Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Среда, 28.06.2017, 00:00
Главная » Статьи » Конференция 2012 » Стендовый доклад

Попова И.В. Негодяйка

Попова И.В.

 

Негодяйка

На разрешение эксперта был поставлен вопрос[1]:

 

В каком значении употреблено слово «негодяйка» и как оно характеризует лицо, которому оно адресовано (в контексте словесной конструкции: «Сейчас эта негодяйка перед выборами в этот городской совет, а у меня, кстати, лучший результат получился, поливала ну что только могла там»)? Носит ли оно оскорбительный характер для истца?

В результате изучения материалов дела, лингвистической литературы и лексикографических источников и других материалов, связанных с содержанием дела, экспертом-лингвистом было сделано следующее заключение.

Согласно определению, данному в методических рекомендациях  ГЛЭДИС (Гильдия лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам), оскорбление – это «правовая квалификация деяния, которое выражается в отрицательной оценке личности, унижающей честь и достоинство этой личности, высказанное в неприличной, циничной форме. При оскорблении унижение чести и достоинства выражается в отрицательной оценке личности, такая оценка умаляет его достоинство в глазах окружающих и наносит ущерб уважению самого себя. Оскорбление как уголовно наказуемое деяние должно быть выражено в неприличной, то есть циничной форме, глубоко противоречащей правилам поведения, принятым в обществе. Оскорбление имеет целью подчеркнуть неполноценность, ущербность лица-адресата и/или его несоответствие функциям, положению и др.»[2].

Понятие унижения чести и достоинства носит нелингвистический характер и может быть использовано лингвистами лишь с позиции выявления коммуникативного намерения лица в отношении другого лица и (или) лиц.

При квалификации фразы как оскорбительной обычно выявляется её неприличность, а также наличие адресации лицу (лицам), посчитавшему (-им) себя оскорблённым (-и).

По поводу приличности / неприличности М. А. Осадчий отмечает, что «к определению приличности или неприличности языковой формы можно применять два подхода, предполагающих соответствующее понимание категории приличия. В аспекте ортологического подхода приличие в общении – это соответствие языковой единицы общим нормам современного русского литературного языка. В аспекте релятивного подхода приличие понимается как уместность и допустимость языковой единицы в конкретной языковой ситуации»[3]. Следовательно, неприличность, с одной стороны, это несоответствие языковой единицы общим нормам современного русского литературного языка, то есть её принадлежность к нецензурной лексике, жаргону, просторечию и др., а с другой стороны – это неуместность и недопустимость использования языковой единицы в конкретной коммуникативной ситуации.

В практике лингвистической экспертизы к инвективным относятся слова следующих категорий (типов оскорбительной лексики):

1. Слова и выражения, обозначающие антиобщественную, социально осуждаемую деятельность, приобретающие инвективную экспрессию при употреблении в переносном значении: взяточник, жулик, мошенник, проститутка.

2. Слова с ярко выраженной негативной оценкой, фактически составляющей их основной смысл, также обозначающие социально осуждаемую деятельность или позицию (психологическую установку, отношение к кому-либо) характеризуемого: расист, двурушник, предатель.

3. Названия ряда профессий, употребляемые в переносном значении: мясник, палач.

4. Зоосемантические метафоры, отсылающие к названиям животных и подчёркивающие какие-либо отрицательные свойства человека: нечистоплотность или неблагодарность (свинья),  глупость (осёл), неповоротливость, неуклюжесть (корова) и т.п.

5. Глаголы с осуждающим значением или прямой негативной оценкой: воровать, хапнуть.

6. Слова, содержащие экспрессивную негативную оценку поведения человека, свойств его личности и т.п., без отношения к указанию на конкретную деятельность или позицию: негодяй, мерзавец, хам.

7. Эвфемизмы для слов первого разряда, сохраняющие тем не менее их негативно-оценочный характер: женщина легкого поведения, интердевочка.

8. Специальные негативно-оценочные каламбурные образования: коммуняки, дерьмократ[4].

 

Реализация релятивного подхода в определении неприличности высказываний требует характеристики коммуникативной ситуации.  

В целом коммуникативная ситуация носит характер публичного выступления, о чем свидетельствует следующее: исходя из материалов определения, очевидно, что данное высказывание было сделано публично (из обстоятельств дела: на встрече с избирателями – работниками детской поликлиники при проведении предвыборной агитации в пользу определённой партии), то есть  использование данной языковой единицы в конкретной коммуникативной ситуации (публичном выступлении) в этом случае следует квалифицировать как неуместное и недопустимое.

Определяющим показателем неприличности является также наличие адресации высказывания. Как следует из контекста, адресация выражена в форме номинации объекта речи по фамилии (Г-я), что отражено в документах, представленных в материалах дела.

