Приветствую Вас Гость | RSS

Юрислингвистика: судебная лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика

Пятница, 23.06.2017, 13:25
Главная » Статьи » Конференция 2012 » Стендовый доклад

Тихомиров С.А. ГИПЕРБОЛА В ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОММУНИКАЦИИ

ГИПЕРБОЛА В ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОММУНИКАЦИИ

 

С.А. Тихомиров

Московский педагогический государственный университет

 

Аннотация. В статье описаны некоторые аспекты политической коммуникации,  феномена преувеличения в языке, зоны синкретизма гиперболы; выделяются три основных способа политической коммуникации. Описаны характеристики гиперболы и феномена преувеличения в политической коммуникации как институциональном типе общения, которому свойственны следующие признаки: 1) с точки зрения характеристики «участники общения» - моно- и диалогичность, опосредованность, ретиальность, некоторая отсроченность обратной связи; 2) с точки зрения характеристики «условия общения» - как поли-, так и мононаправленность, регламентированность, адресность; 3) с точки зрения характеристики «ментальные ценности» - ключевые концепты «вера», «истина», «правда», «закон», «справедливость», «Родина», «враг», «информация», «новость», «ум», «глупость»; 4) с точки зрения характеристики «жанровая система» - информационные, аналитические и публицистические жанры; 5) с точки зрения характеристики «коммуникативные практики (стратегии и тактические мероприятия оперативного и мгновенного плана)» - частотные стратегии - информативная, манипулятивная и презентативная.

Summary. The paper describes some aspects of political communication, the phenomenon of exaggeration in the language area of ​​syncretism hyperbola are three main ways of political communication. We describe the characteristics of the hyperbole and exaggeration of the phenomenon of political communication as a type of institutional communication, which is characterized by the following features: 1) in terms of performance, "the participants of communication" - mono-and dialogical, mediation, retialnost, a delayed feedback, 2) in terms of characteristics "conditions of communication" - as a poly-or unidirectional, regulation, targeting, and 3) in terms of characteristics of the "experimental value" - the key concepts of "faith," "truth," "truth," "Law," "justice," "Homeland", "enemy", "information", "news", "mind", "stupid", 4) in terms of characteristics of the "genre system" - informational, analytical and journalistic genres, and 5) in terms of characteristics of "communicative practice (strategy and tactical operational activities and Instant Plan) "- frequency strategy - informative, manipulative, and the presenting.

 

Политическая коммуникация представляет собой совокупность процессов трансляции (получения и передачи) политической информации, включающую адресата и адресанта этой информации,  структурирующих политическую деятельность и наделяющих её новыми смыслами и значениями. Обратная связь, или двусторонний информационный характер политической коммуникации имеет исключительно важную роль в процессах управления. Выделяются три основных способа политической коммуникации: посредством формально не закреплённых протоколом информационных сообщений и контактов, посредством общественно-политических структур и институтов и посредством средств массовых коммуникаций (сюда мы включаем СМИ).

Вместе с тем, к способам политической коммуникации можно также отнести и особые коммуникативные ситуации, процессы или действия. Однако, явления политической коммуникации развиваются не только по вертикальному принципу: «правящие элиты - управляемые массы / группы». Чем демократичнее общество, тем большее значение в политической коммуникации имеет горизонтальный уровень обмена сообщениями из сферы политической информации, сопряжение господствующего коммуникационного потока, транслируемого адресантом - государственными институтами, окологосударственными структурами, с информационными потребностями и мотивациями адресата - гражданского общества (т.н. «масс»), формирующимися на всё более и более широкой аксиологической палитре и широкой идеологической основе.

Важно, что  влияние новых электронных средств связи, позволяющей своим пользователям отправлять и принимать информацию во всё возрастающем объёме, используя персональный компьютер, позволяет адресатам самим становиться адресантами политической коммуникации [1].

Это принципиально новая основа для политической коммуникации. На место ограниченного количества акторов (авторов сообщений политической коммуникации) приходят много большие количества акторов. Процесс политической коммуникации становится сверхсложным. Начинает функционировать по законам сверхсложной системы.

Отметим, что в результате научно-технической революции себестоимость производства и передачи единицы общественно-политической информации для адресанта существенно снизилась, однако при этом способность производить сообщения политической коммуникации адресантом намного превысила способности по ее переработке и освоению со стороны адресата политической коммуникации. Ситуация «информационного перепроизводства», нарушения баланса между запросом со стороны адресата политической коммуникации и «предложением» со стороны её адресанта сопоставима с эффектом убывающей отдачи. В этих условиях все большее внимание уделяется экспертным системам оценки сообщений политической коммуникации.

В этом смысле, говоря о феномене преувеличения в политической коммуникации, следует отметить, что гипербола как стилистическое явление языка (в самом широком смысле этого слова) - очень распространённо и присуще текстам самых разных жанров, разножанровым и разновидовым коммуникативным практикам. В силу своей необычности гипербола всегда привлекает к себе внимание адресата (получателя сообщения). Это обстоятельство широко используется в общественно-политической коммуникации, в бытовом и разговорном типах коммуникации, в рекламе, в театральном и цирковом искусствах, в живописи и фольклоре.

