государя, и вообще именемъ его, высшаго мѢста низшему мѢсту либо лицу. Да я бы ему именнымъ указомъ запретилъ думать!» [Толковый словарь…, 1909, с. 978]. В приведенных толкованиях подчеркиваются семантические признаки лексемы «указ»: волеизъявление субъекта власти, официальность, письменная форма. Современная трактовка термина «нормативный акт» включает в себя, помимо этих семантических признаков, обязательное упоминание юридической нормы, являющейся содержанием данного акта. Нормативный акт – «официальный письменный документ, принимаемый уполномоченным органом; устанавливает, изменяет или отменяет нормы права» [Тихомирова, 1997, с. 269].

Проведенный анализ показывает, что в тексте «Уложения» 1649 года аналитические номинации правового акта доминируют над его однословной номинацией. Эта закономерность отражает несколько характерных черт профессионального языкового правосознания XVII века: 1) взаимосвязь понятий «правовой акт» и «субъект правотворчества»; 2) доминирование образа субъекта правотворчества в лингвоправовом пространстве, важность правовой нормы не как объективного факта, а как результата волеизъявления субъекта власти.

ПЕРЕЙТИ НА СТРАНИЦУ ОБСУЖДЕНИЯ ДОКЛАДА

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

Виноградов, В. В. Русский язык (Грамматическое учение о слове) / под ред. Г. А. Золотовой. – 4-е изд. – М.: Рус. яз., 2001. – 720 с.

Словарь Академiи Россiйской. Ч. III. Отъ З дом М. Въ СанктпетербургѢ, при Императорской Академiи Наукъ 1792 года.

Словарь церковно-славянскаго и русскаго языка, составленный вторым отдђленiемъ Императорской Академiи Наукъ. Томъ IV. Санктпетербургъ: Въ Типографiи Императорской Академiи Наукъ, 1847.

Тихомирова, Л. В. Юридическая энциклопедия / Л. В. Тихомирова, М. Ю. Тихомиров; под ред. М. Ю. Тихомирова. – М.: Изд-во Тихомирова М. Ю., 1997. – 526 с.

Толковый словарь живого великорусскаго языка Владимiра Даля / под ред. проф. И. А. Бодуэна де Куртенэ. 3-е изд., испр. и знач. доп. Т. IV. С – V. – СПб.; М.: Изд-е Товарищества М.О. Вольфъ. 1909.

Уложенiе. 7157 / 1649 // Полное собранiе законовъ Россiйской Имперiи, повеленiем Государя Императора Николая Павловича составленное. Собранiе Первое. Съ 1649 по 12 Декабря 1825 года. Санктпетербургъ. Печатано въ Типографiи II ОтдѢленiя Собственной Его Императорского Величества Канцелярiи. 1830. Т. I. № 1.

 



[1] Людмила Викторовна Попова, кандидат филологических наук, доцент кафедры социально-гуманитарных дисциплин Миасского филиала Челябинского государственного университета. 

Категория: Доклад с обсуждением на сайте | Добавил: PopovaChelGU (01.12.2012)
Просмотров: 596 | Рейтинг: 0.0/0