В высказывании «<…> Сейчас эта негодяйка перед выборами в этот городской совет, а у меня, кстати, лучший результат получился<…>» анализу подлежит лексема «негодяйка».

В лексикографических источниках: слово негодяйка – «Женское к негодяй» (МАС: Т.2, 432); негодяй – «Подлый, низкий человек» (МАС: Т.2, 432).

Негодяй – «Подлый, низкий человек. Негодяйка» (СТС: 399).

Негодяй, негодяйка – «(презр.) Подлый, низкий человек» (СО: 280).

Негодяйка – «Женское к негодяй ◊ Бранно» (БАС: Т.11, 577) от Негодяй – «Безнравственный, подлый, низкий человек ◊ Бранно» (БАС: Т.11, 577).

В аспекте ортологического подхода, то есть соответствия данной языковой единицы общим нормам современного русского литературного языка, следует указать на следующие характеристики:

- наличие сем (элементов значения), репрезентирующих негативную оценку лица: "подлый”: подлый – «1. Низкий, бесчестный. Подлый поступок. || Свойственный низкому, бесчестному человеку. Подлая натура. || Выражающий низость, бесчестность; исполненный подлости. Подлая улыбочка» (СТС: 548); "низкий”: низкий – «5. Бесчестный, подлый; безнравственный. Низкий замысел» (СТС: 413); "безнравственный”: безнравственный – «Нарушающий нормы нравственности, морали; аморальный (о человеке). || Противоречащий таким нормам. Безнравственное поведение» (СТС: 37);

- наличие стилистических помет: бранно, презрительное. Помета бранно, бранное см. брань – «Оскорбительные, грубые слова; ругань» (СТС: 54). Помета «презрительное» указывает на презрительный характер фразы: «…презрительная фраза не только выражает отрицательную оценку, но и принижает адресата речи, осмеивает его. Именно презрительность, уничижительность и может быть сочтена судом "оскорбительной эмоциональной окраской”» (Осадчий: 44);

- принадлежность к 6-му типу инвективной (бранной, оскорбительной) лексики, то есть к словам, содержащим «экспрессивную негативную оценку поведения человека, свойств его личности и т.п., без отношения к указанию на конкретную деятельность или позицию: негодяй, мерзавец, хам». Отметим, что слово негодяй приводится в качестве примера в указанном нами источнике

 С позиции релятивного подхода, понимаемого как уместность и допустимость языковой единицы в конкретной языковой ситуации, слово «негодяйка» является неуместным и недопустимым в конкретной коммуникативной ситуации по следующим характеристикам:

характер коммуникативной ситуации, которая представляет собой  публичное выступление (см. выше);

-  наличие прямой адресации, выраженной указательным местоимением эта в форме женского рода единственного числа, что позволяет семантически и грамматически соотнести с объектом речи (Г-й):  эта негодяйка, в контексте высказывания указывающего на лицо женского пола, то есть на Г-я.

Таким образом, и с позиции ортологического, и с позиции релятивного подхода высказывание, содержащее лексему негодяйка, носит оскорбительный характер в отношении лица / лиц.

 

Лексикографические источники и их общепринятые сокращения

БАС – Большой академический словарь русского языка. – М., СПб, «Наука», 2008.

МАС – Словарь русского языка, в 4-х т./ Институт русского языка АН СССР; Под ред. А.П.Евгеньевой. – М.: Русский язык, 1981 – 1984.

СО – Ожегов С.И.. Словарь русского языка, под общей редакцией профессора Л.И.Скворцова. – М.: ООО Издательство «Оникс»: ООО Издательство «Мир и Образование», 2007.

СТС – Современный толковый словарь русского языка / Главный редактор С.А. Кузнецов. – СПб., М.: Рипол-Норинт, 2007.



[1] Здесь приводится ответ эксперта на один из пяти поставленных в определении суда вопросов.

 

[2] Бельчиков Ю.А., Горбаневский М.В., Жарков И.В. Методические рекомендации по вопросам лингвистической экспертизы спорных текстов СМИ: Сборник материалов – М.: ИПК «Информкнига», 2010, с. 116.

[3] Осадчий М.А. Правовой самоконтроль оратора / Михаил Осадчий. – М.: Альпина Бизнес Букс, 2007, с. 42.

 

[4] Бельчиков Ю.А., Горбаневский М.В., Жарков И.В. Методические рекомендации по вопросам лингвистической экспертизы спорных текстов СМИ: Сборник материалов – М.: ИПК «Информкнига», 2010, с. 116.

 

Категория: Стендовый доклад | Добавил: brinevk (03.12.2012)
Просмотров: 814 | Рейтинг: 3.7/3