Хороший адресант-коммуникатор часто использует этот стилистический приём в своих сообщениях для поддержания «живой мотивации» аудитории, удержания ее интереса и воздействия на слушателей (иногда – путём манипуляций). К примеру, комизм большинства политических анекдотов заключается в описании парадоксальной ситуации. На синкретичном стилистическом приёме парадокс+гипербола иногда выстраиваются целые коммуникативные стратегии (рекламные, политические (в том числе - предвыборные), манипулятивные). «Поэзия нелепостей» Льюиса Кэрролла и Корнея Чуковского также построена на этом стилистическом приёме, нередко – с использованием гиперболы и образованием зоны синкретизма разными стилистическими приёмами.

Резкая ясность гиперболы делает её также весьма пригодной для стиля произведений, которые стремятся к непосредственной убедительности, как, например, в произведениях декларативно-политических, с социальной тенденцией, агитационных или имеющих моралистическую заданность и т. п. Примерами могут служить тексты: Пролетариям нечего в ней терять кроме своих цепей. Приобретут же они весь мир (Манифест коммунистической партии) – гипербола+антитеза; Кто был никем, тот станет всем! (Интернационал) – гипербола+антитеза.

Гипербола может состоять как в количественном преувеличении (напр., «тысячу раз», «целая вечность», «бесценный», у Н. Гоголя про Днепр: «нет реки, равной ему в мире»), так и в образном выражении меры, степени, градуса признака объекта. В последнем случае, внешне сближаясь с метафорой, гипербола существенно от нее отличается тем, что направлена она не к обогащению содержания мысли образным ее выражением, но к тому, чтобы усилить, подчеркнуть те или иные свойства или черты признака объекта. Так, многие эмоционально-окрашенные (восторженные, ласкательные или бранные) выражения являются не метафорами, но гиперболами (напр., «ангел мой», «божественный», или «сущий черт», «осел», «чудовище» и т. п.). Во многих случаях, впрочем, определение того или иного выражения зависит от авторской точки зрения на конкретный стилистический прием; другими словами, гипербола определяется тогда не как свойство самого образа, а как  применение его в авторской речи.

Выше нами было отмечено, что в процессе коммуникации гипербола часто сочетается с другими стилистическими приемами, образуя гиперболические метафоры, сравнения, олицетворения и т. п. – т.е. зону стилистического синкретизма. Напр., у Пушкина: Да! если бы все слезы, кровь и пот, / Пролитые за все, что здесь хранится,  / Из недр земных все выступили вдруг, / То был бы вновь потоп - я захлебнулся б / В моих подвалах верных («Скупой Рыцарь»); Н. Гоголь: Слышишь ли, как у ног твоих собрался весь мир и, потрясая копьями, слился в одно восклицание! («Жизнь»); Рубины уст ее, казалось, прикипали кровию к самому сердцу («Вий»); целые описания и характеристики строятся у Н. Гоголя на феномене преувеличения, напр., Днепра, Украинской ночи, албанки Аннунциаты, Собакевича и др. Нередко на основе гиперболы строится  политический фразеологизм (или т.н. «крылатое выражение»). В таком виде гипербола, реализуя феномен преувеличения, может входить в процессы политической коммуникации: Какая глыба, а? Какой матёрый человечище!  (В. И. Ленин. Лев Толстой как зеркало русской революции). Интересно, что затем словосочетание матёрый человечище! стало «крылатым». Или: Учение Маркса всесильно, потому что оно верно (В. И. Ленин. Три источника и три составных части марксизма).

Следовательно, та или иная доля художественного преувеличения выступает и в сообщениях политической коммуникации, и в собственно художественном тексте, и в разговорно-бытовом сообщении как свойство и маркер прямой реалистической типизации, как ее синоним.
Это результат, с одной стороны, стремления к устранению в транслируемом излишне случайного, привходящего, сопутствующего, а с другой стороны, отбора и подчеркивания в нем существенных, ведущих признаков и особенностей. Сгущение и преувеличение как неотъемлемое свойство сообщений политической коммуникации стремится как к индивидуализации, так и к обобщению целей/задач информации.

Отметим случай использования у С. Моэма в «Пироги и пиво, или Скелет в шкафу» интересного примера гиперболы: Сорокалетний политик становится к семидесяти государственным деятелем. Именно в этом возрасте, когда он слишком стар, чтобы быть клерком, или садовником, или полицейским судьей, он созревает для руководства государством. Это не так уж удивительно, если вспомнить, что с самой глубокой древности старики внушают молодым, что они умнее, - а к тому времени, как молодые начинают понимать, какая это чушь, они сами превращаются в стариков, и им выгодно поддерживать это заблуждение. Кроме того, каждый, кто вращался в политических кругах, не мог не заметить, что если судить по результатам, то для управления страной не требуется особых умственных способностей; или – у Бориса Кригера в «Кухонной философии»: В большинстве современных демократий у избирателей нет прямого механизма свергнуть непопулярное правительство, а их представители в парламенте гораздо больше руководствуются сиюминутными оппозиционными или коалиционными интересами, чем мнением своих избирателей. Все давно заучили наизусть тот факт, что в политике существует отдельная от общепринятой псевдомораль, которая позволяет менять политические позиции, вводить в заблуждение и не заботиться о своей репутации, поскольку к каждым следующим выборам население приходит с чистенькими, отшлифованными мозгами и выбирает тех, у кого есть больше денег на предвыборную кампанию. Гипербола в сообщениях политической коммуникации  часто базируется на таком эмоционально-стилевом формате, который можно охарактеризовать по признакам интенциональности (установка на четкое противопоставление своих и чужих), интерпретативности (возможность единственной верной интерпретации), оценочности (положительная оценка «своих» и отрицательная оценка «чужих» для адресанта сообщения политической коммуникации), эмоциональности (высокая степень эмоцио­нальности).

Анализ системообразующих признаков феномена преувеличения в сообщениях политической коммуникации позволяет рассматривать гиперболу (в том числе синкретическую) как стилевое явления формата социально-политического общения. Конститутивными признаками коммуникативной тональности сообщений с использованием гиперболы и феномена преувеличения в сообщениях политической коммуникации являются интенциональность, интерпретативность, оценочность и эмоциональность.

По признаку оценочности гипербола иногда реализует положительную оценку круга «своих» и крайне негативную осуждающую оценка круга «чужих» в сообщениях политической коммуникации разных типов. Например: Россия, сказал Мерабишвили, «еще никогда не была такой незащищенной и слабой, как сегодня», а вот Грузия, наоборот, «никогда не была так надежно защищена, как сегодня, и она никогда не имела такой серьезной поддержки со стороны международных организаций и западных СМИ». Теперь, продолжал министр, «весь мир увидел, что Россия - обыкновенная беспомощная страна», и обиднее всего должно быть российской верхушке оттого, что мир прозрел главным образом благодаря Тбилиси (Грузия балансирует на грани цивилизованности. 30.09.08, URL:http: // www.utro.ru). Автор сообщения, говоря о незащищенности и беспомощности России и отсутствии у нее поддержки как никогда, подчеркивает, что именно благодаря Грузии, которая, в свою очередь, укрепила как никогда свои позиции, это стало достоянием всего мира.

Иногда феномен преувеличения в сообщениях политической коммуникации приобретает свое выражение в нормативных актах, законах и даже в основном Законе: «Настоящая Конституция (Основной Закон) Российской Социалистической Федеративной Советской Республики исходит из основных положений Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа, принятой III Всероссийским Съездом Советов, и основных начал Конституции (Основного Закона) Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, принятой V Всероссийским Съездом Советов, и имеет своей задачей гарантировать диктатуру пролетариата, в целях подавления буржуазии, уничтожения эксплуатации человека человеком и осуществления коммунизма, при котором не будет ни деления на классы, ни государственной власти» (разд. 1, п. 1 Конституции РСФСР 1925 г.).

С другой стороны, декларируемые законодательством нормы, в том или ином политическом контексте могут носить характер преувеличений (в субъективной трактовке), сильно расходясь с реальным положением дел, но, не являясь, при этом гиперболой в строгом понимании этого термина - применительно к сообщениям политической коммуникации: «Российская Федерация - Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления» (Конституция России гл. 1, ст. 1); «утверждая незыблемость ее демократической основы»; «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства» (гл. 1, ст. 2).

Наиболее распространенным средством создания синкретичного стилистического приёма с гиперболой в его структуре является обогащение приема такими психо-языковыми средствами как аналогия, индукция и использование фактов (среди логических) и ссылки на авторитет, апелляция к ценностям, оценочные аргументы и другие стилистические приемы: повторы (рефрены), пропуски, перечисления, антитеза, восклицание, вопрос, инверсия.

Суммируя различные характеристики гиперболы и феномена преувеличения в сообщениях политической коммуникации, мы приходим к выводу о том, что этот тип коммуникации представляет собой институциональный тип общения, которому свойственны следующие признаки: 1) с точки зрения характеристики «участники общения» - моно- и диалогичность, опосредованность, ретиальность, некоторая отсроченность обратной связи; 2) с точки зрения характеристики «условия общения» - как поли-, так и мононаправленность, регламентированность, адресность; 3) с точки зрения характеристики «ментальные ценности» - ключевые концепты «вера», «истина», «правда», «закон», «справедливость», «Родина», «враг», «информация», «новость», «ум», «глупость»; 4) с точки зрения характеристики «жанровая система» - информационные, аналитические и публицистические жанры; 5) с точки зрения характеристики «коммуникативные практики (стратегии и тактические мероприятия оперативного и мгновенного плана)» - частотные стратегии - информативная, манипулятивная и презентативная.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1. Тихомиров С.А. Гипербола и феномен преувеличения: Лингвистика и политическая коммуникация (градуальный аспект) – Германия, Гамбург, LAP Lambert Academic Publishing, 2012. – С. 302-311. - ISBN: 978-3-8473-2461-4.

Категория: Стендовый доклад | Добавил: brinevk (15.11.2012)
Просмотров: 1062 | Рейтинг: 0.0/0